odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

И. Г. Гольдберг. ВОЛКИ (2)

IX
Хабибурца пришел к Митрофану. У Митрофана было смущенное лицо и был он чем-то обеспокоен. Шаман по обычаю напился чаю и не допытывался о причине беспокойства хозяина. Не выдержал сам Митрофан и рассказал о беде.
Вскипев, Хабибурца разразился гневной речью. Он упрекал мужика в неповиновении, в забвении наставлений предков, в непочитании духов. Он грозил еще большими бедами и наказаниями.
-- А! -- злорадствовал он. -- Ты думал обмануть харги! Ты думал, что харги не узнают твоего обмана, твоей хитрости?! Вот они начинают наказывать тебя! Вот они показывают свою силу!.. Погибла твоя хорошая собака, будет еще хуже, если ты не станешь слушаться!.. Еще хуже будет!..
Ныло на сердце у Митрофана. Было и тоскливо и боязно. Единственный глаз Хабибурцы сверлил его злобным и опаляющим взглядом. Единственный глаз шамана подстерегал, укорял, грозил.
-- Всем!.. -- потрясая высохшей рукой, кричал Хабибурца. -- Всем, кто смеется, кто не верит старинной вере, всем будет худо!.. Вот увидишь!

Митрофан, сжавшись и притихнув, слушал. Слушал и соображал: что же теперь будет? Неужели харги отомстят всем тунгусам, которые не верят в харги? Неужели и Салаткин, и Хирогир, и Куренков, и все те, кого знал Митрофан, будут наказаны?.. Вправду ли так силен Хабибурца со своими духами? А вот русские люди, которые всегда отговаривают верить шаманам и смеются над шаманством, вот русские люди, неужели и они подвластны духам?.. Почему же харги до сих пор не покарали их? Почему русским людям безнаказанно проходит все, а ему, Митрофану, и всем таежным людям грозят беды?.. Соображал и раздумывал Митрофан, а Хабибурца, опьяненный своей злобой, наскакивал на него и орал.
Когда Хабибурца вволю накричался и насладился испугом и огорчением Митрофана, он захотел курить. Он вытащил кисет и трубку. У вышитого бисером кисета болтался обрывок ремешка. Хабибурца поглядел на него и вспомнил:
-- Давай-ка мне, бойе, огниво. Затерялось где-то мое. У тебя лишнее есть.
Лишнего огнива у Митрофана не было, но он торопливо отвязал от запасного кисета стальной брусочек и охотно подал его шаману:
-- Возьми, возьми, Хабибурца!

X

В тайге каждый слух долетает от стойбища к стойбищу быстро, точно на крыльях. В тайге каждая мелочь -- происшествие, которое интересует жителей и заставляет их долго и упорно разговаривать о ней у камелька.
От Куренкова слух о том, что шаман потерял кресало, полетел к соседнему стойбищу, дошел до Салаткина, а от Салаткина перекинулся к Митрофану.
У Митрофана, который высыпал в огонь остатки стрихнина и перестал класть помет на волков, в эти дни волки загрызли лоншачка. И был Митрофан опален огорчением и не знал, что ему делать. Поэтому, когда встретился он с Салаткиным и когда стал жаловаться ему на свою беду, то почти и не обратил внимания на то, что сосед посмеивается над шаманом. Митрофан плакался и негодовал. Ему жалко было оленей, но больше всего томил его страх, что теперь харги не отстанут от него и будут без конца мстить.
-- Не верь! -- успокаивал его Салаткин. -- Никакой силы у шамана нет. Вот в лесу ходит и как самый несмышленый парнишка все теряет... Не верь ему, бойе!..
-- Ах, беда -- не успокаивался Митрофан. -- Харги Друга погубили... Никто, как харги! Как туда отравленное мясо попало?..
-- Отравленное мясо? -- удивился Салаткин. -- А ты разве помет с мясом клал?
-- Нет, с рыбой. Да совсем в другом месте...
-- С мясом?! -- повторил Салаткин и поднял голову, как бы прислушиваясь к чему-то. -- А кто же подкинул?.. Я думал, твоим обожрался Друг...
-- Харги! -- широко раскрыв глаза, убежденно крикнул Митрофан.
-- Харги? -- покачал головой сосед. -- Нет, бойе, это наверно человек. Злой человек!
И Салаткин внимательнее начал расспрашивать Митрофана, где и как обнаружил он отравленную собаку.
И по мере того, как Митрофан рассказывал горячо, но подробно, Салаткин становился хмурым и озабоченным.
-- Знаешь, -- решил он, узнав от Митрофана все, что тот сам знал, -- знаешь, надо людям рассказать. В совет надо сходить да рассказать!.. Злой человек это путает тебя!
Митрофан не верил. Кто же этот злой человек? Кому что худого сделал он, Митрофан, за что обижает его неизвестный? Нет, харги это, духи, которые рассердились за непослушание!..
Салаткин ушел, а Митрофан сидел в своем чуме у ровного огонька, курил и упорно думал.
Думал он все о своей беде. Но натолкнул сосед и на иные думы. Вот велит Салаткин в совет пожаловаться, у совета помощи попросить. Ладно ли это, не от совета ли все пошло -- и волки, что пугают и портят стада, и отрава, которая гневит духов, и многое другое!? Ведь Хабибурца прямо говорил, что совет, который придумали русские и которому теперь верит почти вся тайга, что совет неправильно ломает законы тайги, старые, испытанные законы, и ставит на место их какие-то новые, небывалые... Правда, с тех пор, как появился этот совет, в тайге стало не плохо. Лучше стало в лавках, больше товаров начал выносить на стойбище по новой покруте каждый охотник. Он сам, Митрофан, в прошлом году всего набрал в лавке и нисколько не остался должен новому другу. А при старых "друзьях" из долгов и не вылезал!.. Лучше стало. Куда лучше, чем прежде!.. Только вот как же харги? Ведь сильные они, сердитые, все знают, все видят. Так Хабибурца учил, так и старики говорят, так раньше было...
Митрофан сидел у ровного и привычного огня своего жилища и томился.
А Салаткин, скользя на лыжах домой, упорно соображал о том, кто же мог подбросить отравленное мясо митрофановой собаке? Салаткин хорошо понимал, что дело тут не в духах и не в их злобе. Уже несколько лет, как научился Салаткин различать правду от вздора. О, он знает теперь, что ни харги, ни русского бога вовсе и нет, что это все выдумали попы и шаманы, что у попов и шаманов никогда не было правды, а вот настоящая правда пришла в тайгу только теперь, когда на необычном суглане избрали вместо родового шуленги и старшины совет... Это только такие, как Митрофан, да некоторые старики верят еще в шаманские пляски и заговоры. Ах, какой упрямый Митрофан! По всему видать, что какой-то худой человек отравил его собаку, а он верит Хабибурце и видит в этом месть харги! Упрямый и смешной Митрофан!..
Лыжи быстро мчат Салаткина домой. Быстро несутся в его голове мысли.

XI

Сбрасывая лыжи возле своего чума, Салаткин вспоминает: еще несколько лет назад, может быть, десять, двенадцать, как было бы ему холодно и одиноко! Настигли бы его мысли в заброшенном в тайге чуме и нес бы он их сам в себе и томился бы в безлюдьи! Было бы ему страшно и тоскливо и рад бы был он появлению шамана, который обманул бы своей ложной мудростью, своей лживой правдой. И отдал бы он пушнины и зарезал бы жирного оленя-лоншачка, чтобы угостить шамана и задобрить его духов. А за все это получил бы обман и напоился бы ненужными страхами и видел бы страшную и смешную пляску шамана, и слушал бы его непонятное бормотанье и дикий грохот глухого бубна...
Салаткин смеется. Он ухмыляется своим мыслям и входит в свой чум, неся на своем лице лукавую усмешку. Нет! Хабибурца теперь не обманет его! Вот на расстоянии одной нульги от родного жилища раскинулось прочное жилье таежных людей. Его называют чужим, но ставшим теперь обычным словом "база", и там много хороших вещей есть и для Салаткина и для каждого тунгуса. Там весело коротает зиму десятилетний Прошка, второй сынишка Салаткина. Ух, шустрый паренЫ Пожалуй, скоро умнее отца станет!.. Жалко, погиб первый парнишка. Был бы теперь полным охотником, добытчиком. И погиб зря. Салаткин хорошо понимает теперь, что Нирджимку просто-напросто погубил шаман своим леченьем. Пришла огневая старуха и сожгла парня, а шаман кружился над ним, пел ему страшные песни, пугал злых духов, и все без толку!.. Вот теперь, когда прошлой весною на некоторых стойбищах полегли в горячем недуге ребята, быстро приехали от совета лекари, привезли помощь, вызволили ребят, подняли на ноги. И ни беличьего хвоста это никому не стоило!..
...Кто же подкинул отраву Митрофанову псу?..
Салаткин поправляет огонь в очаге и хмурится. Глупый Митрофан верит в злых духов! Тут злой человек старался, враг какой-то. Надо найти его. Непременно надо! Как же! Сегодня он вред Митрофану сделал, завтра Хирогиру, потом другим, а затем доберется и до Салаткина. Надо найти его!
Выколотив о камень у очага выкуренную трубку, Салаткин деловито сказал жене: "Пойду в совет! Дело есть"...

XII

Красный флаг выцвел, но весело полоскался на ветру над новеньким срубом совета. У высокого крылечка лениво грелись на зимнем солнце две собаки. Они нехотя посторонились и пропустили Салаткина в дверь. В чистой горнице на стенах висели портреты. Салаткин хорошо знал этих троих: с бородкой и с большим лбом, проницательно прищурившегося и заглядывающего в самую душу, и другого с усами, с упорным взглядом, и третьего, в очках, с бородкой, приветливого и простого. Салаткин знал их прозвища. Еще недавно Прошка показывал их изображения в своей книжке и учил: Ленин... Сталин... Калинин...
За столом сидели знакомые люди. Салаткин степенно поздоровался с ними за руку и полез за кисетом.
Председатель выждал некоторое время, пока Салаткин покурил и порасспросил о чем-то, и сам в свою очередь осведомился у него, по какому он делу выбрался из тайги.
Рассказ Салаткина был сбивчив и не совсем понятен. О волках, о загрызенных оленях председатель понял, понял он и о погибшей собаке. Но при чем тут кем-то утерянное кресало. Но упоминание о шамане насторожило председателя.
-- Бродит еще Хабибурца? Шаманит? -- оживился он.
-- Шаманит, -- подтвердил Салаткин. -- Пугает. Митрофана ругал, что он волков травит... Худо это. Хабибурца вредный. Поищи, Намкич, поищи, кто собаку у Митрофана погубил...
-- Думаешь, Хабибурца?
-- Думаю! -- возбужденно крикнул Салаткин. -- Гляди сам: клал Митрофан помет на волков, а Хабибурца стращал харги! Клал Митрофан помет в рыбе, а откуда мясо взялось? Кто собаку приманил? Кто?
-- По-твоему, Хабибурца? -- раздумчиво повторил председатель.
-- Он! -- вскочил на ноги Салаткин в ликующей ярости. -- Потерял он кресало где? В стороне от Митрофанова стойбища! А это он стороной скрадывал, чтоб след запутать...
На председателевом лице появилась задумчивая усмешка. Она подхлестнула Салаткина. Салаткин настойчиво закричал:
-- Гляди сам! Ищи!.. Сходи к Митрофану, к Хирогиру! Поймай Хабибурцу!..
Председатель добродушно махнул рукой:
-- Ладно! Все сделаем... Поймаем!
-- Во-во!.. -- всплеснул ладонями Салаткин. -- Хорошо! Лови его!..

XIII

Хабибурца глядел затравленным зверем. Двое вошли в его чум. Они попросили огня, но когда Хабибурца сунул руку в камелек и ловко захватил раскаленный уголь, они скупо рассмеялись.
-- Давай кремень. Высекать будем...
Хабибурца зло усмехнулся и вытащил откуда-то кисет: все тут было на месте и в исправности: на крепкой ровдужной вязочке висело и огниво.
Младший из двоих схватил кисет, покрутил кресало и строго спросил:
-- Новое? А старое куда девал?
В глазах Хабибурцы сверкнуло злое упрямство.
-- Старого нету...
Старший отбросил кисет в сторону. Лицо у старшего было гневно и сурово.
-- Ладно! -- сказал он решительно. -- Рассказывай, зачем ты собаку Митрофана отравил? Зачем мужика путал и помет класть на волков отговаривал? Все рассказывай! Все знаем!
-- Все знаем! -- весело подхватил младший. -- Никуда не денешься!..
У шамана хмуро сошлись на переносьи брови, и он визгливо закричал:
-- Чего рассказывать? Чего знаете?.. Почему тревожите меня? Почему пришли как недруги и кричите на меня?! Я разве кому зло делал? Я людям помогаю, от болезней оберегаю их, оленей охраняю от злых духов, от падежа... Почему тревожите меня?..
Слова у шамана были смелые и решительные, но в глазах запрятался маленькой юркой лаской холодный страх.
И двое подметили этот страх и велели Хабибурце замолчать.
-- Молчи! -- сказали они. -- Собирайся, пойдем...
Хабибурца испуганно замолк и даже не стал спрашивать, куда они пойдут. Только выйдя из чума и быстро оглядев свое стойбище, он прищурил глаза и многозначительно и угрожающе предупредил:
-- Меня обижать нельзя... У меня харги сильные!..
-- Знаем! -- захохотал младший. -- Знаем мы твоих харги. Вот пусть они теперь тебя выручают!..

XIV

Митрофан редко бывал в совете. Он выходил в людные, в жилые места только тогда, когда приходилось сдавать пушнину и набирать в лавке припасы. Он всего один раз был на суглане, где было шумно и весело и где в совет выбрали знакомых таежников. И хотя дружил он с Хирогиром и с другими выборными, но боялся совета. Поэтому неловко стало Митрофану и немного даже испугался он, когда пришли за ним и сказали, что ждут его в совете, что есть там до него неотложное дело. Испуг его был недолог и неглубок: Салаткин, передававший приглашение, усмехнулся и лукаво предупредил:
-- Сходи, весело будет. Однако, смеяться станешь!
-- Почему?
-- А сам услышишь, сам узнаешь...
В совете, куда добрался он к вечеру, в новой крепко и ладно срубленной избе, было мало людей. Митрофан нашел знакомых и долго здоровался с ними, по обычаю расспрашивая о здоровьи оленей, о промысле, о благополучии. Незнакомый парень, которого Митрофан сразу отличил как главного, сразу приступил к делу.
-- Сказывай,-- обратился он к Митрофану,-- как у тебя собаку отравили.
Митрофан стал рассказывать издалека. Он поведал о том, какая хорошая собака была мать Друга, как она ходила по следу и сколько она приносила пользы митрофановой семье. Он расхваливал Друга, который хоть и был еще совсем молодым псом, но наверное по повадкам сравнялся бы со своей матерью. Потом он долго описывал, как нашел он околевшего Друга и как это поразило его, Митрофана.
Слушали Митрофана терпеливо и внимательно. Когда же Митрофан рассказал, как ему показалось, обо всем, парень коротко спросил:
-- А Хабибурца тебе что говорил? А почему ты на волков помет боялся класть?
Митрофану стало немного неловко. Про Хабибурцу, шамана, ему не хотелось много рассказывать. Боязно было. Но парень допытывался, и Митрофан скупо передал о словах шамана.
Парень тихо сказал что-то другому тунгусу, сидевшему рядом с ним. Тот поднялся и вышел из избы.
Скоро он вернулся обратно. Следом за ним шел Хабибурца. Митрофан взглянул на шамана и встретил сердитый взгляд. Митрофан обеспокоился: зачем тут Хабибурца?
А парень сердито встретил Хабибурцу:
-- Рассказывай, как и зачем ты травил собаку Митрофана?
Хабибурца угрюмо молчал. Митрофан вздрогнул и непонимающе обвел глазами собравшихся.
-- Молчишь?!-- угрожающе крикнул парень, и Митрофан в испуге уставился на него: ах, какой смелый и небоязливый! На шамана так кричит!-- Молчишь! А вот я тебе все расскажу. Все!
Митрофан вытянул шею и стал жадно смотреть и слушать. Парень повел своим рассказом Митрофана, Хабибурцу и остальных по тайге. Он пришел к Митрофану в чум и устами Хабибурцы начал грозить всякими бедами за то, что стали волков травить. Он, подражая Хабибурце, кричал на Митрофана, а потом ушел. И изумленный Митрофан начал понимать, как шаман, взяв у него отраву, поманил за собой Друга и отравил его. И как на обратном пути, петляя по тайге и запутывая свой след, потерял кресало... Митрофан встрепенулся. Он уже начинал понижать истину. Но зачем, зачем же Хабибурца все-таки отравил такую хорошую собаку? Разве Митрофан сделал шаману какое-нибудь зло? Зачем?..
Хабибурца слушал парня подавленный. Его единственный глаз тускло поблескивал; на его темных морщинистых щеках вздулись желваки.
-- Напугать хотел?-- потрясая кулаком, кричал парень.-- Отомстить!? Сам отраву бросал, а вроде как харги твои наказывали? Знаем! Хорошо знаем теперь твой обман!..
-- Харги...-- выдавил из себя Хабибурца и сдвинул брови.-- Они сильные!..
Парень рассмеялся. Рассмеялись еще несколько человек. Остальные молчали.
-- Сильные!-- глумился парень.-- Пусть они тебе помогут, когда мы увезем тебя в большую деревню и там тебя посадим под замок, как взбесившегося волка!.. Пусть помогут!
Митрофан вскочил и кинулся к Хабибурце. Вот сейчас он, наконец, по-настоящему все понял.
-- Кривой филин!-- подпрыгивая перед Хабибурцей и потрясая кулаками, завизжал он.-- Рыба дохлая! Значит, это ты моего Друга погубил!? Не харги, а ты сам? У-у! лисица ободранная!..
Хабибурца отшатнулся и забормотал:
-- Найдут тебя харги... найдут...
-- Эй!-- остановил его парень.-- Перестань!
Шаман сжался и замолчал...

XV

Олени паслись настороженно. Еще не забыт ими страх: где-то в стороне, может быть, близко, рыскают страшные гости. Но вот уже много дней, как кругом все спокойно, и олени успокаиваются.
На пригорках снег лежит тонким слоем. Здесь легко и приятно разрывать его копытами и освобождать вкусный мох. На пригорках весело. Сюда сходятся важенки и манят к себе детей. Отсюда виднее, что делается вокруг. Порою кажется, что сюда ветер доносит знакомый и успокаивающий запах дыма, запах жилья.
Митрофан выходил ловить оленей и находил их всех в целости. Возвращаясь в чум, он взглядывал на волчьи шкуры, сложенные в стороне и приготовленные к сдаче на базу. Волчьи шкуры будили воспоминания о недавнем: о страхе, который навевали угрозы Хабибурцы, о погибшей собаке, о том, как все было потом, когда увезли Хабибурцу, просто и ясно, о совете и бесстрашных людях, сидящих там.
И еще вспоминал Митрофан неожиданное и глубоко удивившее его.
Когда в совете все разобрали и доказали, что шаман умышленно отравил собаку Митрофана, чтобы напугать его и показать всемогущество и всевидение духов, парень добрался до совсем, казалось, посторонних вещей. Он расспросил у Митрофана, сколько и когда дарил он шаману пушнины и другого добра. И подсчитав все эти подарки и прибавив сюда цену Друга, парень и другие, бывшие в совете решили: Хабибурца все это должен полностью возвратить Митрофану... Вот почему рядом с волчьими шкурами лежат связки белки и даже одна хорошая лисья шкура, которых Митрофан сам не добывал, но которые честно и по справедливости принадлежат ему!..
Над тайгою плывут серые облака. С борка на борок ветер переносит запахи тайги. От речки к речке, по сверкающему белизною снегу рассыпаны звериные следы. Далеко в стороне беспокойно пятнит снежную тайгу волчий след.
Далеко в большой деревне сидит в замкнутой каморке и угрюмо молчит Хабибурца. Лишь изредка, оглядываясь на грязные стены, отгородившие его от привольной, родной тайги, он неслышно шепчет угрозы и заклинания.
А за стенами каморки весело шумят люди, которые не боятся этих угроз и заклинаний...

Tags: Сибирь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments