"Генерал Ватутин" и "Выборг". Трагедия в бухте Нагаева 1947г.(1)

В своих сообщениях Пароход "Дальстрой" ("Алмело") и Как погиб «Дальстрой», смотрите под тегом
пароход "Дальстрой", я прикасался к истории этого парохода. Но пароход "Дальстрой" был не единственным, кто погиб от детонации перевозимой взрывчатки. Такая же судьба постигла пароходы "Генерал Ватутин" и "Выборг" 18 декабря 1947г в бухте Нагаева (Магадан).
Удивительно подробная статья на эту тему "Трагедия в бухте Нагаева 1947г." размещена на сайте "Моя Родина-Магадан". Предлагаю её вашему вниманию...

25


36


Трагедия в бухте Нагаева 1947г
"...Давайте перенесёмся в прошлое Магадана на 78 лет назад. Только в навигацию 1929 года в бухту Нагаева(до этого название Волок) прибыли первые суда доставившие на неуютный берег Нагаевской бухты работников будущей Восточно-Эвенской ,позже её называли Нагаевской культбазой. До этого была колоссальная и тяжёлая работа геологов и гидрографов по изучению здешнего побережья Охотского моря. Было решено что Нагаевская бухта ,из за своей особенности является идеальным местом для укрытия судов во всём Охотском море, к тому же первые геологические экспедиции установили наличие в здешних местах большие залежи золота и других полезных ископаемых. Магадан должен был стать центром перевалочной базы Дальстроя. На этих судах прибыли и первые двухэтажные деревянные щитовые дома . Когда в 1931году на пароходе «Сясьстрой» прибыли воины Особой Краснознамённой Дальневосточной армии население увеличилось с 500 до 2000 человек. Жили они в основном в палатках и назывался этот городок из за разноцветных палаток — ситцевый. В феврале 1932 года из Владивостока в Нагаево прибыл пароход «Сахалин» доставивший на Охотское побережье работников только что организованного треста Дальстрой во главе с Берзиным Эдуардом Петровичем — первым начальником Дальстроя, в последствии расстрелянного в 1937 г.

Построили школу, были созданы 3 группы горного управления ,через сопки к приискам с большим трудом прокладывали дороги. Был построен кирпичный завод работавший на местных суглинках. Первые кирпичные здания стали возводить в 1933 г. В 1934 г. сдан в эксплуатацию 50-метровый причал. 29 декабря 1934 г. к нему пришвартовался пароход «УЭЛЕН». С его палубы опустили 4 отечественных самолёта. В 1935 г. введены в эксплуатацию судокотельный, механический и кузнечные цеха. Марчеканский завод в Нагаева начал выпускать стальные катера, баржи. В 1936 г. была установлена радиосвязь с материком. Дальстрой удваивает добычу золота и по своему удельному весу займёт место равное нескольким крупным трестам золотопромышленности Союза. Город рос как база для снабжения Колымских приисков, туда и велась трасса, отправлялись основные силы геологов, горняков, строителей. Учитывая отдалённость от месторождений, плохой климат побережья Берзин планировал не развивать Магадан, а выстроить главный город золотодобывающего края на Колыме в устье реки Таскан, в глубине материка.

В 1937 г. начался чёрный период в жизни края. Были расстреляны Берзин Э.П., писатели, журналисты, руководители заводов, управления. Только с 1938 по 1939г.г. Магадан принял десятки тысяч осуждённых. Среди них был генерал А.В. Горбатов, конструктор С.П. Королёв профессор А.К. Болдырев, киноартист Г.С. Женов.

14 июля 1939 года рабочий посёлок был преобразован в город. Эту дату принято считать годом рождения Магадана, хотя он был заложен 10 годами ранее. В годы Великой Отечественной войны на рудниках была повышена добыча золота и других драгоценных металлов. Из рассекреченных документов Дальстроя следует, что в годы Великой Отечественной войны Колыма добывала до 100 тонн золота в год. В августе 1945г. прибыл пароход «Феликс Дзержинский» с двумя тысячами девушек на борту, приехавших на Колыму по комсомольским путёвкам. В послевоенные годы активизировалось строительство. Именно тогда оформился центр города с красивыми зданиями по центральной улице Ленина, отразившей влияние Ленинградской архитектурной школы. На строительстве этих зданий работали и японские военнопленные. Но главным было добыча золота и других полезных ископаемых для страны. Поэтому в Магадан на пароходах помимо продовольствия, строительных материалов, Г.С.М., продолжали завозить горную технику и взрывчатые вещества,для вскрыши породы. Это был краткий обзор освоения Колымы. Теперь давайте рассмотрим непосредственно саму катастрофу.

Хроника катастрофы

«27 дней до катастрофы»

23 ноября 1947 года красавец-сухогруз «Генерал Ватутин» прибыл из Южно-Сахалинска в порт Ванино. Пароход был, что называется, налегке, без всякого груза. Длина судна — без малого 130 метров, ширина — 18 метров. Грузоподъемность — 10 тысяч тонн. Порт приписки — Владивосток. Номер приписки — 999. Зловещий перевертыш. Случайность или предостережение? Капитан парохода — сорокачетырехлетний Сергей Куницкий. Прошел всю войну. В 1942-м на пароходе «Беломорканал» со стратегическим грузом на борту прорвался в одиночку из Исландии в наши северные воды .«Генерал Ватутин» заменил на маршруте Большая Земля — Нагаево печально известный сухогруз «Дальстрой».

Из архивов Дальстроя.

В июне 46-го года в порту Находка при погрузке аммонита для Колымы взорвался крупнейший сухогруз Дальстроя под одноименным названием. На судне находилось почти полтонны взрывчатки. От взрыва пострадали склады и другие сооружения в порту. Не обошлось без человеческих жертв. От парохода практически ничего не осталось. После этого взрыва Совет Министров СССР выпустил Постановление, подписанное Сталиным — «Организовать с июня 1947-го года регулярные грузовые линии по завозу грузов Министерства внутренних дел СССР в Нагаево для Дальстроя». Вместо погибшего парохода рейсы стал осуществлять «Генерал Ватутин».

Из справочника Ленд-Лиза СССР.

«ГЕНЕРАЛ ВАТУТИН». Бывший американский Jay Cooke, построенный в 06.1944 г. на судоверфи «Rrichmond Shipyard» фирмы «Permanent Metals Co» в Ричмонде (США). В 06.1944 в Сан-Франциско От американской Военной судовой администрации советской закупочной комиссией и, подняв Государственный флаг СССР, вошел в состав Дальневосточного государственного морского пароходства Наркомата морского флота. В годы Великой Отечественной войны в составе военизированных судов Дальневосточного бассейна производил экспортно-импортные перевозки между тихоокеанскими портами СССР и союзников. С 23.03.1946 г. находился в подчинении Министерства морского флота, 10.03.1947 г. переведен на баланс Балтийского и 19.06.1947 г. вновь Дальневосточного государственных морских пароходств. 19.12.1947 г. при разгрузке в порту Нагаево от детонации в трюме взрывчатых веществ получил большие разрушения корпуса и надстроек и затонул, но вскоре был поднят и 22.12.1948 г. ввиду невозможности восстановления исключен из списков судов Министерства морского флота в связи с передачей «Гаввторчермету» для демонтажа и разделки на металл.

«ВЫБОРГ». Бывший американский, построенный в 1919 г. на судоверфи «Western Sb Со» в Сан-Педро (США). Первоначально имел наименование West Cajcot, позже — Golden Bear и с 1937 г. — Kailua и принадлежал различным судоходным компаниям США, а 06.11.1942 г. принят в Сиэтле от американской Военной судовой администрации советской закупочной комиссией и, подняв Государственный флаг СССР, вошел в состав Дальневосточного государственною морского пароходства Наркомата морского флота. В годы Великой Отечественной войны в составе военизированных судов Дальневосточного бассейна призводил экспортно-импортные перевозки между тихоокеанскими портами СССР и союзников, 23.03.1946 г. поступил в подчинение Министерства морского флота. 19.12.1947 г. при разгрузке в порту Нагаево затонул у причала от детонации в трюме взрывчатых веществ, но впоследствии поднят аварийно-спасательной службой ВМФ и 22.12.1948 г. ввиду невозможности восстановл­ния исключен из списков судов Министерства морского флота в связи с передачей «Главвторчермету» для демонтажа и разделки на металл. Водоизмещение около 12180 т; полная грузовместимость 5504 брт; длина 125,12 м, ширина 16,55 м, осадка 8,44 м. Мощность паровой машины 2332 л.с, скорость хода экономическая 10,0 уз. Вооружение: 1 102-мм и 4 20-мм орудия, 4 12,7-мм пулемета (первоначально: 1 102-мм орудие и 4 12,7-мм пулемета). После перегона из США судно решили передать от дальневосточников на Балтику. Однако после ЧП с «Дальстроем» приказом Минморфлота СССР пароход вернули недавнему хозяину. Так «Генерал Ватутин» угодил на колымскую линию.
В Ванино сухогруз «Генерала Ватутина» пробыл 16 дней до 10 декабря, всё это время он стоял под загрузкой. Трюмы «Ватутина» заполнялись мукой и крупой разных сортов, мясными консервами и сливочным маслом, солью, табаком, папиросами и махоркой, дизельмоторами, буровыми машинами, запчастями к ним, узкоколейными платформами и радиолампами. Но самым опасным грузом стала взрывчатка — аммонит, динафталит и тол. Из восьми с половиной тысяч тонн — три тысячи триста тринадцать тонн были взрывчатые вещества. Их поместили в первый и второй трюмы и твиндеки в носовой части парохода. Весь груз был застрахован в представительстве ГОССТРАХА на сорок три миллиона девяносто три тысячи рублей.

В тоже самое время на соседнем ванинском причале под загрузкой стояло судно «Выборг». Его капитану — Петру Плотникову — недавно исполнилось 34 года. В Ванино «Выборг» оказался на три дня раньше «Генерала Ватутина». Ему предстояло доставить в Нагаево пять тысяч сорок девять тонн самого разного груза — всего 219 наименований. Среди прочего — техника, приборы и запчасти, стройматериалы. Но Колымснаб особенно ждал кислоты и химикаты. В трюмы поместили — почти двести тонн ртути, большое количество серной, азотной, соляной и фосфорной кислоты, карбит кальция, мышьяк, хлорную известь, эмалевые краски, химический калий и еще 14 тонн разных химикатов. Кроме этого отдельное место занимали взрывсредства — капсюли детонаторы, бикфордов шнур, электродетонаторы и детонирующий шнур. Всего 193 тонны, которые разместили в трюме № 1 в носовой части парохода.

Загружали «Выборг» и «Генерал Ватутин» в две смены сразу по несколько бригад, которые состояли, в основном из заключенных. Как позже выяснит комиссия из Москвы, эти бригады специально никто не охранял. Хотя существовало положение о том, что загрузка особо важного груза (к коему относится и взрывчатка) должна проходить под усиленным контролем военизированной охраны. Техника, продовольствие и взрывчатка были нужны Дальстрою, как воздух. Навигация заканчивалась. Обстановка в Нагаево ухудшалась и лед сковывал бухту. Поэтому контролировали погрузку «Ватутина», «Выборга» и других судов из Москвы. «Дальстройснаб» торопил, требовал детальной отчетности. Переписка между столицей, Ванино и Магаданом велась активно. 30 кодограмм за полмесяца.

«Выборг» загрузили за девять дней и он сразу же отправился в Магадан. На борту 34 человека. Ранним утром 10 декабря и «Генерал Ватутин», напоминавший пороховую бочку, покинул Ванинский порт. На борту 43 члена экипажа и 14 пассажиров по официальным данным.

«5 дней до катастрофы»

«Выборг» пришел в Магадан 14 декабря и встал на дальнем рейде в километрах в пяти от причалов. На его мачте развевался красный флаг, что означало — «на борту корабля есть взрывчатые вещества».

У причалов Нагаевского порта находилось 7 судов. Пароход «Немирович Данченко» стоял порожним и брал в бункер уголь. Теплоход Минморфлота «Старый большевик» и пароход «Минск» находились под разгрузкой. Теплоход «Ким» стоял порожним вплотную к правому борту «Старого большевика». С танкера «Советская нефть» с 10 декабря разгружали жидкое топливо. Теплоход Дальстроя «Советская Латвия» стоял порожним вплотную к левому борту танкера «Сов.нефть» и брал с него дизельное топливо. Буксирный пароход «Тайга» находился между «Минском» и «Советской нефтью». На его борту была взрывчатка — полтонны аммонала. Это было первое нарушение руководства Нагаевского порта — поставить пароход с взрывчаткой рядом с другими судами, в особой близости к танкеру. Пароход «Феликс Дзержинский» стоял с грузом на ближнем рейде в полукилометре от первого причала. Некоторые суда не имели своего хода. На «Минске» — аварийность рулевого устройства, на танкере «Совнефть» — неисправность главных двигателей, на пароходе «Тайга» главный двигатель был так же поврежден.

Через четыре дня после радиограмной переписки между капитаном судна «Выборг» и начальником порта Уховым, последний разрешил подход парохода. Но у причалов свободного места не было, поэтому «Выборг» встал на ближнем рейде, напротив порта на расстоянии около трехсот метров. Это было еще одной ошибкой начальника порта 36-летнего Германа Ухова. Так близко подпускать пароход со средствами взрывания к причалам, забитыми судами, он не имел права. Тем более на одном из них была взрывчатка, а танкер был заполнен жидким топливом. Более того, на территории порта стояло 10 нефтебаков, заполненных бензином, маслом и мазутом по 1700 кубометров каждый.

«День до катастрофы»

Пароход Министерства Морфлота «Генерал Ватутин», над которым так же развевался красный флаг, прибыл в Нагаево в ночь с 17-го на 18-е декабря и остановился в пяти километрах от порта. Разрешение на подход к кромке льда против причалов на расстоянии 250 метров было так же дано начальником порта. 18 декабря в 20 часов 55 минут с «Ватутина» была принята радиограмма следующего содержания: «Прошу оформить приход портовыми властями, снять пассажиров, имею срочную необходимость сообщения берегом, оформить морской протест». На эту радиограмму в тот же день в 23 часа 15 минут от начальника порта был передан следующий ответ: «Ватутин. Завтра 19.12.1947 года подходите кромке льда против причала № 3. Оформим приход, высадим пассажиров. Ухов».

Таким образом, в порту Нагаево сложилась чрезвычайно опасная обстановка. Согласно правилам технической эксплуатации морского флота, постановка судов с опасными грузами в непосредственной близости к другим судам запрещена категорически, однако это положение было грубо нарушено начальником порта Германом Уховым. За два дня до катастрофы на совещании руководства порта было принято решение — разгрузку этого парохода производить в районе Каменного венца, так как на «Ватутине» находились взрывчатые вещества. Но тем не менее именно Ухов разрешил сухогрузу разгружаться в магаданском порту, что следует из показаний свидетелей. Хотя сам Герман Ухов на допросах отрицал информацию о том, что ему было известно о таком опасном грузе. В то трагическое утро 19 декабря 1947-го года в Магадане было привычно холодно. Ветер северо-восточный, 7 с половиной метров в секунду, температура — минус 21 градус. Такой мороз еще скажет в этом деле не последнее слово. Кромка неподвижного льда пролегала от Каменного Венца до первого пирса порта. Далее к морю — чистая вода с небольшим количеством битого льда. Толщина льда в припае была в среднем 61 сантиметр. Забежим вперед, после взрыва обстановка резко изменится .

«5 минут до катастрофы»

В 10 часов 10 минут пароход «Генерал Ватутин» подходит к кромке сплошного льда напротив причалов и делает разворот кормой к порту. Во время разворота судно ударяется носом о кромку льда, после чего, по словам

очевидцев, из его носовой части начинает идти густой черный дым. Через несколько минут на пароходе раздается незначительной силы взрыв. Левый борт в области третьего трюма отваливается и становятся видны

шпангауты. «Генерала Ватутина», объятого пламенем, начинает нести к пирсам, по направлению к танкеру «Советская нефть». Капитан пытается развернуть пароход и вывести его за пределы порта.

Иван Насонов, матрос парохода «Ким»:

«Пожар на корабле усилился, через несколько минут из 1 трюма вырвалась огненная струя, которая достигла примерно 40 метров в высоту. Это явление продолжалось в течении трех минут. Я сам видел, как команда парохода «Генерал Ватутин» стала с кормовой части прыгать на лед, причем прыгнули за борт не более 7 человек. Те, кому удалось спастись, бросились бежать в направлении парохода «Выборг»…»

Георгий Лебедев, начальник радиостанции парохода «Феликс Дзержинский»: «На лед стали соскакивать люди и бежать к «Выборгу». «Выборг» в это время начал поднимать якорь. Примерно в 10 часов 25 минут на пароходе «Генерал Ватутин» произошел взрыв огромной силы, от которого я упал, сбитый взрывной волной….»

Старший лейтенант Таперов, начальник отдела военно-пожарной охраны УСВИТЛ:

«В момент прибытия основных подразделений Пожарной охраны в порт, на пароходе «Генерал Ватутин» произошел второй взрыв, в результате которого весь личный состав отделения пожарной охраны порта, производивший боевое развертывание и одного отделения, следовавшего по льду к горящему пароходу, был контужен и выбыл из строя. При этом два человека были убиты, остальные тяжело ранены, 1 автонасос и 3 автоцистерны были разбиты…»

Герман Ухов, начальник Нагаевского порта:

«Прибежав к причалам, я дал команду пароходу «Советская Латвия» идти на помощь пароходу «Генерал Ватутин». После чего я пошел в пожарную часть, чтобы дать распоряжение выслать на лед спасательные команды. В момент прихода в пожарную часть я услышал следующий взрыв большой силы, в результате я был оглушен и придавлен…»
Подполковник Сувалов, заместитель начальника по политчасти Управления:

«Я услышал, как капитан 1-го ранга крикнул — Скорее давайте телеграмму на пароход «Феликс Дзержинский» оттянуть «Совнефть» от пирса! Прошло несколько минут, а пароход «Феликс Дзержинский» не подходил к судну «Совнефть». Терять времени было нельзя, я решил двинуться по льду с тем, чтобы ускорить отход «Феликса Дзержинского». Когда произошел второй сильный взрыв на «Ватутине», меня сбило волной с ног, и я на несколько минут потерял сознание…»

Совет Министров СССР, товарищу Сталину, заключение комиссии по расследованию взрывов пароходов Министерства Морского флота СССР: «Очевидцы показывают, что всё время, пока горел «Ватутин», судовая команда принимала меры к тушению пожара. В результате второго взрыва огромной силы пароход вместе с экипажем и пассажирами затонул. Ни одного человека в живых не осталось. От взрыва «Генерала Ватутина» образовалась волна воды со льдом до 10 метров высотой, которая дошла до порта и нанесла некоторые повреждения трем пароходам, стоящим у причала, а взрывной волной были повреждены палубные надстройки на остальных четырех пароходах. Почти одновременно со взрывом «Генерала Ватутина» от детонации произошел взрыв капсюлей, находящихся в носовой части парохода «Выборг»…»

Бирюков, матрос парохода «Выборг»:

«Через несколько секунд после второго взрыва на «Ватутине» произошел взрыв на нашем пароходе. Носовая часть «Выборга» отвалилась, и пароход стал очень быстро тонуть. Я и другие мои товарищи спрыгнули на плот, нас подобрал «Феликс Дзержинский»..."(с)
Источник-http://photo.ukamo.org/?page_id=346

(продолжение следует)

Фото
(Anonymous)
На первом фото пароход "Коряк"