Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Путь в шалопайку... Владимир Теняев

А потом, когда я уже совсем отчаялся хоть что-то выдумать, на помощь, неожиданно, пришёл Николай Иванович Федин, моя «палочка-выручалочка». Хотя, думаю, без разговора-беседы с замом по организации лётной работы не обошлось. Надо давно уже «рассекретить» имя этого человека. Анатолий Ефимович Котенко, которого знают и помнят очень многие лётчики-вертолётчики тех времён. Многого рассказывать не стану, чтобы не быть уличённым в предвзятости. В очень хорошем смысле предвзятости. Но я действительно очень многим ему обязан. И карьерным ростом, и относительно большой свободой передвижения, когда находился в «подвешенном» состоянии, мотаясь между Маганом и Сангаром, и мудрыми подсказками многих решений, которые лишь с виду выглядели моими, но, по здравому рассуждению, именно он к этому как-то очень ненавязчиво подводил, а потом и получалось, что это именно я такой – «семи пядей во лбу». В общем, учитель, гуру и наставник... И друг, насколько позволяла разница в возрасте и складывающаяся на работе обстановка. И ругались вместе, и летали, и водку пили, и анекдоты травили, и дело делали! А с Николаем Ивановичем они вообще дружили очень-очень давно...
Collapse )

Страсти по Ту-154... Владимир Теняев

Встречи, совещания в управлении и довольно частые поездки туда по скорбным штурманским делам или проблемам намного расширили круг моих знакомств. Проблем копилось много и самых разных, поэтому управленческий контингент частенько пересекался друг с другом и с командно-лётным составом авиапредприятий...
Специфика подразделялась на транспортную, применительно к большой авиации, и отдельно – к нашей, малой. И инспекторский состав тоже имел допуски к полётам преимущественно на такие же категории воздушных судов. Но работали и универсалы, которые летали и курировали одновременно малую и большую авиацию. Поэтому, зачастую, в одной и той же каше «варилась» добрая половина инспекторов и инструкторов управления, а к ним «пристёгивались» и мы. Пилотам нельзя было одновременно летать более, чем на трёх типах, а штурманам – более, чем на четырёх. Это часто приводило к забавным вещам.
Collapse )

Стихийное бедствие с оттенком дальтонизма (1)... Владимир Теняев

Новый Год надвигался «стремительным домкратом», а выставить на праздничный стол было нечего. И бражка уже не успела бы выстояться к полуночному бою курантов...! Шутка юмора. На самом-то деле, один разок я всё-таки рискнул выбраться в Якутск и даже нашёл такой магазинчик. Когда посмотрел на очередь и толпу, мне стало плохо. Там собралось, наверное, не меньшее количество страждущих выпивох, чем болельщиков, пришкандыбавших на матч финала чемпионата мира по футболу.
С грустью осмотрел сборище алкоголиков и даже через полчасика бесплодных поисков отыскал-таки конец или начало очереди. Хотя многие утверждали, что очередь надо занимать вовсе не здесь, но точно тоже не знали. Поэтому они стояли, и я стоял... Намертво! Реальность и действительность – не всегда и не везде одно и то же. Какие-то случаи такого несоответствия общепризнанным устоям очевидного-невероятного вы и сами можете привести в пример, если покопаетесь в памяти. Но я простоял добрых часика полтора, ни на сантиметр не продвинувшись вперёд, зато весьма преуспел в отбивании чечётки... Колотун стоял такой, что даже предприняв заранее самые суровые меры к экипировке, не ожидая лёгкости от такой вылазки и пощады от стужи, я скоро промёрз до самой хребтины...
Collapse )

Выездные совещания Сэма Брука и комиссия... Владимир Теняев

Когда я только вступил в должность старшего штурмана Сангарской ОАЭ, меня стали приглашать на совещания в управление ГА. По структуре так полагалось. Совещания были и регулярными, и очередными, и какими-то экстренными, если случалось какое-нибудь лётное происшествие. Приходилось общаться со всем цветом и гордостью якутской авиации и командно-руководящим составом авиаотрядов. Такие встречи приносили определённую пользу не столько при обсуждении рутинных докладов с трибуны, а больше – в непринужденных беседах в курилках. В этих курилках можно было здорово почерпнуть опыта самого различного направления. И как правильно делать, и как обойти подводные камешки, но ничего не нарушить. Ведь всегда лучше учиться на чужих ошибках, а для этого надо «наматывать на ус» и складировать информацию для последующего анализа и внедрения... Дым стоял коромыслом. Сначала вываливались свежие новости, потом проблемы, а потом уже и что-то юморное можно было услышать. Могли потом запросто и сабантуйчик «по интересам» в аэропортовской гостинице организовать...
Collapse )

Мечта, расколовшаяся о штаны... Владимир Теняев

Поздней весной, когда уже радостно чирикали птички, и по-настоящему пригревало солнышко, но ещё не появилось признаков гнуса и мошкары, всё свободное время я торчал под окнами квартиры, как раб на плантации. До настоящей плантации дело всё равно не дошло, но кое-что я соорудил. В то время радиостанция «Маяк» уже отказалась от формата чисто новостного и музыкального вещания, поэтому транслировались довольно интересные передачи в виде разговоров в прямом эфире, что явилось несомненным глотком «свежего воздуха» и дуновением ветра перемен. Я брал на улицу радиоприёмник «ВЭФ» и под его сопровождение колотил, сочиняя немыслимые конструкции, пытаясь повторить эксперименты соседей. Одна тепличка получилась небольшая и лёгкой конструкции с промышленным каркасом в виде металлических трубок, а другую задумал уже более фундаментальную и громоздкую.
Меня не очень смущало, что солнышка под окном было маловато, и появлялось оно на короткий срок. Дом в этом отношении располагался не самым лучшим образом. Главное – у меня появились новые заботы и обязанности, а о количестве урожая совсем не думалось. Вторая теплица – монстрообразная, из досок, с коробами и полом. Землю откуда-то таскал на тачке, которую где-то тоже арендовал... И ещё – я упоминал, что дом стоял высоко приподнятым над землёй, поэтому под ним и под крыльцом пустовало пространство, которым глупо было не воспользоваться для хозяйственных нужд. Я тщательно вычистил всё внутри и потом хранил там всякое тряпье, которое уже стыдно носить, а выбросить – жалко... Это, наверное, знакомо всем. Коробки и тюки заботливо упаковываются и убираются с глаз долой, но с надеждой, что когда-нибудь понадобится. В результате, навсегда так и лежит невостребованным грузом, а потом уже совершенно невозможно припомнить, что именно и где лежит. А главное – для чего или кого?... Однако, рука не поднимается решительно прошагать на помойку с нажитым хламом... Не так ли?
Collapse )

Ксива. Конец Кандагара. Снова о серьёзном... Владимир Теняев

… Интервью началось безо всякой подготовки. Ничего особенного, конечно же, не было. Сначала – самые обычные вопросы любой анкеты. Ответы сразу сверялись с тем, что уже было написано. Большой интерес вызвало перечисление стран-государств, где я когда-то успел побывать по роду предыдущей деятельности, когда летал штурманом в составе экипажа. Стран насчитывалось много, но особенный акцент надо было сделать на длительных и краткосрочных остановках государствах, где уже были или происходят какие-то военные действия или конфликты. Или на неспокойных, с точки зрения установленного правительственного режима и общеполитической обстановки. Таких нестабильных стран в мире предостаточно. В частности – Ангола, Сомали, Судан или Алжир. Не говоря уже о странах бывшей Югославии.

Мне повезло – в этих африканских странах я не удосужился побывать, а Хорватия и Черногория сегодня – это совсем не то, что Косово или Македония, хотя они и относились раньше к Югославии. И конечно же, меня спрашивали, где я находился в период советско-афганской войны.
Collapse )

Яичница-глазунья... Владимир Теняев

… Вертолётчики, работающие в Кандагаре, являются представителями бывшего многонационального советского государства. Волей-неволей, им приходится продолжать профессиональную деятельность за пределами этого пространства. Уже давно нет этой могучей страны, распавшейся на отдельные «удельные княжества».
Вертолёт очень дорог, чтобы оплатить его работу. Сейчас не осталось и следа от той отлаженной и разветвлённой системы использования вертолётов в народном хозяйстве, которую мог себе позволить Советский Союз. Как нет и постоянной работы, позволяющей достойно содержать семью, а не сводить концы с концами. А вертолётчики остались. И надобность в их работе никуда не делась. Просто не находится денег у государств бывшего СССР. Поэтому многие вертолётчики работают по контрактам за границей. Кто-то попадает сюда впервые, а кому-то «везёт» таким образом уже многократно. Кое-кто до Афганистана успел побывать в различных горячих точках, вроде Косово или Македонии, а есть и такие, кто может похвастаться, что работали в цивилизованных странах, например, в Австралии или Франции.
Collapse )

Советские полярницы. Часть II.

https://goarctic.ru/work/sovetskie-polyarnitsy-chast-ii/
2.jpg

В 1930-е гг. женщины оказывались в Арктике и в составе экипажей ледоколов и ледокольных пароходов. Это уже не было единичным явлением, как в случае с походом «Красина» в 1928 г., но не стало и массовым. На арктических пароходах женщины были уборщицами, поварами, буфетчицами. Так, с 1928 г. на одной из шаланд Мурманского порта работала поваром Д.Ф. Гвоздюкова. Затем она трудилась на «Малыгине», буфетчицей – на «Ермаке» и в 1937 г. стала одной из героинь заметок, опубликованных на страницах газеты «Советский полярник» 8 марта[1]. В публикации отмечался её самоотверженный труд и преданность делу. Когда в начале 1935 г. создавался образцовый молодёжно-комсомольский экипаж на ледоколе «Красин», в него была включена всего одна женщина – Елена Николаевна Ромодановская (в замужестве Мирошниченко). Комсомолка с 1931 г., авиатехник ЦАГИ решила отправиться в Арктику, не испугавшись стать уборщицей[2]. В 1936 г. в составе красинского экипажа было уже три женщины: буфетчица М.К. Витюк и уборщицы С.Е. Грицюк и З.А. Стрелецкая. Все они ещё и учились во время рейсов судна, т.к. ледокол являлся «плавучим» техникумом. Иными словами, комсомолки готовились на «Красине» к будущей работе в Арктике на других судах (и на более высоких должностях).
Collapse )

Юные годы в заполярной Якутии...(окончание)

В продолжение https://odynokiy.livejournal.com/3997059.html

На Таймыр

В летние каникулы в Тикси некоторые старшеклассники с согласия родителей устраивались на временную сезонную работу матросами в период навигации на морские суда или докерами (грузчиками) в морском порту. Я тоже решил проверить себя в море. При содействии отца сначала поработал матросом на гидрографическом судне, но когда узнал, что это судно пойдёт в длительное плавание и я не успею вернуться к началу занятий в школе, мне пришлось уволиться с него. В это время в морском порту готовился отправиться в двухмесячное плавание на полуостров Таймыр лихтер «Тиксинец». Это меня устраивало, и меня взяли матросом на это судно.
Лихтер был не самоходным судном -- по существу, это была огромная железная баржа, которая буксировалась мощным теплоходом на длинном стальном тросе. В отличие от обыкновенной баржи, на лихтере имеется паровая машина, которая вырабатывает электричество и даёт пар на лебедки, с помощью которых производится погрузка и выгрузка грузов в трюмы лихтера, а также из трюмов на берег или на другие суда. Лихтер носил название своего порта приписки «Тиксинец». Готовился лихтер следовать с грузом на полуостров Таймыр. Возвращение его в Тикси планировалось на сентябрь месяц, поэтому я немного мог опоздать на занятия в школе, родители и директор школы с этим согласились.
Collapse )

Юные годы в заполярной Якутии...(1)

Из воспоминаний Владимира Викторовича Воронина о его детстве, проведённом в северной Якутии: Кюсюре и Тикси. https://goarctic.ru/live/yunye-gody-v-zapolyarnoy-yakutii/

6cc5b769b9297abb976cb7c4c0c42ceb.jpg
Ледоход на Лене. Фото В.В. Воронина.


Мы публикуем отрывки из воспоминаний Владимира Викторовича Воронина о его детстве, проведённом в северной Якутии: Кюсюре и Тикси. Большая часть воспоминаний публикуется впервые.

Кюсюр

…Как сейчас вспоминаю: это была низенькая избушка с печным отоплением, с маленькими окошками. Взрослому человеку войти в неё можно было только согнувшись. Зимой нашу избушку заносило снегом почти под крышу. В Якутске мы тоже не были избалованы благоустроенными квартирами, поэтому никто из нашей семьи не роптал. В 50-е годы в селе крайне не хватало и жилья, и служебных помещений. Тем не менее, в дальнейшем нам выделят почти трёхкомнатную квартиру в хорошем светлом доме. Две спальные комнаты, а третья служила и кухней и столовой.

Так начался Кюсюрский период в моей жизни, который продлился пять лет, с 1952 по 1957 год, до тех пор пока районный центр не перенесли в заполярный посёлок Тикси. Это будет уже второе перенесение районного центра. А первоначально райцентр находился в другом месте, на левом берегу реки Лены, в посёлке Булун, по названию которого и был назван район. Место там было неудобное, на склоне гористой местности, ограничивающее расширение села. Поэтому районный центр был перенесён на противоположный правый, равнинный берег.
Collapse )