odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

РУССКИЕ ЭКСПЕДИЦИИ ПО ИЗУЧЕНИЮ СЕВЕРНОЙ ЧАСТИ ТИХОГО ОКЕАНА ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII В

1778 г. сентября 16. – Наставление иркутского губернатора бригадира Ф.Г. Немцова купцам, отправляющимся на Курильские и Алеутские острова.

Наставление отправляющимся ис порта Охотского и ис Камчатки для промыслу на Алеутския и Курильския и протчия лежащия в открытом море острова зверей морским компаниям.

Вояжи ваши к северной Америке для промысла зверей – бобров и черных лисиц – весьма заслуживают внимания. Рачительность о том, о чем похвальна, а плоды сего добраго намерения, вероятно, вам довольно, и по собственным интересам которых иногда обретаите и на малой капитал свыше всякаго чаяния. Словом, многия уже из собратии вашей, бывшие прежде посредственнаго состояния, ныне кажутся обагатившимися. Ето множит не только в старых компаниях, но и в других ревность искать новых добыч, сие значит, таких островов, где более те дорогие звери водятся. От сих опытов и для короны польза та, что оных зверей соседственные державы, особливо китайцы, покупают весьма охотно, а всякая взаимная угодность делает обоюду дружбу сильнее. А больше еще интересует то, когда благоразумным поступом и ласкою островные жители вводятся в приязнь, а по ней желательно предаются и в подданство к славе империи. На сем пункте, кто себя прежде отличные усердием оказал, те сугубо и мзду уже восприяли, как например, 1-е: что достигли островов Умнаки и Уналашка в 758-м году компании купца Ивана Никифорова на судне «Св. Иустиана» 2, воспользовались там добычею одних черных лисиц 1603 и особенно за то от ея и.в. всемилостивейше награждены все участвующия в том, а имянно: купцы Илья Снигирев, Иван Буренин, Василей Кульков, Иван Томилов, Афонасей Суханов, Андрей Титов, Григорей и Петр Пановы, Егор Сабинин, Семен Красильников, Афонасей Чебаевской и оружейник Афонасей Орехов увольнением от гражданских служеб и золотыми медалями 3. Потом и другия таковой [171] же промысл в 764-м году жаловав тою ж привилегиею и медалями купцы Василей Шилов и Иван Лапин, а сверх того им за поднесенные ея и.в. 120 лисиц зачтена выданная к вспоможению из Охотской канцелярии сумма денег 9000 рублей да и в мое уже правление в 776 году из упромышленных оного ж шиловскою компаниею на судне «Св. Павла» лисиц черных и черно-бурых при всеподданнейшем моем донесении с Лапиным и Ореховым к ея и.в. представлено 300, за что там же они всемилостивейше пожалованы знатною денежною суммою.

Перечтя все те выгоды долженствую сказать и о неприятных случаях, каковыя могли до сего по грубости наших людей к островным жителям случаться: известно, что не всякой компанией или лутче сказать редкой хозяин в помянутые вояжи пускаится, а поручаит больше суда знающим только ход, по здешнему именованию передовщикам, вверяя в их точную команду и всех протчих работников. Те люди по нискому своему роду не больше мыслют, как только доставить зверей, и естьли чего сами не допромыслят, то за невелико поставят и насильно отнять. А как жители островные будучи и ис природы суровы, а к тому, когда еще увидит и досаду, то, чаю, мщение их будет простираться не только жестоко, но и общественно, почему и видим неретко в своих людях чувствительной упадок, что важнее почитать должно, нежели самую добычю.

Но потери сеи правители судна, по нискости роду своего, собою обсудить не могут, да буде еще и не было им о том сказано, то и стоит ето великова сожаления. А я теперь, обзабочиваясь тем до крайности, хочю дать вам разуметь лутче сие дело, вы ево хотя ведете давно, не без разбора, кажется, пользы и упущении, разчот потому весьма близок, когда б имели средство только одни миролюбивыя поступки, каковыми и сами лютейшие варвары привлекаются в приязнь. А народ алеутской, курильской мохнатской по известиям не из числа сильных грубианов, а несколько еще и мяхкосерд, которому, естли б от наших не сказано было поначалу досад, то бы всегда сходились дружественно им большею находкою, нежели что насилием доставано. Да и те бы, видя ласку, радостно шли в подданство российское, и по сие время весьма уже много их приобресть было можно. То и представьте, когда и при теперешних ссорливых обстоятельствах получаите вы оттуда знатные капиталы, а сколь же бы превосходнее их иметь могли во время мира и единодержавия, тут не подвергались отнюдь ни опасности, ни потери, а целость людей умножалась только добычи, а лестнее еще того делаться достойными милостей государских и уважения от общества.

Напротив же скажу, когда грубости от наших к островным жителям еще продолжатся, то они тем могут доведены быть к увечной вражде, а, входя в нее, постепенно научатся, наконец, несколько обороне, но и прямой войне и самыми ж похищенными от нас орудиями зделаются для ваших промыслов опасными. Но ето еще все меньше, нежели как я думаю о соседях их: мохнатые имеют с японцами всегда торг и дружбу крепкую по ласковом только со стороны японцев обхождению. А с японцами из европейцев ноиважныя мореходцы – голланцы, их свойства – проникать во все части света. Да столь же ревностно испытывают земной шар агличани, французы, ишпанцы и португальцы, и будучи все те нации отменно желательными в разсыпанных народах вселять свою власть, и там только его не коснулись, где еще не находили случаев. А как етот завидной в Алеутских и Курильских островах звериной промысл давно занимает целой Европы мысли, и естли хотя мало дойдет к их знанию в разсуждении тамошних жителей к нашим, то, конечно, не оставят в возмездие заплатить и отнять выгоды, коими российское купечество многие годы пользуются, то я в упреждение таковых следствий даю вам в наставление следующее:

1-е. Иметь обхождение с островными жительми. Обыкновенно тихие поступки ведут к дружбе и для того надлежит вам наставлять [172] предводителей судов, чтоб они, когда дойдут к островам знакомым или незнакомым, давали перво о себе знак островным жителям сколько можно приятельски, а предостерегаться от несщастия не впасть в их руки, кажется ли, положения места будет их вразумлять, я о знакомых островах сужу, что их наши, чаю, довольно уже сведали и знают не только как пристань. Но производить свое дело, однако ж, потребно и тут не совсем полагаться на старое знакомство, а должно всячески удвоить к себе их дружбу, средствы к тому вам уже известны, какими лутчее можно то достать подарками, о чем больше оными унаровите, тем и сами авантажнее от них воспользуйтесь.

Найдя в них совершенную приязнь, должны уговаривать в подданство российское и уверять, сколько можно сильняе, о великих нашей всемилостивейшей государыни милостях и что под ея державою оне будут благополучнее не немного, потому что не осмелются уже их никто обидить словом. Они останутся во всяком покое и тишине, а наши приезжающия, будучи одного владения, станут все им, что надобно, привозить и жить как братья. Следовательно, и доказывать то самым делом взятым аманатам, которых сверх ласковаго обхождения довольствовать пищею избыточно буде. Кроме их и другие из островных жителей похотят ехать в Камчатку и в Иркутск, таковых принимать же, но небольшим числом и довольствовать их пропитанием на казенной щот и дорогою не делать им ни малейшаго озлобления.

А затем выведывать у всех познакомившихся островных жителей о людности тех островов, кто с ними в соседстве и с кем ведут знакомство, и каким образом делаются их между собою свидании, далеко ли они от своего острова знают сами места и почему, и, кроме своих соседей и наших промышленных судов, другие какие незнаемые им люди приезжают ли к ним для добычи зверей или для вымену от них самих. Естли бывали, то распросить подробно, на сколь великих судах и чем оныя разнятца от наших, сколь людны, что на их судах было виднаго, смирно ль приставали или делали какой-нибудь страх в руках ли имевшими малыми или на судне находившимися большими орудиями; страх, от них деланной, чем кончили: требованием ли от них чего или принуждением здаться под их власть. И как о себе объявля ж, екто ж не припомнят имени, то, по крайней мере, выспрашивать о видах собственно тех людей и каким образом вели свои переговоры, какое было платье и на судах флаги каких цветов и вымпел (то есть сорочки). Наконец, спознать и время, когда они были, и сколь долго, и один ли раз или больше, так же не заезжали ли и к их соседям знакомым и что тут и там чинили; а важнея – не производили ж обсервацей и не сочиняли ж карт. И хотя точно от них проведать и неможно, но догадкою все ето записать с самою точностию. А узнав о таких (кроме наших судов) вояжирах должны разсуждать, ис которых они государств, то есть японцы или европейские.

2-е. Иметь острожность. Хотя нельзя описать всех случаев вредных, однако ж, предварительно о том вразумляя вас, когда случитца в море или при островах сойтися нечаенно с судном иного государства, то сперва разсматривать ево величину, а потом и располагаться, например, когда покажется оно больше вашего и многолюднее, особливо и конструкции не озиатской, а европейской, то свои об нем любопытства вести с великою осторожностию, то есть с идущим в море блиско не сходиться, дабы оно в разсуждении отменной сказанных нацей проворности не зделало нападения, и для того удаляться от него, но смотреть только прилежно, куда оно путь свой держит, и, что на нем означаится, все записать.

И к стоящим на рейде знакомство начинать выставлением сперва своего знака и посылать к нему своих людей в малом судне человек по восьми или по десяти со скрытыми ружьями и велеть, не подходя к самому судну по крайней мере на выстрел, вызвать голосом слово, чье то судно, а о себе им сказываться, что российской империи подданные, [173] когда ж услышан будет потом с ласковостью и то куда они следуют, но ежели откажут в том грубо, то и не надлежит людям нашим тут замешкиваться, а возвращаться поспешно к своим, где и принимать меры согласные силам: судно ль то отжить прочь или самим удаляться. Ежели ж и не будет суроваго от незнакомых вида, а столь же откроют и к нашим ласковость, то не полагаться ж, однако, слепо, а иметь в тайне всякую предосторожность и о себе, что за промыслом зверей ездят, отнюдь того не сказывать и объявлять только, что за ясаком с подданных народов посланы, но имеющихся зверей ни для чего не казать, а о дружбе своей уверять наружными видами. А естьли еще к тому приметится надежда, что можно с нами отдариться какими ни есть мелочами без причинения себе убытка, то его не только позволительно, да и послужит средством наилутче узнать их дело, куда и зачем следуют, а рейды, причину истинную и сами видеть могут, по погоде ль оная или по другим необходимым им обстоятельствам случилась.

Но о приставшим к островам обитаемым иностранном судне внимать должно больше. И для того надлежит прежде обозреть издали тот остров, можно ль к нему приближиться без крайней от нападения жителей опасности, потом обдумать и стоящее при нем судно: таково ль оно, чтоб посланные для осведомления наши люди, в случае неприятельской встречи, от него без вреда отделаться могли. Естли ясно представятся такие страхи, то нашим промышленным оным не подвергаться, а обходить для спасения от сих мест спешно, разве уже, минуя опасные предметы, принимать опыт в стороне того острова к разведанию о ево положении и о судне, откуда оно и зачем тут остановилось. Буде ж бы и не представлялось препятств объявленных и была надежда пристать не только к острову, но и опознакомиться с жительми, их судами иностранными, однако ж обхождение свое начинать и вести только с наружною ласкою. А в протчем блюсти себя крайне от обмана и мшения за прежде содеянные поступки наших.

Все случаи, которые новостью покажутся как-то: обретение неизвестных до сего островов, встречу неванных 4 прежде иностранных судов, сообщать к сведению с самою подробностию и прочим нашим воежирующим судам и советовать вместе, как наилутше с островными жителями заводить приязнь и склонять их в подданство. И при пустых, но зверьми наполненных островах, как протчие, начинать свои добычи и обраняться от нападеней неизвестных случаев.

А иностранцам же таких, которые не случайным только проездом, а с намерением к ловле зверей или для покорения диких народов зашедших, принимать меры к воспрепядстваванию им того. А буде они силою важнея покажутся, то удаляться от вреда, но скрывать себя так, что можно было запремечать тех иностранцев действии. А в гавани к нашим начальникам уведомлять секретно, где не только щот иностранных судов и место, где их видели и в каком упражнении, но и все, что глазами в состоянии были обнять.

3-е. Укрепляться в силах. Весьма надлежит приводить суда ваши в такое состояние, чтоб они неприятелям своим могли делать отпор, потребно к тому непременно иметь на них по нескольку пушек, хотя небольших. Ето может придать смелость ко встрече и с чужими превосходными судами, не меряя своего способнаго пути, ни же слепо их расстроить в намерениях особливо раздражением, уже островныя дикия народы меньше покушатся беспокоить наших.

Я буду говорить потребно о всех ваших промышленных судах, оставляя то времяни, а скажу теперь об одних только байдарах, на которых очень опастно ездить в погоды. А лутче, конечно, завесть при каждом судне елбот голланской конструкции, которые против всякаго шторму служат, особливо когда послать к острову проведать о чем, то на нем поставится и маленькой фолканет, коим в случае нападения от островных [174] жителей легко оборониться, а больше ужасом отправить предпринимающих.

4-е. Беречь людей. Должно первым предметом ставить целость вояжиров и для того всех сказанных предосторожностей непременно надлежит и во внутреннем содержании знать все то, что может отравить жизнь и здоровье: к тому служит вначале пища, свойственная роду и непривычке, например, камчадалы сначала своего произхождения питаются одним звериным мясом и рыбою, однако ж когда им случаится есть хлеб, то ево они лутче приемлют и нельзя чего причесть ко одному вкусу, а, конечно, чувствуют от того укрепления сил своих больше. То что же должно судить о воспитывающихся на том курильских, и хотя со временем и они приучаются камчадальской пище, однако ж нельзя столько верить, чтоб не делалось перемен поскудения прежних сил. Но нужда, что не вмещают суда такого количества, как бы требовалось на всегдашнее употребление, хлеба, заставляит делать меру особливую, и я меньше пропорции положить не могу. Да и должны вы непременно заготовлять на четырехлетнее время на каждаго человека по шести пуд на год, ето составит, буде щот людей на судне имеит быть в 70 человеках, всего 1680 пуд, а буде из 60 человек – 1440 пуд. Употреблять же печеным или мукою, просто примешивания в варенье, оставляится на долю, только того требуится, чтоб, конечно, всегда хлеб в пище вояжирам был, хотя в неделю один раз. Таким образом, люди из хлебных мест удобнее в здоровье и жизни сохранятся. А к тому столько ж нужно определить и питье: вода простая при кушанье малосочном только лишь множит сыростью своею мокроты и во отвращения сего надлежит употреблять уксус, хотя изретка, вместо квасу.

В случае ж болезни наблюдать страждущего в нем, единошно вспомоществовать ему всяким образом, опримечая свойство припадка. Естли оной усиливаится с зловредностию, то храниться и здоровым от заразы. Естли болезнь откроится на судне, то нельзя будет здоровых отделить от хворова совсем, а употреблять средством курения перья, шерсти, кожи и других самых смрадных вещей, а при том и уксуса, поливая ево на горячее железо. А когда ето прилучится на берегу, то больнаго хотя и отделить на то время пока бытие на острову, но не оставлять одного, а приставить смотреть за ним особливаго человека, освобождая для того ево от других должностей, но не оставить того на их собственной щет, а разделить промысл прочих на всех равно.

Когда ж бы (от чего, боже, сохрани) с каким судном и несчастие случилось от разбития штормом или по нападению неприятелей и люди на нем будут стеснены бедствием, то завидевшему сие приключение другому не проходить и делать всякое вспоможение до последняго пункта.

Не лишать такой нужной помощи и самых иностранцев, но только с тем различением, ежели их судно стоит на мели и больше нашего, и многолюдное, котором такая прислуга иногда не дала б и случая по исправне вместо благодарности притеснить и самих помошников. А что лежит до сущаго разбития, то в сем обстоятельстве брать непременно участие во вспомоществовании, какое только в силах бывших состоять будет и, хотя б вы себя до крайности обремянили, но жизни человеческой отнюдь не оставлять гибнуть в бедствии. А такими чувствительными действиями не только свои познают ближе людность и мяхкосердие, но и дикие народы, всмотрясь во оное, приучатся от нас иметь мысли хорошие.

В числе ж спасенных иностранцев, ежели случатся больные, то об них распорядок делать тот же, как выше о своих сказано. Но ежели случится так, что наши будут на острову обитаемом, а мимо онаго проходить трафится иностранному судну и зазовет ево нужда остановиться тут для пользования своих больных, в таком случае нужно удалиться, дабы не получить заразы тех болезней. И им чрез сигнал дать знать, чтоб на обитающих островах не приставать, причем и можно зделать из [175] человеколюбия вспоможение так, чтоб не было друг с другом прикосновения; а усиливающихся по возможности отвращать и в случае договоров обязываться взятьем аманата.

5-е. Вести журнал. С самаго того дни как судно в ход пойдет, записывать все случившееся в вояже, например:

1-е) в которую сторону судно пустится и сколько дней пройдет однем или переменными ветрами без остановки;

2-е) в том ходу что могут заприметить островов или судов идущих;

3-е) какое об них глазами возьмут понятие;

4-е) ежели влекли о себе любопытство, а онаго не учинили, то что удержало или воспрепятствовало;

5-е) ветры и штормы, коснувшись препядствием пути, сколько, где продержали, как спасались от вреда и в чом сие время упражнялись;

6-е) где имели необходимые нужды останавливаться для поправления судна или налития пресной воды или же и для обыкновеннаго зимованья и что там могли запримечать особливаго;

7-е) при каких островах промысл зверей производили и сколько их при каждом добыли и что те острова впредь обещают не только к добыче, но и как жители вход наш приемлют, то есть желают ли продолжать знакомство и подданство или от того отвращаются и по каким причинам;

8-е) ежели найдутся новые острова, то оные в какой части света состоят, каким образом до них дойдено, как к ним приставали, чем первое свидание начато: страхом или ласковостию, какой происходил от перваго и другаго успех;

9-е) ежели приняты были мирно, то каким ето действовалось образом, то есть чем могли им угодить и за что, хотят ли всегда иметь дело и оставаться в подданстве нашем;

10-е) но ежели где не были допущены, то как разстались: без вреда или со вредом и в чом оной состоял, не умалчивая ни о малейшей вещи, а в разсуждении, утратя при таковых случаях людей, всего яснее показать произшедшее действие, и естьли впредь надежда там завесть знакомство и промысл, и в чом оной может заключиться, и как к сему желанию достигнуть;

11-е) о встретившихся иностранных судах: где с каким свидание случится, простым ли только проездом на море или при островах, как начато знакомство, сколько дней были вместе, что слышали и как разстались;

12-е) о приключившихся людям болезненных припадкам: от чего оные происходили, чем вылечиваны или по неимею приличных лекарств и места способнаго лишались жизни;

13-е) все, что найдется достойных памяти и предостережению на будущее время, класть на бумагу, даже и малейшее между промышленными раздоры, и буйство учиненное, и что каждой из них, быв в промысле на островах и в море, мог приметить особливаго – словом, кончить сей журнал последним днем возвращения в Камчатку или в Охотск.

6-е. Принимать штурманов и учеников. По силе ея и.в. указа, состоявшегося 764-го года из бывшей в Тобольске секретной експедиции канцелярии Охотскаго порта, велено со отправляющимися на судне от компании для промыслу посылать ис тамошних морских служителей штурманов для описи вояжа, а в возможных местах – положения на карты, вследствие чего от командира Охотскаго порта на каждое судно принимать по одному штурманскому ученику.

7-е. Собирать куриозности. В бытностях на островах Алеудских, Курильских и на других рекомендую собирать всякия редкости удивительныя, как например: окаменелыя раковины, рыбы и протчее животное, равно ж и неизвестных в здешних местах куриозных птиц доставать, и, сняв искусно кожу с перьями, чучелы делать и по возврате представлять ко мне. Сие отнюдь не лежит до собственной моей надобности, но отсыланы будут ко двору ея и.в., чрез что компания судна заслужить [176] может себе похвалу, для которой и должны употреблять старание.

8-е. Позволяется компанионам к лутчему, что сверх сказано, в действо производить. Как о сих вояжах прежде подробных известий присылано не было, то и нельзя теперь трафить полным на все предписанием, следовательно, такие термины, которых здесь не изъяснено, а оне существительны к порядку, то не только не отрешаются, но буде что и вновь усмотритца правителям судов надежным средством к приобретению желаемаго, оное оставляется в их волю, о чем лутче могут содействовать, за то получат еще и похвалу.

9-е. А за неисполнение повеленнаго предписывается штраф. Буде кто старое умствование свое поставит выше сказанных осторожностей и, не покарясь здравому разсудку, что упустит или по темной грубости произведет какую-либо островным жителям обиду и наглое насилие, по которому выйдет и пресечение заведеннаго знакомства или паче еще и вред собственно судну и промышленным людям, таковыя судиться будут как нарушитель высоких монарших намерениев.

Передовщики судов весьма должны быть в том осторожны и за работниками рачительно наблюдать и не допускать их не только к предписанным раздорам и обидам островных жителей, но и от сварливости между собою так, как и от пьянства воздерживать, а которые столь будут буйственны, что презрют все деланные начальниками судов воздержании, таковых для строжайшей ексекуции представлять к начальникам наших гаваней, и оных продерзателей отнюдь никому не закрывать или лутче всякой работник за поведением товарищей своих смотреть обязан под страхом за неисполнение сугубаго наказания.

10-е. Снабжать суда. В чем что следует к пути на чаемое время заготовляться с избытком, дабы недостаток не был после причиною препядств во исполнении желаемаго, и что лежит о вспомоществовании к вояжу потребным с наземной стороны, оным снабжать по силе законов, начальники охотской и камчатской от меня уже ордированы.

11-е. Рапортовать. Сперва как судно в вояж изготовится, котораго числа пойдет и к какому месту, а затем сообщить и ведомость подробную, чем оно снабжено, например: такелажами, съестными припасами, на мену островным жителям вещьми, к добыче надобными инструментами, оружиями, не только к промыслу служащими, но и оборонительными, сколько на нем людей и табель об них, кто ис котораго места, с каким пашпортом, каких лет, за какую договоренную плату... 5 оной чем озадачен, и какое зделано с казенной стороны тому судну одолжение.

А потом, когда возвратится судно из вояжа, столь же подробно описать: где были, что получили и о людях, все ль в целости или убыли и какими случаями, а к яснейшему всего разсмотрению приложить и журнал, в пути веденной.

И таковые рапорты от вас долженствуют подаваны быть не только ко мне, но и в Охотскую и Большеретскую канцелярии, которым и следующие ко мне для доставления в настоящее время препоручать.

12-е. По приличеству касается сие наставление и тех компаней, которые в лето одно из Охотска на промысл отъезжают.

Наконец, остается мне от вас, господ компанионов, ждать только прямого исполнения, а время покажет, кто рачительно заботился о благе общем, тот, конечно, восприимет и мзду, а нерадивой и ослушитель не только осудится, но извержен будет, яко недостойный член общества.

Подлинно подписано по сему:

Федор Немцов

АВПР, ф. РАК, д. 26, л. 170-177. Копия.
Tags: русские экспедиции
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments