Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Жизнь начинается сегодня... И.Г.Гольдберг. (16)

4.
Василий был на дальних полях, где и ночевал три ночи кряду. Приехав домой и еще по дороге от встречных узнав о том, что обвалился под трактором мост, что трактор надо чинить и что тракторист и медведевский Филька расшиблись и увезены в город в больницу, он стал возбужденно орать:
-- Окаянные! Попадутся, ну, прямо изничтожу! И отвечать не буду за таких сволочей, которые это сделали!
-- Василий, -- с хмурой ласкою остановила его жена, -- пошто ты так кричишь? Пошто свою голову в кажную дыру суешь? Об этим деле пущай начальники да старшие которые печалуются. А тебе что за забота? И так грозятся тебя изувечить, а вот и сюда ты опять лезешь.
-- Молчи, -- погасая и немного успокаиваясь, уже тише сказал Василий. -- Мне обчеством, коммуной доверие дадено. Я за обчественное дело страдать да думать должен.
-- Думальщик ты, -- усмехнулась Вера. -- За всех не передумаешь. А вот как, избави восподь, из-за угла огреют чем или насмерть зарежут, что тогда будет?
-- Пострадаю! -- выпрямился Василий и поглядел с гордостью на жену. -- Вполне могу пострадать и не пожалею!
-- Не пожалеешь? -- укоризненно покачала головой жена. -- А мы-то как? Думала твоя голова об этим? Мы в кою пору на ноги малость поднялись, голодовать, как прежде, перестали, а тут ты этакое...
Василий снял прохудившийся ветхий чирок с ноги, помял его в руках, потрогал пальцем и вздохнул.
Collapse )

Гармонист. И.Г.Гольдберг. (10)

46.
В тот день, когда бригада должна была отправляться на Владимировские шахты, Никон ходил сам не свой. Много переболело в нем в предшествующие дни. Много волнений пережил он, когда на слете ударников выбирали бригаду и когда все дружно выкрикивали имена Зонова, Баева и других лучших ударников. Но в этот день ему было особенно тяжело. Вот если бы он мог поехать вместе с другими. А оказывается -- еще не достоин он. Оказывается, что рано он размечтался. Вот другие, те -- могут, тем почет и уважение. Баев, Зонов -- эти достигли. Как весело и любовно называли на слете их имена шахтеры, как жарко и бурно хлопали, одобряя их избрание!..
Никон пришел на вокзал к поезду, с которым уезжала бригада. Он сам не знал, зачем он пошел, но удержаться не мог. Увидев всю бригаду, весело и деловито усаживавшуюся в вагон, он еще раз ожегся обидой и ревностью. Особенно тяжко стало ему видеть Баева, который явился со своей гармонью, был весел и сыпал кругом острые прибаутки.
Баев заметил Никона и поманил его:
-- Передавать поклоны от тебя?
-- Передавай! -- невесело согласился Никон.
Collapse )

Ли-Тян уходит... Исаак Григорьевич Гольдберг (3)

9.
Мак цвел... Солнце напоило пурпурные, розовые, лазурные, алые чашечки острым и туманящим зноем своим, и они источали неуловимый горький запах.
Вся полоска, тщательно возделанная китайцами, покрылась зыблющимся пестрым цветным покровом. Как блуждающие огни вспыхивали среди других цветков ярко алые. Как нежные бабочки вспархивали под ветром тонкие лепестки. Осы и шмели жадно кружились над ними, приникали к чашечкам цветков, пили нектар и, отяжелев, с протяжным жужжанием улетали с цветка на цветок.
Томящий июль прогревал землю и сушил растения. В синей выси неподвижно висели громадные неподвижные ослепительно-белые хлопья облаков. Цветы изнемогали от зноя, от жажды. Цветы острее гнали свой аромат.
Сюй-Мао-Ю поглядывал на небо и вздыхал. Урожай такой хороший, такой благодатный, а тут сушь стоит, засуха все может погубить. Хоть бы немного дождя!
Collapse )

Схематическая выкопировка из карты северной половины Томской губернии...

составленной Томской партией Отдела земельных улучшений на основании инструментальных съемок чинов: Томского переселенческого отряда, Томской партии Отдела Зем.ул. и Управления Государственного имущества, с показанием трассы проектной Томск-Красноуфимской железной дороги в пределах Томской губернии.

Исаак Григорьевич Гольдберг. Сладкая полынь... (1)

Часть первая
1.
Двое (может быть больше) попадают в странное, в нелепое положение. Город обнят двумя реками. На запад и на восток тянутся четверные полосы дорог. Реки вгрызаются в таежные берега. На берегах пристроились деревни.
Город, пути и деревни -- и отчасти реки -- имеют тесное отношение к тем, которые попадают в странное, в нелепое положение.
Collapse )

И. Г. Гольдберг. Там, у откоса...

Аннотация
Зимой 1906 года в Сибирь для подавления революционного движения отправились карательные экспедиции: из Москвы на восток по железной дороге продвигался отряд под командованием генерала Меллер-Закомельского, из Манчжурии на запад -- отряд генерала Ренненкампфа. Каратели оставляли за собой кровавый след -- их путь был отмечен массовыми расстрелами рабочих и служащих, принимавших участие в забастовках 1905 года... Посвящаю Риманам, Минам, Меллер-Закомельским, Рененкампфам и другим палачам народа.

1
У машиниста Егорушкина был крепкий затылок, жилистые, широкие в ладонях руки и маленькие голубые глаза. Он был силен, упрям и добродушен. У начальства был на хорошем счету как надежный и опытный машинист, среди сослуживцев пользовался большой популярностью и слыл за непобедимого в ежемесячных попойках. При станции, на которой находилась бригада машинистов, вырос большой поселок. Там жили только одни железнодорожники: служащие и рабочие. Когда началось это и когда к Егорушкину пришли товарищи с предложением оставить работу, он молча согласился. Но далеко, в тайниках души, у него мелькнула мысль: "А ведь прогорит!" Когда в разгар событий через станцию спешили какие-то люди и нужно было развить скорость движения до "молнии", призывали Егорушкина, и он вставал к знакомому месту своему у рычагов кранов и ключей. Вез с той быстротой, как никто не возил, и все же думал: "Нарвутся!.." И, наконец, когда теперь над станцией распростерлась жуткая тишина и подавленность и не слышно громких голосов, не гудят гудки, не бьет колокол, теперь Егорушкин выходит каждый день на опустевшую платформу, глядит в ту сторону, где стояли закоптелые, молчаливые здания мастерских, и с мимолетною грустью соображает: "Сорвалось!.."
Collapse )

Из твиттера Евгения Радченко...