Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Джалинда. Сборник рассказов. Виктор Прядкин

Март

В глубине студеного, с редкими звездами ночного неба, затухали огни Млечного пути. Над Олекминским Становиком, ущербная луна отдавала бледным холодным светом. Заканчивала свой тихий сон морозная ночь. На востоке, хамелеоном, менял свой окрас горизонт. Бледнея, сумрак оттеснял черноту в глубь небосвода. Светлые тона нахраписто, заполняли пространство, причудливо меняя свой цвет. В серо-розовой мгле раскрывается сонная земля. Стыдливо розовеют очертания пологих гор, поросших редкостойным ерниковым лиственничными и сосновыми рединами. Небо ширится, наполняясь голубизной. В разбавленной черноте, в уже подернутом бирюзой, посеревшем куполе небосвода, слезой дрожит последняя звезда.
Где-то там, за далекими горами Станового хребта властно нарождается день. Его кроваво-красный язык уже виден на горизонте. Брусничным соком наливается заря.
Вдруг, багровым пламенем заполыхал огонь рассвета. Свекольным отваром брызнули багряные подтеки на снежные вершины гор. Сквозь сонные лиственницы расплескался холодный рассвет, и на озябшую землю полились потоки солнечного света. Лес в морозной мгле, еще в дремотной лени, нежится в первых лучах утреннего солнца. Пожар на горизонте потух внезапно, в полном разливе, народился яркий солнечный день.
Collapse )

Джалинда. Сборник рассказов. Виктор Прядкин

Схватка

Декабрьское солнце заканчивало свой короткий небесный путь. Багровый шар, склоняясь к горизонту, наполнил оставшееся пространство неба, между огненным шаром и поросшими тайгой сопками, багрово-синим светом. Лучи уходящего солнца коснулись гольцов, с пологими склонами и широко раскинувшимися по ним каменными осыпями. Переметнувшись к югу, солнечные блики заиграли на макушках сосен. Засверкали миллиардами алмазных огоньков по, курящимся наледям, замерзших рек, пробившим себе русло в горах и продолжив свой путь средь теснин и ущелий. Пробежались по старым, заросшим осинником гарям, занесенными снегами.
Справа, у горизонта стояли лиловые ступеньки гор Станового хребта. Высоко в небо поднимаются его скалистые вершины. Широкой полосой тянутся на север его многочисленные отроги. С возвышенности видны причудливые горбы его угрюмых заснеженных вершин, скучившихся под хрустальным куполом синего неба. Словно огромные головы черкесов в снежных папахах, громоздятся они над глубокими ущельями.
Collapse )

Джалинда. Сборник рассказов. Виктор Прядкин

Митька
Вторые сутки падает снег. С начало он хлопьями ложился на землю, покрытую снегом, выпавшим ранее. Сейчас он превратился в снежную порошу. В белесой мгле стояли окрестные сопки, поросшие смешанным лесом. Обширные участки невысоких пологих гор, заселили величавые сосны, среди них, лысоватой плешиной, белели застенчивые стайки берез, а дальше насколько видел глаз, расползалась лиственница. Лес в морозной мгле, в дремотной лени окунулся в тишину. Изредка в застойную тишину зимнего дня врывается стук дятла. Всюду нерушимая белизна зимнего покрова. Распласталась тайга по заснеженным холмам, выстлала пади, ушла сплошной чернотой за хребты. Стояла величественная тишина зимнего леса. Мороз отступил. Тихо падает снег.
На опушке леса, на суку огромной сухостойной лиственницы сидел черный ворон, и зорко наблюдал за застрявшим в сугробе мальчиком. Наконец мальчишке удалось преодолеть эту снежную гору и по-стариковски кряхтя, он выбрался на ровную покрытую снежным одеялом проселочную дорогу.
Collapse )

Плавания в Северном Ледовитом и Тихом океанах после похода 1648 г. С. Дежнева

1652 (160) г. не ранее июня 6 — не позднее августа 13. — Отписка якутского воеводы И. П. Акинфова в Сибирский приказ о плавании служилого человека Алексея Филиппова с товарищами от устья р. Охоты до р. Мотыхлей, сведения, сообщенные ими о «моржовом мысе» и близлежащих к нему островах и посылке в Москву с отписками торгового человека Кирилла Коткина.

|л. 24| Государю, царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии холопи твои Ивашко Акинфов, Оська Степанов челом бьют.

В нынешнем, государь, во 160-м году июня в 6 день писал к нам, холопем твоим, с новой с Охоты реки ясачной зборщик ленской служилой человек Сенька Епишев, а под отпискою своею прислал по аманатцкому роспросу роспись. А в росписи, государь, ево написано — на новой на Мотыхлее реке неясачных тунгуских розных родов 520 человек пеших, да неясачные ж... 2 тунгусы оленные многие люди, а живут за реками, блиско той же Мотыхлея реки. Да он же, государь, Сенька Епишев, прислал в Якутцкой острог за твоею, государевою, ясачною соболиною казною в провожатых с Охоты реки служилых людей 21 человек, Ивашка Офонасьева с товарыщи.

И в роспросе, государь, нам, холопям твоим, те служилые люди Ивашко Офонасьев с товарыщи сказали — есть де, государь, за Охотою рекою по блиску на иных реках и подле море, и на Камени неясачных тунгусов многих родов больши 5 000 человек.
Collapse )

Торговые операции на Лене и других сибирских реках торговых людей Гусельниковых и Усова...

1650 (158) г. марта 30. — Грамота Сибирского приказа приказным людям сибирских городов о предоставлении гостю Василию Федотову Гусельникову права свободно скупать у служилых и ясачных людей черных и чернобурых лисиц.

|л. 67| От царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии в сибирские городы стольником и воеводам нашим, и дьяком, и таможенным и заставным головам и всяким приказным людем. [191]
Бил нам челом гость наш Василей Федотов — по нашему де указу в Сибири, в Тобольску и на Березове, в Сургуте и в Нарыме, и в Кецком острогех и в-ыных во всех сибирских городех и в уездех торговым всяким людем лисиц черных и чернобурых добрых покупать не велено, и о том учинен заказ крепкой. А которые де лисицы черные и чернобурые воеводы и дьяки и всякие приказные люди емлют на нас у ясачных людей в наш ясак и в поминки, и тех де добрых лисиц в нашей казне на Москве объявливаетца мало, потому что де юртовские татаровя и бухарцы и всякие иноземцы добрые лисицы у промышленых и у всяких людей покупают и продают в-ыные государства тайным обычаем.
Collapse )

Золотая Колыма. Исаак Гехтман. (15)

СИГЛАНСКАЯ БАНЯ

Василий Иванович Мурашев был сильно озабочен. Из Магадана он получил телеграмму:

«Вам увеличен план добычи морского зверя. Мобилизуйте усилия. Организуем экспорт морзверя».

В Сигланской бухте охота на морского зверя шла полным ходом. Андрей Бабцев, лучший охотник Сиглана, соревновался с Гавриилом Павшиным. Охотники вошли в азарт. Бабцев, одетый в белый халат и белые оленьи торбаза, с винчестером в руках полз по льду бухты. Острые глаза его чуть не за километр уже улавливали маленькую нерпичью голову или лахтачий глазок.

Нерпа ударяла головой о нижнюю поверхность льда и горячим дыханием протаивала круглое отверстие. Быстро и ловко обводя мордой вокруг отверстия, она расширяла его настолько, что могла протиснуться всем корпусом, выползти на лед и с наслаждением валяться под лучами теплого весеннего солнца. Андрей подстерегал именно этот момент. Как только нерпа или лахтак выползали наверх, он вскидывал винчестер и метким выстрелом укладывал зверя.

Бригада Андрея явно побеждала в соревновании. К четырем часам дня он набил шестнадцать нерп, акиб и лахтаков. Павшин убил всего одиннадцать штук. Он хмуро наблюдал за подсчетом добычи у Бабцева.

— Что ж ты, Гавриил? — сказал ему Мурашев. — Отстал, братец, отстал. Андрей тебя сегодня кругом объехал.

Гавриил расстроенно повел плечами:

— Сегодня, начальник, зверь нет, его не ходи на меня. Я знай, почему его не ходи. Андрей вчера шаман ходил, его прощал зверя. Плохо.
Collapse )