Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Служилые и промышленные люди Якутского острога; подготовка к плаваниям в 50-80 гг. ХVII в.

№ 185
1685(193) г. мая 22 — не ранее мая 22. — Выпись Якутской приказной избы и сказка служилого человека Василия Кичкина об организации починки судов и дощаников в Якутске.

|л. 1| А в государевых, царевых и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича... (т.) указе и в наказе, каков дан в Сибирском приказе генералу и воеводе Матвею Осиповичю Кровкову в прошлом во 191-м году написано:

Стольнику и воеводе Илье Змееву велено всякие государевы хлебные запасы ленские пахоты и присыльные и соль Усть-кутцкую варю присылать с Ленского волоку в Якутцкой острог на служилых людей и ружников, и обротчиков по отпискам и по росписям. А под те, государевы, хлебные запасы и под соль суды указано делать на Лене и в Верхоленском острожке, где пристойно. А в Якутцком остроге старым дощаникам, которые присылаютца из-Ылимского в Якутцкой и в уезде починки не бывало. И в Якутцком, и в уезде дощаником велеть держать береженье большее и велеть починивать старые дощаники, чтоб годились в ход в другую и в третью воду, и чтоб в-Ылимском и в уезде новых дощаников не делать, для того чтоб великих государей казне от того убытков и истери не было. /л. 2/
Collapse )

Служилые и промышленные люди Якутского острога; подготовка к плаваниям в 50-80 гг. ХVII в.

№ 184
Ранее 1668/69 (177) г. — Отписка якутского воеводы кн. И. П. Борятинского илимскому воеводе С. О. Аничкову о присылке в Якутск судов, пригодных для «морского хода».

|л. 29| Господину Силе Осиповичю Иван Борятинской челом бьет.
В прошлых, господине, годех, которые воеводы были в-Ылимском остроге и, забыв страх божий и ево, великого государя, кресное целованье, для своих прихотей плутали и не дозирали своею оплошкою ничево.
И которые кочи для морского ходу в посылки присыланы с-Ылимского в Якутцкой, и их нераденьем те все кочи деланы худы, не так как делают в-Ылимском же кочи торговым людем. И те кочи все в Якутцком стоят и в посылке за худобою на море не посланы, потому что в ход не годятца, а имал и в Якутцком воеводы кочи у торговых людей дорогою ценою, а в-Ылимском дают за кочи цену большую ж, и тем великого государя казне была убыль большая, а великому государю о том не ведомо. И тебе б, господине, о том порадеть, /л. 30/ велеть в-Ылимском остроге плотником зделать кочи добрые против торговых людей, как делают кочи на [474] Илиме торговым людем, которые б в ход за море годились, чтоб великого государя казне в том убыли не было. И по указу великого государя велеть бы тебе, господине, зделать ко 177-му году 3 коча добрых, так же как торговым людем делают илимские плотники. И зделав те кочи прислать с якутцкими с служилыми людьми, которые будут к тебе в присылке по хлебные запасы.
На л. 30 под текстом: Послана отписка с служилым человеком с пятидесятником с Митькою Хохряковым.
ф. Якутская приказная изба, ст. № 2331, лл. 29-30.

Служилые и промышленные люди Якутского острога; подготовка к плаваниям в 50-80 гг. ХVII в.

№ 173

1657 (165) г. не ранее марта 1 — не позднее августа 31.— Отписка илимского воеводы П. А. Бунакова в Сибирский приказ о состоянии судового строительства в Илимском остроге.

|л. 361| Государю, царю и великому князю Алексею Михайловичю... (т.) и государю благоверному царевичю и великому князю Алексею Алексеевичю... (т.) холоп ваш Петрушка Бунаков челом бьет.

В прошлом, государи, во 164-м году по вашему, государеву, указу послан я, холоп ваш, на вашу, государеву, службу в Сибирь, на Ленской волок в-Ылимской острог на Богданово место Оладьина. И в нынешнем, государи, во 165-м году октября в 1 день приехал я, холоп ваш, на вашу, государеву, службу на Ленской волок в-Ылимской острог. И приехав по вашему, государеву, указу принял я, холоп ваш, у прежнего воеводы Богдана Оладьина по росписному списку ваши, государевы, суды: за Ленским волоком в разных местех спущены с плодбищ по рекам на воде на усть реки Муки 6 дощаников, да 2 дощаника на плодбище не в доделке, на усть реки Купы на воде же 14 дощаников, да 1 дощаник на сухом берегу, на усть реки Куты на воде же 50 дощаников, да 1 же дощаник на сухом же берегу, да на низ по реке Лене на усть реки Киренги на воде же 14 дощаников — всего, государи, в разных местех по росписем судовых приемщиков илимских служилых людей 88 дощаников. А те, государи, дощаники до моево, холопа вашего, приезду без вашего, государева, указу /л. 362/ спущены с плодбищ на воду в прошлом во 164-м году с весны. И над теми, государи, судами мне, холопу вашему, промышлять, с воды на берег вызнять и поставить на подкладинах с своево приезду было не успеть, потому что я, холоп ваш, пришел на вашу, государеву, службу в-Ылимской острог на осени поздно о заморозе, а те ваши, государевы, суды от-Ылимского острогу удалели верст за 50 и за 100, а иные и за 400 и больши. И в-Ылимском остроге в съезжей избе про те ваши государевы суды сказали мне, холопу вашему, и скаску на письме за своими руками подали илимские служилые люди пятидесятник Ивашко Дунаев с товарыщи:
Collapse )

Плавания в Северном Ледовитом и Тихом океанах после похода 1648 г. С. Дежнева

1668 (176) г. не ранее марта 1 — не позднее июня 8. — Отписка служилого человека Семена Сорокоумова в Якутскую приказную избу о затертом льдами в устье Индигирки коче и ввиду этого задержке соболиной казны, доставляемой с р. Колымы в Якутский острог.

|л. 120| Великого государя, царя и великого князя Алексея Михайловича... (т.) и государя благовернаго царевича и великого князя Алексея Алексеевича... (т.), и государя благовернаго царевича и великого князя [341] Феодора Алексеевича... (т.) стольнику и воеводе Ивану Федоровичю Большему Голянищеву-Кутузову служилой человек Семейка Дементьев Сорокоумов челом бьет.

В прошлом во 175-м году июля в 16 день по указу великих государей послан я, Семейка, с Ковымы реки великих государей за ясачною и десятинною, и пятинною соболиною казною, и с книгами, и с отписками морем в Якутцкой острог. А посланы со мною служилых людей 5 человек, а торговых и промышленых людей шло 30 человек, а коч дан великих государей, а судовые снасти, шеймы и якори были торговых и промышленых людей, а парусу было великих государей только четверть паруса, а достальной был парус торговых людей, а казны великих государей двоегодной ясачного збору 40 сороков 4 сорока 15 соболей, а десятинной казны 25 сороков 1 соболь, да пупков собольих 50 сороков 2 сороки, да петинной соболиной казны 23 сорока 29 соболей, да денежной казны 287 рублев 3 алтына 2 деньги денег, а за петинной казною идут выборные целовальники Еремка Иванов Нижегородец. И судом праведнаго бога в прошлом во 175-м году было море ледяное, протти не мочно, и не дошед устья Индигирки реки, в голомени в большие льды затерло, и стояли на одном месте в заторе больши 6-ти недель и до заморозу. И в нынешнем во 176-м году сентября в 11 день поделали /л. 121/ нарты, и по розвыто 2 по людей и по мочи смотря, великих государей собольную казну роздавал волотчи з голоменя с моря на землю, а коч великих государей со всею снастью и с парусом остался во льду, и свои борошнишка и платишко оставили на коче. И как приволоклися на берег край моря, и достальные свои животишка покинули, для ради хлебной скудости, чтоб нам голодною смертию не помереть и ходом поспешить, дойти б великих государей с казною до лесов. А шли из-за моря до усть Индигирки реки и по Индигирке вверх до край лесов до Мошенникова зимовья 2-е недели и 2 дни и, пришед, анбар поставили, и великих государей собольную казну в анбар положили, и за печатью и за замком по вся дены и караулом держали, и по се число марта по 1 день цело и сохранно.
Collapse )

Плавания в Северном Ледовитом и Тихом океанах после похода 1648 г. С. Дежнева

1665 (173) г. не позднее июля 21 . — Челобитная сына боярского Катаева Второго о пожаловании за службу на р. Колыме в 50-х гг.

|л. 324| Царю, государю и великому князю Алексею Михайловичю... (т.) бьет челом холоп твой Якуцкого острогу сынчишко боярской Фторко Катаев.
В прошлом, великий государь, во 168-м году послал меня, холопа твоего, из Якуцкого острогу на твою, великого государя, службу на Ковыму реку за море твой, великого государя, стольник и воевода Иван Федорович Большей Голянищев-Кутузов на перемену сыну боярскому Ивану Ярастову для твоего, великого государя, ясачного збору и для прииску новых неясачных людей.
И будучи я, холоп твой, на той твоей, великого государя, службе на Ковыме реке, збирал твой, великого государя, ясак на 170-й и на 171-й год. И собрал твой, великого государя, ясак перед прежными годами [340] с прибылью. Да я же, холоп твой, проведал новых неясачных ламуцких людей и посылал на тех неясачных ламуцких людей в поход служилых и промышленых людей Ивашка Ермолина с товарыщи, и тех ламуцких людей нашли вверх Ковыми реки. И божиею милостию и твоим, великого государя, счастием оне, служилые люди Ивашко Ермолин с товарыщи, нашед тех ламуцких людей, и аманатов у них взяли за боем дву человек имяны Ниркания да Ниричю. И теперь, великий государь, под тех аманатов тебе, великому государю, взято ясаку вновь на 171-й год И соболей, на 172-й год 22 соболя, а на нынешней на 173-й год 36 соболей. А вперед тебе, великому государю, те аманаты сулят платить с себя ясак с прибылью немалой и хотят призвать под твою, царскую, высокую руку в вечное тебе, великому государю, холопство и в ясачной платеж иных родников /л. 325/ ламуцких же людей, потому что те ламуцкие люди тепере удалели.
А впредь де те ламуцкие люди, их родники, и иных родов хотели все быть и тебе, великому государю, ясак платить по вся годы с прибылью.
А ходил я, холоп твой, на ту твою, великого государя, службу 5 лет, нужу и бедность, холод и голод терпел.
Милосердый государь, царь и великий князь Алексей Михайлович... (т.), пожалуй меня, холопа своего, за тое мою тебе, великому государю, службу и за терпенье мое голодное и холодное чем тебе, великому государю, бог святый благоволит.
Царь, государь, смилуйся, пожалуй.
ф. Сибирский приказ, ст. № 361, ч. II, лл. 324-325.

Комментарии
1. Датируется на основании отметки о подаче челобитной в Якутскую приказную избу, указанной в отписке воеводы И. Ф. Голенищева-Кутузова Большого в Сибирский приказ. Там же, л. 323.

Служилые и промышленные люди Якутского острога в 40-х гг. ХVII в. Поход Семена Дежнева,Федота Попова

1647 (155) г. не ранее июля 1 — не позднее августа 31. — Отписка якутских воевод В. Н. Пушкина и К. О. Супонева в Сибирский приказ о требовании ленскими служилыми людьми выворотного хлебного, денежного и соляного жалованья за прошлые годы, бегстве пятидесятника Ивана Реткина и десятника Василия Ермолина (Бугра) с товарищами к морю, о просьбе служилых людей отпустить их в «новую землю» на pp. Колыму и Анадырь.

|л. 22| Государю, царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии холопи твои Васька Пушкин, Кирилко Супонев, Петрушка Стеншин челом бьют.

В нынешнем, государь, во 155-м году июня с 13-го числа на великой реке Лене в Якуцком остроге сказали мы, холопи твои, твоим, государевым, ленским служилым людем на твою, государеву, цареву и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии службу для твоих, государевых, ясачных зборов ко 156-му году: на Олекму реку в 2 зимовья, в одно вновь, а в другое старое по Алдану, да по Мае рекам в 3 зимовья, на Вилюй реку в 3 ж зимовья, да у Столбов, да в Жиганы в 2 зимовья, да в дальние, государь, острожки и зимовья для ясачных же зборов на 2 и на 3 годы, на Оленек реку, да на Янгу реку в 3 зимовья, на Индигирку реку, а Собачья тож в зимовье. Да вново на Ковыму реку, да на Погычю реку для ж твоево, государева, ясачного и десятинного збору и для приводу под твою, государеву, царскую высокую руку новых землиц неясачных людей.
Collapse )

Наставление, или память, данная Хабарову из Якутска, при отправке его на Амур, в Марте 1649 г.

1649 г. не ранее мрта 6. — Наставление, или память, данная Хабарову из Якутска, при отправке его на Амур, в Марте 1649 г.

7157 году, Марта 6 дня, бил челом Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу Всея Руссии старой опытовщик Ерофейко Павлов Хабаров, а в челобитье своем сказал: в прошлых де годех по государеву указу посыланы были на Государеву службу на Лавкая, да на батогу, при, стольнике и воеводе, при Петри Петровиче Головине, Письменный Голова Еналей Бахтеяров, да с ним служилых людей семьдесять человек, и они де до тех Князцов недошли, а ходили де по Витиму, а не но Алекме, прямыя дороги не знали; а давано де было из Государевы Казны Государево денежное и хлебное жалованье, и порох, и свинец, и пищали; и Государь бы его Ерофейка пожаловал: велел с ним охочим служилым и промышленным людям иттить, которые похотят, без Государева жалованья, а он де им, на 150 человек, на ссуду станет давать хлеб и всякие запасы, и суды, и судовыя снасти, или сколько может прибрать; а будет де Государевым счастием, под Государеву Царскую высокую руку приведут Лавкая и Ботогу, или иных каких захребетных неясачных людей, и Государю де в ясашном сборе будет прибыль большая. И по Государеву Цареву и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Руссии Указу, Воевода Дмитрий Андреевичь Францбеков, да дьяк Осип Степанов, велели ему Ерофейку итти, и с ним охочим служилым и промышленным людям 150 чел., или сколько может прибрать, которые похотят, без Государева жалованья, итти по Алекме и по Тугирю рекам и подъволок Шильской и на Шилку, на Государевых непослушников, которые Государю непослушны и непокорны, и ясаку с [94] себя и с улусных людей не платят, на Лавкая и на Батогу и на улусных их людей, и на иных захребетных неясачных же людей, для Государева Царева и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Руссии для ясачнаго сбору, и для прииму новых землиц; и дорогою итти бережно, сторожливо, и на станех ставиться с караулом, чтоб пришед иноземцы над ними какова дурна не учинили; и дошед Алекмою рекою и по Тугирю реке до волоку, или до Шилки, домышляючи Государю, где пригоже острог поставить, и укрепить велеть тот острожек всякими крепостьми накрепко, чтоб в том острожке будучи для Государева ясачнаго сбору, от приходу немирных неясачных людей безстрашно и без боязни; и ходить ему Ерофейку, с охочими служилыми и с промышленными людьми, которые с них будут, из того острожку в походы на Лавкая и на Батогу, и на иных неясачных захребетных людей, которые к Государскому Величеству непослушны и непокорны, и говорити им, чтоб оне были под Государевою Царевою и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Руссии высокою рукою, в вечном ясачном холопстве, на веки неотступны, и ясак бы они Лавкай и Батога, с себя и своих улусных людей давали, а с тех непослушников неясашных людей Лавкая и Батоги и его улусных людей, и иных неясачных захребетных людей имать соболей, выбирая из Тунгусских ясачных иноземцов знающих людей добрых, сколько человек пригоже, чтоб кто знал, и выпровожати и указывати Руским ратным людям не на ясачныя места, где кто живет по кочевьям.
Collapse )

Распросныя речи в Енисейской приказной избе промышленных людей, из коих двое были в плену у Китайцев

1684 марта — 20 апреля. — Распросныя речи в Енисейской приказной избе промышленных людей, из коих двое были в плену у Китайцев.

I. 192 году, марта в 20 день, явились в Енисейску в приказной избе полоняники промышленые люди Мишка Иванов сын Яшиных, Ивашко Захаров, Енисеец; и те полоняники Мишка и Ивашко в Енисейску в приказной избе перед боярином и воеводою князем Костянтином Осиповичем Щербатовым с товарыщы роспрашиваны, а в роспросе сказали: в прошлом де во 191 году, по указу великих государей, послал из Албазинского острогу, для государева ясачного сбору, вниз по Амуру реке на Быструю реку, Албазинского острогу прикащик Ивашко Войлочников Албазинских служилых людей Гришку Степанова сына Мылникова с товарыщы, 20 человек, да с теми служилыми людми отпустил он их промышленых волных людей 47 человек, для промыслов и для малолюдства, и всего де в ту посылку в отпуску было 67 человек на четырех дощаниках да на двоих каюках. И плыли они от Албазинского Амуром рекою одиннатцать дней, и наплыли де они на Китайских людей из-за мыса, не ведая тех Китайских людей. И увидя де они тех Китайских людей, Гришка Мылник с товарыщы стали к берегу на Амуре реке на Албазинской стороне; и те де Китайские люди обошли бусами кругом того места, где они пристали к берегу и стали на якорях и никуда де их водою не пропустили. И на другой де день приехали к ним на суды их Китайских людей два человека сотников и с судов у них приказного человека Гришку Мылника те Китайские сотники звали к себе на бусы к воеводам своим для розговору, и он де Гришка к ним к Китайским людем на бусы поехал, а с ним поехали десять человек казаков; и как он Гришка на суды приехал, и его де Гришку с казаками Китаиские люди с бус не отпустили. И почали де Китайские толмачи, прежние из Албазинского острогу изменники, их всех Руских людей звать к себе на богдоканово имя. И служилые де и промышленые люди, которые не похотели богдокану сдатца, с судов побежали в лес врознь, и они де Мишка и Ивашко, да с ними двое ж человек промышленых людей, не хотя Китайцам сдатца, покиня на судах всякие свои животы, в тот в лес ушли ж, для того что де Китайского войска пришло на бусах много, а их де Руских людей было толко 67 человек; а сколь де числом и кто имяны в то время с судов в лес ушли, того они не ведают. А иные де служилые и промышленые люди после их остались у животов своих на судах, и с Китайскими людми битца не почали и на берег с судов не пошли.
Collapse )

Расспросные речи в Енисейской приказной избе даурского войскового атамана А. Ф. Петриловского...

1659 г. октября 3. — Расспросные речи в Енисейской приказной избе даурского войскового атамана А. Ф. Петриловского с товарищами о столкновении маньчжурских войск с русским отрядом на Амуре 1

/л. 63/ 168 года октября в 3 день. В Енисейском в съезжей избе воеводе Ивану Ивановичю Ржевскому да подьячему Викуле Панову амурские служилые люди выборной войсковой атаман Артюшка Филипов, да рядовые служилые люди Ивашко Герасимов сын Чебычаков, Сидорко Тимофеев, Сидорко Дементьев, Исачко Кирилов, Ивашко Григорьев по допросу сказали:

В прошлом де во 166 году июня в 30 день на великой реке Амуре ниже Шингалу-реки пришли на них богдойские люди с великим войском на сороке на семи бусах с большим /л. 63 об./ огненным нарядом, с пушками и с мелким оружьем, и на них де, амурских служилых людей, напустили, и ис пушек с судов их збили, и государеву ясачную соболиную казну прежнево збору приказново человека Онофрея Стефанова с товарыщи отбили (а государевы де ясашной казны было в тое пору в зборе 87 сороков в шубах и в лисицах красных, а от того погрому осталось 4 лисицы черных анофриева збору на Спаском судне, в котором судне служилые люди ушли на море), и государев наряд (пушки и порох и свинец) и их казачьи хлебные запасы и платье и всякой борошен взяли, и приказново де человека Онофрея Стефанова да служилых людей 270 человек на том бою убили; а от тово де погрому живых служилых людей в гору ушли и на Спаском судне ушли и с теми, что и в походе были, 227 человек. И после де тово розгрому собрались и их, служилых людей, в одно место в прошлом же во 167 году всего 180 человек.
Collapse )

Отписка служиваго человека Терентия Ермолина....

1652г. в августе. — Отписка служиваго человека Терентия Ермолина, об оставлении им в Тугирском зимовье пороха и свинца посланных к приказному человеку Ерофею Хабарову, и о плавании по реке Амуру.

Государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии воеводе Дмитрею Андреевичю да дьяку Осипу Степановичю Якутцкого острогу служилой человек Тренка Ермолин, да Ортюшка Филипов и новоприборные охочие казаки, десятники и рядовые, челом бьем, которые были с нами с Тренкою и с Ортемьем прибраны в Якутском остроге на государеву далную Даурскую службу. Во 159 году посланы . . холопи твои государевы служилые и охочие казаки из Якутцкого острогу на Великую реку Амур к Ерофею Павлову Хабарову в полк; и идучи яз Тренка, с товарыщем своим, и с служилыми и охочими казаками по Олекме реке вверх, шли на государеву службу в Даурскую землю поспешно наскоре, и шли мы из Якутцкого острогу до Тугиря шесть недель; и стретили мы на усть Нукзи реки на ходу от Ярофия Павлова с памятми Стенку Хороховского, и те памяти писаны ко мне Тренке с товарыщем и к служилым и охочим казаком: «чтобы тебе Тренке с товарыщи своими и с служилыми людми и охочими казаками поторопитца ходом наскоре на Амур ко мне и к казаком»; и яз Тренка с товарыщем и служилые и охочие казаки, услыша те памяти Ярофеевы, пошел с служилыми и охочими казаками наскоре, не мешкав.
Collapse )