Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Валерий Шелегов. Рай для влюбленных.

Река Аган лесистая, километров тридцать до истоков на перевале. Морское побережье за горным хребтом, часто наволакиваются с Охотского моря густые туманы. Разведочная партия Хасынской геофизической экспедиции, в котором я работаю рабочим студент-дипломник Томского геологоразведочного техникума, делает детализацию участка Карамкенского золото-рудного месторождения. Палаточный лагерь геологов поставлен высоко над речной долиной, в огромном амфитеатре древнего вулкана.
Живем мы по соседству с рабочими шурфовщиками. По данным электропрофилирования, которое мы делаем, горняк отряда размечает шурфы на профилях, глубины до коренных скальных пород не требуют взрывчатки. Ближе к центру древнего вулкана, там глубины в вечной мерзлоте. Взрывные работы горняки проведут позже, когда геофизики снимутся на базу партии.
Мужики шурфовщики работают спарками, по двое. Взрывник Мишка у горных рабочих с одним глазом, зовут они его «Кутузовым». Я часто бываю в палатке Славки и деда Гены. Привезли мужиков на Колыму молодыми парнями, на северах выветрилась их судьба до полтинника. Культурные люди, слова матерного от них не услышишь. Играем в карты, расписывает «тыщу». Палатка у шурфовщиков поставлена на каркас из сосновых жердей, брезент натянут до звона, капли дождя не прошивают. По низу каркаса брезент палатки пришит рейками. Печь жестяная у шурфовщиков очень большая. Славка сам жестянщик, готовясь к полю, в мастерских экспедиции в Хасыне сам и печь склепал. Шурфовшики пьют чефир, вприкуску со сгущенным молоком. Дед Гена смеется:
-Старые, что малые. На сладкое тянет.
Collapse )

Метеостанция Джана. часть 5. Геннадий Бородулин

Вот и сейчас, внимательно вглядываясь в лицо Шевелева, она все больше и больше находила в нем сходства с отцом. Та же упрямая складка между бровями, крепкий, выдвинутый вперед, подбородок, серые, со стальным отливом глаза. Непроизвольно ее рука потянулась к лицу Николая Петровича. Ладонь коснулась небритой щеки, кончики пальцев легко прошлись по приоткрытым губам, и, дрогнув, замерли оттого, что Шевелев открыл глаза.
- Ты, что Красникова? – произнес он, недоуменно глядя на Людмилу.
- Я ничего Николай Петрович. Ничего. Вы просто на моего папу очень похожи. – ответила она, убирая руку от лица Шевелева.
- Папу? Какого папу? – удивился он, и, наконец, поняв то, о чем говорила Людмила, произнес: - Ах, да папу. – отвернул голову к стене. Не дождавшись продолжения разговора, Людмила встала со стула, и тяжело вздохнув, направилась на вторую половину комнаты, служившею кухней.
Collapse )

Джалинда. Сборник рассказов. Виктор Прядкин

Митька
Вторые сутки падает снег. С начало он хлопьями ложился на землю, покрытую снегом, выпавшим ранее. Сейчас он превратился в снежную порошу. В белесой мгле стояли окрестные сопки, поросшие смешанным лесом. Обширные участки невысоких пологих гор, заселили величавые сосны, среди них, лысоватой плешиной, белели застенчивые стайки берез, а дальше насколько видел глаз, расползалась лиственница. Лес в морозной мгле, в дремотной лени окунулся в тишину. Изредка в застойную тишину зимнего дня врывается стук дятла. Всюду нерушимая белизна зимнего покрова. Распласталась тайга по заснеженным холмам, выстлала пади, ушла сплошной чернотой за хребты. Стояла величественная тишина зимнего леса. Мороз отступил. Тихо падает снег.
На опушке леса, на суку огромной сухостойной лиственницы сидел черный ворон, и зорко наблюдал за застрявшим в сугробе мальчиком. Наконец мальчишке удалось преодолеть эту снежную гору и по-стариковски кряхтя, он выбрался на ровную покрытую снежным одеялом проселочную дорогу.
Collapse )

Легендарный Наукан. Советское время...

5.jpg
Учительница Науканской школы Антонина Ковальчук с детьми. 1936-1937 учебный год. Из фондов Музейного центра "Наследие Чукотки".

Советизация береговой Чукотки началась с уездного центра Уэлена. Труднодоступный Наукан долгое время мог позволить себе определённую независимость. М.А. Членов и И.И. Крупник пишут: «Здесь ещё в 1930-е гг. сохранились индивидуальные очаги оппозиции новым порядкам вроде своеобразного религиозного движения с элементами миссионерского христианства и традиционного шаманизма». Но неизбежно это должно было закончиться.

В конце 1920-х гг. в Наукане были созданы туземный совет, ячейка ВЛКСМ, школа, кооператив. В августе 1931 г. из промысловых артелей образован колхоз «Ленинский путь». В 1933 г. учительница Елизавета Фадеевна Ольшевская создала в Наукане пионерскую дружину. В 1930-е гг. туземный совет был заменён сельским советом. К 1940-м годам «Наукан стал обычным национальным колхозом Чукотки с атрибутами советской жизни той эпохи и включённостью его жителей в строительство “нового общества”» (М.А. Членов, И.И. Крупник).
Collapse )

Юные годы в заполярной Якутии...(1)

Из воспоминаний Владимира Викторовича Воронина о его детстве, проведённом в северной Якутии: Кюсюре и Тикси. https://goarctic.ru/live/yunye-gody-v-zapolyarnoy-yakutii/

6cc5b769b9297abb976cb7c4c0c42ceb.jpg
Ледоход на Лене. Фото В.В. Воронина.


Мы публикуем отрывки из воспоминаний Владимира Викторовича Воронина о его детстве, проведённом в северной Якутии: Кюсюре и Тикси. Большая часть воспоминаний публикуется впервые.

Кюсюр

…Как сейчас вспоминаю: это была низенькая избушка с печным отоплением, с маленькими окошками. Взрослому человеку войти в неё можно было только согнувшись. Зимой нашу избушку заносило снегом почти под крышу. В Якутске мы тоже не были избалованы благоустроенными квартирами, поэтому никто из нашей семьи не роптал. В 50-е годы в селе крайне не хватало и жилья, и служебных помещений. Тем не менее, в дальнейшем нам выделят почти трёхкомнатную квартиру в хорошем светлом доме. Две спальные комнаты, а третья служила и кухней и столовой.

Так начался Кюсюрский период в моей жизни, который продлился пять лет, с 1952 по 1957 год, до тех пор пока районный центр не перенесли в заполярный посёлок Тикси. Это будет уже второе перенесение районного центра. А первоначально райцентр находился в другом месте, на левом берегу реки Лены, в посёлке Булун, по названию которого и был назван район. Место там было неудобное, на склоне гористой местности, ограничивающее расширение села. Поэтому районный центр был перенесён на противоположный правый, равнинный берег.
Collapse )

САМЫЙ ЛУЧШИЙ СОН. СЕРГЕЙ ПАРШУТКИН.

Невидимой красной нитью соединены те,
кому суждено встретиться несмотря
на Время, Место и Обстоятельства.
Нить может растягиваться или спутаться,
но никогда не порвётся.

Древняя китайская мудрость




САМЫЙ ЛУЧШИЙ СОН

ПРОЛОГ

… и когда самолёт стал разворачиваться над аэропортом, он подумал, что до неё рукой подать – чуть меньше двухсот километров.
Спускаясь по трапу из самолёта, он вдохнул воздух и снова подумал, что она тоже сейчас дышит этим же воздухом. Сырым воздухом Подмосковья…
Collapse )

Взятие Бастилии... Владимир Теняев

До окончания первого полугодия десятого класса необходимо было принять решение и осознанно дать окончательный ответ. Тренеру, директору школы и... себе. Однако, куда же меня, всё-таки, больше всего тянет, точно не знал. Хотелось везде успеть и всё превозмочь, но это просто невозможно! Всесильный, достаточно престижный КГБ и военный перевод не очень страшили, но здорово смущала пресловутая «военщина» и полная неопределённость последующей карьеры. Этот вариант решительно отмёл, даже не соизволив сообщить завучу. Впрочем, она и без того поняла, что раз уж подопечный не бросился опрометью и очертя голову моментально писать заявление о переводе, стало быть, впредь данную тему не стоило муссировать понапрасну.
Пришлось с тяжёлым сердцем понуро брести для нелёгкого мужского разговора с тренером. Как ни странно, беседа получилась необременительная и без всяких унизительных извинений и длинных объяснений. Тренер был умён и не стал особенно упрекать в том, что я решил прекратить подготовку в составе сборной к Спартакиаде школьников. И даже не стал красочно расписывать прелести беззаботного окончания десятого класса без выпускных экзаменов. Он просто смутил ещё больше, сказав, что и в институт физкультуры сборников примут вне всякого конкурса, лишь бы желающие пришли на экзамены. Факультет — на любой капризный выбор...
Collapse )

Золотая Колыма. Исаак Гехтман. (13)

ДЕТИ ТАЙГИ

Семь часов утра. Печка погасла. Чернила на столе замерзли. По полу, где я сплю, ползут острые струйки холода, пробираясь под тулуп.
Учитель Варрен уже встал и пошел за дровами. Сквозь сон слышу дружные детские голоса, с каким-то необыкновенным акцентом поющие:

И тот, кто с песнью веселой сагает,
Тот никогда и никде не пропадет…

В коридоре детишки делают утреннюю зарядку. Кулачки их рук сжаты, крепкие ноги, привыкшие с детства бродить по лесу, упруго сгибаются.
Воспитательница и учительница Нина Иосифовна Пинчук с большим удовольствием занимается этим делом. Еще не так давно у себя на родине, в Ворошилове-Уссурийском, она была вожатым пионерского отряда. Это видно по той ловкости, с которой она исполняет на круге сигнал окончания зарядки и командует:

— Отставить. По комнатам. Шагом марш!

Дети строятся в ряды и шагают в комнаты общежития. Оттуда они в беспорядке выскакивают с полотенцами, мылом и зубными щетками.

Умывание является своего рода делом чести. Недаром в учебнике сказано:

«Приехал Ного домой. В юрте грязно. Никто не моется. Ного сказал: — Надо лицо и руки мыть. Надо зубы чистить. Мыло достать надо. В бане мойтесь».
Collapse )

Иго для монголов... Владимир Теняев

Чем я занимался в оставшееся до обещанного звонка время, честно говоря, не очень-то и помню. Припоминаю только, что внезапно появилось, до неприличия, много свободного времени. Даже непривычно много. Спал, ел, запоем слушал музыку. Но как-то сразу остро понял, что жизнь круто изменилась. Детство уже кончилось, а взрослая и самостоятельная жизнь пока не начиналась. Подвешенное состояние неопределённости и ожидание каких-то больших перемен.
Жарища стояла несусветная. Ездил купаться на различные городские и пригородные водоёмы. Папа возил на Капчагайское водохранилище и реку Или. Было откровенно скучно. Ведь почти все друзья и одноклассники решали летние проблемы с отдыхом или поступлением в институты. А кое-кто вообще уехал в другие города попытать там счастья...
Недельки через три такого неслыханного безделья, всё-таки заволновался, что никто ничего не сообщает, и решил смотаться в аэропорт, чтобы узнать поконкретнее. Наступил уже конец августа, а занятия в Академии начинались, как и везде, с первого сентября. Но ведь предстояло ещё и авиабилет купить на вполне определённую дату, что, само по себе, в советские времена являлось огромной, почти неразрешимой проблемой, особенно в летний период каникул и отпусков!
Collapse )

Золотая Колыма. Исаак Гехтман. (12)

УЧИТЕЛЬ ВАРРЕН

Мы едем по берегу быстрой и красивой горной речки Ланковой. Берега реки скалисты и обрывисты.
Я искоса поглядываю на моего кучера — маленького невзрачного человечка, с вздернутым носом, похожим на луковку чеснока, и прозрачными голубыми глазами. Вид его несколько необычен для приполярных широт. На нем овчинный тулуп, подпоясанный лыжным шнурком, валенки, шапка-ушанка. Но из-под раскрытого тулупа виден белый воротничок смятой крахмальной рубашки и черный галстук бабочкой.

Кучера зовут Столяров. Он завклубом, киномеханик, танцор, мандолинист и актер Ольской труппы. Художественные наклонности и заставляют его, очевидно, носить этот, несоответствующий полярной обстановке костюм.

Несмотря на свою мирную внешность, Столяров человек отчаянный. Он не признает никаких дорог и везет напролом, куда глаза глядят. В сани впряжена молодая якутская лошаденка, чуть ли не впервые идущая в упряжке, и кажется, что не кучер управляет лошадью, а наоборот — она кучером. Ежеминутно лошаденка пугается и скачет на льдины, на пеньки, в наледи, и требуется отчаянное усилие, чтобы остановить ее.

Столяров ограничивается тем, что награждает лошаденку самыми несообразными кличками: — тпру, нахальный человек! — или — но, но, срывщик промфинплана!..

Впереди идут две собачьих упряжки с каюрами-тунгусами, но Столяров не желает ехать за ними, а выискивает какие-то окольные пути.
Collapse )