Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Альбом рисунков "Север". Автор Сергей Ковалёв. 1943г.

Эта коллекция карандашных, чернильных и цветных рисунков, а также акварели и масляной живописи была создана Сергеем Ковалевым, выпускником Минской академии художеств, осужденным по ст.58. Ковалев создал эти рисунки и картины в больнице в поселке Беличья, после того как он прибыл туда на излечение из одной из шахт Колымы. Его работы хранятся в музее памяти.

5.jpg

Подножье сопки.
(без названия)

Аэропорт Алыкель и "катастрофа Шилака"

86c0bbf100204d32ef433c862d1362d6.jpg

Норильский аэропорт Алыкель вступил в строй в 1965 году, заменив сразу несколько других норильских взлёток – постоянный аэропорт Надежда и зимний полувоенный аэропорт Нежданный. На новой полосе Алыкеля, что в 50 километрах от города, теперь могли садиться самолёты всех типов. Это значительно увеличивало поток и пассажиров, и грузов. Новое здание, новая техника обслуживания и, главное, новая взлётно-посадочная полоса, современная, безопасная, рассчитанная на годы вперёд. Алыкель построен на скальном основании поэтому полоса надёжна – постарались норильчане. За годы работы аэропорт, что называется, «притёрся», доведя приём пассажиров, грузов, обслуживание самолётов и многие другие операции до совершенства.
Collapse )

Золотая Колыма. Исаак Гехтман. (17)

ГОРОД МАГАДАН

Слово «Магадан» (по-орочски «монгодан») обозначает «морские наносы». Скала, на которой выстроен Нью-Йорк — Манхатан, — на индейском языке обозначает «морские камни». Совпадение звучания и значения этих слов не случайно. Оно свидетельствует о родстве туземцев охотского побережья — коряков, чукчей и эвенов — с индейцами Аляски и Северной Америки. Также созвучны с индейскими и названия колымских рек: реки севера Колымы — Омолон, Коркодон, Оймекон, река Аляски — Юкон.
Монгоданом туземцы побережья называли группу причудливых зубчатых скал, сурово высящихся над обоими берегами красивой и удобной бухты Нагаево, расположенной невдалеке от острова Завьялова и полуострова Кони на Охотском море. В английских, русских и японских лоциях бухта Нагаево значится давно, и весь путь к ней хорошо изучен. Но заходили сюда лишь отдельные японские краболовы и занесенные с Камчатки суда, которым необходимо было возобновить запасы пресной воды из превосходных прозрачных ключей, бьющих на берегах бухты.
Collapse )

Лётное здоровье, отчаянный Гена и медвежатина... Владимир Теняев

Про туалеты большой авиации пока – всё, а поэтому сразу перейдём к авиации малой и нашим-вашим проблемам именно там.
Поскольку производители и конструкторы воздушных судов малого формата никак не предусматривали ни наличия «бизнес-класса», ни вообще чего-то такого, чтобы позаботиться о пассажирах и экипаже, то проблема поесть и ...«наоборот»... в малой авиации имеет некую, очень уродливую форму, которую могу озвучить модным ныне выражением – «им было всё – по пенопласту!» Каждый «умирает» в одиночку, наедине с личными представлениями о том, как придётся выгребать из сложившейся ситуации.
Collapse )

Хрустальный... Юрий Зорько (1)

Геологический поселок, до этого живший десяток лет кипучей жизнью, враз захирел и обезлюдел, как будто здоровый полный сил мужик неожиданно слег на нары от скоротечного недуга и отдал Богу душу.

Ничто не предвещало грядущих событий. Большая страна жила своей жизнью, маленький, затерянный в северных далях поселок – своей. Наступающий Новый год таежники встретили как обычно: много ели, пили без меры горькую, горланили песни и дрались, «по пьяной лавочке» приревновав жену к соседу. После боя курантов, донесенного телеканалом «Орбита», вывалили с криками и смехом под звездное небо и расцветили его сигнальными ракетами. А вдогонку сыплющим искрами красным, белым и зеленым огням ударили нестройной канонадой из дробовиков и карабинов. Но не успели в морозном воздухе раствориться дымные шлейфы сгоревших ракет, как из динамика над крыльцом клуба раздался хриплый баритон Высоцкого: «… Гуляй, рванина, от рубля и выше!» Вот только двое бродяг, приодетые по случаю праздника в костюмы и штиблеты, слов песни уже не слышали. Сраженные «северным сиянием», они спали тут же, где и пили, прямо на широком крыльце клуба. К их счастью дежурный, обходя территорию поселка, наткнулся на коченеющих от якутской стужи, франтов. Остаток ночи не состоявшиеся интеллигенты проспали в дымной кочегарке на дощатых полатях.
Collapse )

Журнал "Урал", №4, 2019г.

Сергей Паршуткин

Сергей Паршуткин (1957) — родился в посёлке Бриндакит Усть-Майского района Якутской АССР. Окончил Иркутский государственный университет по специальности «космофизика». Работает ведущим инженером-физиком на одном из предприятий Госкорпорации «Росатом». Кандидат в мастера спорта по спортивному туризму (водный туризм). Автор статей и рассказов, опубликованных в журналах «Вертикальный мир», «Вольный ветер», «День и Ночь», «Енисей».Участник и обладатель диплома за лучший короткий рассказ (2 место) в краевом Красноярском конкурсе «Енисейская волна-2017».

Перевал

«Хорошо отпраздновали горняки прииска славный день торжества революционных идей. И теперь горячо, с коммунистическим задором и ответственностью принялись за работу. Главное у нас сейчас — подготовка к новому промывочному сезону: выгрузка песков, проходка стволов и штреков новых шахт, ремонт техники.
Несмотря на то, что в этом месяце меньше рабочих дней, чем в других, но выгрузка песков на сегодня идёт с опережением. Производительно трудятся очистные бригады, руководимые Ф.А. Пинчуком, Н.П. Вачаевым на шахтах № 2 и № 3 участка Селлях…»
Районная газета «Знамя коммунизма», № 21
На дворе был одна тысяча девятьсот пятьдесят седьмой год…
Collapse )

ДЖИКИМ­ДА...

На кар­те, это ме­сто, имею­щее столь эк­зо­ти­че­ское на­зва­ние, нуж­но ис­кать в юж­ной Яку­тии, в сред­ней час­ти ре­ки Олёк­мы - пра­во­го при­то­ка Ле­ны. Сей­час, в этих мес­тах, ес­ли я не оши­ба­юсь, рас­по­ло­же­но что-то вро­де за­по­вед­ни­ка, но в те вре­ме­на, ко­гда я по­се­щал Джиким­ду, там рас­по­ла­гал­ся пост, ка­жет­ся, гид­ро­ло­гов, с дву­мя по­сто­ян­ны­ми ра­бот­ни­ка­ми на нём. Под бо­ком это­го по­ста кра­си­вая та­ёж­ная реч­ка, с про­зрач­ной до са­мо­го дна го­лу­бо­ва­той во­дой, да, сра­зу за ручь­ём, впа­даю­щим в Олёк­му, на дру­гой его сто­ро­не при­ютил­ся ма­лень­кий та­ёж­ный до­мик, боль­ше по­хо­жий на охот­ни­чье зи­мо­вье, в ко­то­ром жи­ла се­мей­ная па­ра або­ри­ге­нов этих мест, у ко­то­рых был сын; че­ты­рёх - пя­ти­лет­не­го воз­рас­та - та­ёж­ный ди­чок, в круг по­все­днев­но­го об­ще­ния ко­то­ро­го вхо­ди­ли его ро­ди­те­ли, да, те два ра­бот­ни­ка по­ста, об­ще­ние с ко­то­ры­ми ма­ло­лет­не­го Коль­ки Ко­но­ва­ло­ва - это­го маль­чиш­ки, для ме­ня, со сле­дую­ще­го дня зна­ком­ст­ва с ним, ста­ло то­же весь­ма со­мни­тель­ным. Имен­но он - этот Коль­ка, и два его до­воль­но ста­рых ро­ди­те­ля - бы­ли це­лью мое­го по­се­ще­ния столь от­да­лён­но­го от рай­цен­тра мес­та. Еже­год­но, два раза в год: вес­ной и осе­нью, в на­шем рай­оне ра­бо­тал вер­то­лёт, при­сы­лае­мый к нам на се­зон­ные ра­бо­ты из Якут­ска. Он об­слу­жи­вал гео­ло­ги­че­ские от­ря­ды, по­пут­но вы­пол­няя ра­бо­ты свя­зан­ные с об­лё­том оле­не­вод­че­ских бри­гад, в ко­то­рых мне при­хо­ди­лось об­сле­до­вать эвен­ков - оле­не­во­дов, и чле­нов их се­мей, вы­яв­ляя у них раз­лич­ные за­бо­ле­ва­ния. Их бри­га­ды бы­ли раз­бро­са­ны по всей за­лен­ской тай­ге, поч­ти до са­мо­го ста­но­во­го хреб­та, раз­де­ляю­ще­го юж­ную Яку­тию и Чи­тин­скую об­ласть. В ка­ж­дой та­кой, вре­ме­на­ми, ко­чую­щей бри­га­де, бы­ло от де­ся­ти до пят­на­дца­ти пас­ту­хов - оле­не­во­дов, их жен и ма­ло­лет­них де­тей, це­лью об­сле­до­ва­ния ко­то­рых и бы­ли мои вы­ле­ты в эти бри­га­ды. Пост Джи­ким­да, так­же вхо­дил в зо­ну мое­го вни­ма­ния, тем бо­лее обос­но­ван­но­го, что отец Коль­ки Ко­но­ва­ло­ва чис­лил­ся пас­ту­хом ло­ша­ди­но­го та­бу­на, на­хо­див­ше­го­ся на воль­ном вы­па­се, при­бли­зи­тель­но, где-то в ок­ру­жаю­щей пост тай­ге. По мень­шей ме­ре, два мо­их вы­ле­та на Джиким­ду, ни ра­зу не да­ли мне воз­мож­но­сти уви­деть хо­тя бы од­ну ло­шадь это­го та­бу­на, а сам пас­тух, оба раза по пол­ной не­де­ле прак­ти­че­ски без­вы­лаз­но пре­бы­вал в сво­ём зи­мо­вье, из че­го я сде­лал вы­вод, что долж­ность его столь же за­га­доч­на свои­ми обя­за­тель­ст­ва­ми для ста­ро­го Ко­но­ва­ло­ва, сколь для ме­ня бы­ли за­га­доч­ны обя­зан­но­сти мно­го­чис­лен­ных сек­ре­та­рей и ин­ст­рук­то­ров рай­ко­мов, с од­ним из ко­то­рых я имел воз­мож­ность по­сто­ян­но об­щать­ся во вре­мя сво­их вы­ле­тов в бри­га­ды оле­не­во­дов.
Collapse )