odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Разговор богов... Геннадий Бородулин

Подстроив автоматическую настройку зеркала большого радиотелескопа, настроенного на NGC – 4414 (спиральную галактику из созвездия Волосы Вероники), младший научный сотрудник, Персиков откинулся на спинку вращающегося кресла. Неспешно, достав из кармана пачку синего «винстона» он потянулся за зажигалкой лежащей на другом конце стола. Взгляд его, скользнув по экранам осциллографов замер, а рука застыла на месте. Глядя на всегда спокойные, а сегодня хаотично прыгающие синусоиды, Персиков потряс головой и зажмурил глаза. Через секунду он открыл веки и вновь взглянул на осциллографы. Картина не изменилась. Синусоиды разорвано бежали по экрану, то, взлетая к его верхнему краю, то резко обрывались вниз, то вытягивались в прямую линию.
«Что за чертовщина?» - встревожено, подумал он. Круто развернувшись в кресле, он включил питание компьютера. Пока старенький «комп» запрашивал у него пароль, Персиков заметил какую то синусоидную цикличность в поведении осциллографов. Путаясь, он не правильно ввел пароль, на что компьютер, не задумываясь, выдал на экран изображение огромной фиги, некогда введенной в программу самим же Персиковым. Введя повторно правильный пароль, он вошел в программу расшифровки сигналов. Программа, отработав две – три минуты зависла, так и не выдав ни единого знака. Оставив в покое компьютер, Персиков бросился к самописцам. Слава Богу, старые, не одно десятилетие испытанные самописцы работали исправно. Они четко переносили на бумажную миллиметровку все изменения фиксируемые осциллографами. Побледневший, вспотевший Персиков вернулся в компьютеру.

«Нужно подключиться к головной машине. У нашего не хватает мощности». - думал он, производя перезагрузку. Мучительно долго тянулось время. Персиков периодически смотрел на осциллографы, умоляя Бога не оборвать это ярчайшее событие в его жизни. Он уже почти не сомневался в том, что происходящее носит не случайный характер. Наконец обе машины работающие, как одно целое начали выдавать на экраны хоть какую то информацию. Поначалу она носила явно разрозненный характер. Хотя ясно прослеживалось закономерность хотя бы в том, что через череду неразгаданных символов проскакивали четыре цифры: - 4414.
Персиков изменил задачу и расширил условия поиска. И, о чудо! На мониторе поползли первые расшифрованные строки. Не успевая считывать с экрана стремительно бегущие строчки, Персиков подключил голосовую «улиту». Комната наполнилась шумом и потрескиванием динамиков, сквозь который отчетливо слышались два голоса, звук которых вызывал дрожь в его душе.
- Слышь смотрящий по Млечному пути. Ты мне хвостом не крути, не надо. Что там у тебя происходит?
- Ничего шеф. Все нормально.
- Какое там нормально? Какое? Солнечная система в твоей Галактике?
- В моей. А что?
- Это я у тебя должен спросить «что?». С коих это пор всякая дрянь начала по Вселенной шастать? Мало того, еще и нормально жить мешает? Вчера за ужином после четвертой перемены блюд мне в тарелку шматок железа влетел.
- Так может не мой метеорит то?
- Твой, твой! И не метеорит, а какой то «Wayfarer». Я вчера не поленился, очки надел и разглядел, как следует. Твой он! Сто пудов галактической пыли даю, что твой! Система на нем изображена - «Солнечная»
- Так они все одинаковые. Может все-таки не мой?
- Ты кому перечишь? Там еще двуруконогие существа изображены. Строением своим на нас похожи. И еще что-то, но я пока не вникал в подробности. Так что разберись, прими меры и доложи. Не исправишь положение, переведу на ультракомпактную карликовую галактику, а то и того хуже на периферию у меня загремишь - на Aboll 1835 IR 1916.
В динамиках наступила тишина, нарушаемая лишь потрескиванием помех. Персиков, не веря себе, огляделся. В душе он еще надеялся на то, что кто-то из сослуживцев разыграл его, спрятавшись в комнате. Комната была пуста. Он перевел взгляд на монитор. По экрану бежала одна строка: - «Информации нет». Персиков глянул на экраны осциллографов. Те вычерчивали прямую линию. От их былого безумства не осталось и следа. Уже не доверяя себе, он встал и направился к самописцам. Все пять самописцев так же чертили прямые разноцветные линии.
«Померещилось» - подумал Персиков но, отвернув скрученный рулон миллиметровки понял, что все произошедшее было правдой. Во всю ширину полосы метались зафиксированные самописцами линии. Внезапно треск в динамиках усилился, оживились осциллографы, а по экрану монитора побежала информация.
- Смотрящий по «Солнечной»! Смотрящий по «Солнечной»! Ответь «Млечному».
На долгих десять секунд наступила тишина. Затем из динамиков раздался новый, ранее не слышимый Персиковым голос: - «Солнечная» на связи.
- Слышишь, ты конченый! Ты че там творишь? Что за железо от тебя по всей Вселенной летает? Мне Всевышний из-за тебя сейчас такого навтыкал! Грозился на периферию загнать. Что там у тебя? Докладывай!
- А что у меня? У меня все по плану. Все по Директиве от 07. 07. Первым делом взялся за Землю. Создал небо и твердь. Затем повелел создаться свету. Отделил свет от тьмы. Раскинул небо. Окружил землю водою. Создал тварей земных и небесных. Человека создал по образу и подобию. Уложился вместо семи в шесть дней. Седьмой день отдыхал. Сколько можно без выходных пахать то! Так что у меня все согласно с графиком Директивы. В общем одну планету обустроил.
- Так, так, хорошо. А теперь подробнее о человеке? Он у тебя, что в единственном экземпляре?
- Да нет, почему? Я ему пару создал. Женщину значит!
- А материал где взял? На чем сэкономил?
- Ничего не экономил. Можете проверить отчетность, каждый миллиграмм вещества на учете. А женщину создал из ребра человека.
- Это что ж в ущерб ему?
- Да, самую малость. Внешне не видать, а сам он ни о чем не догадывается.
- Не, ну ты даешь! О женщинах в Директиве ни слова не было. Придется тебе за них милок отвечать перед шефом.
- Да я и сам жалею, что создал. Из-за них теперь весь мой порядок рушиться. Только по их вине мужиков к познаниям потянуло. Черт те, что творят из-за этих баб! Я ведь тут по правде на седьмой день, то бишь в выходной свой отлучался кое-куда…
- Тебе кто выходной давал? Кто отлучаться разрешал?
- Да, никто. Я сам.
- Сам, сам, а это выходит – самовольная отлучка! Во как! За нее отвечать придется, солнечный ты мой. Так, что ж за время твоего отсутствия произошло?
- Да, отлучился всего на один световой денек, только не учел я, сколько по их земному времени лет то пройдет.
- Да ты, небось, еще и ночь прихватил?
- Был, был грех, чего уж там скрывать.
- Ну, это мы проверим, сколько ты отсутствовал. Давай кайся дальше.
- Так вот при возвращении, еще на подлете, заметил я, что неладно что-то в системе. В районе Сатурна и Юпитера, как мошки вьются железяки самодельные. У Марса траекторию из-за них пришлось круто менять. К Земле не приблизиться, столь металлолому вокруг ее, моего детища летает, хоть впору приемный пункт металла открывать. А по Луне они пешком разгуливают, как по райскому саду. Вот я теперь, позабросив все дела, целыми днями думаю каким образом все это исправить, чтобы Всевышний не узнал.
- Значит все верно выходит. Твои, твои это пацаны Ему на ужин в тарелку свою игрушку метнули. Теперь, солнечный мой, не знаю, не знаю, как ты из этой истории выпутаешься…. Да, вот еще что. Все хотел тебя спросить. Ты человека то когда создавал, по чьему подобию делал? По своему?
- Да ты что? Как можно? Конечно же, по Его.
- А лучше бы по своему. Так оно спокойнее было бы….

В динамиках стало тихо. Персиков внутренне напрягся. Он ждал продолжения диалога Богов, ждал с нетерпением и надеждой. Так же, как и прежде, в полной тишине комнаты раздавалось лишь потрескивание помех в динамиках и взволнованное сопение Персикова. - Слышь, Солнечный? - неожиданно раздался голос Бога управляющего Галактикой: - А, ты не пробовал исправить положение?
- Это как?
- Ну, двуногих этих истребить, а на их место поставить, что нибудь попроще.
- Пробовал, пробовал. Еще изначально, когда понял, что все пошло не, по-моему, когда они то плоды вкусили от древа познания, насылал я на них всемирный потоп. Правда, глупость спорол.
- Это ж какую?
- Оставил одно семейство в живых, так сказать для исправления и размножения. Жалко стало. Как никак, а собственное творение. Они же мне вроде детей.
- Жалость – чувство не для нас. А раз не получилось, возьми и совсем прикрой планетку. Никто и не схватиться. Все же в твоих руках.
- Нет, ты меня управляющий извини, не могу. Сердцем я к ней прикипел.
- А-а, раз прикипел! Тогда сам перед Всевышним отвечать будешь! Ты понял меня, солнечный ты мой!
В ответ на эту реплику Галактического, Системный бог промолчал. Ему нечего было сказать в ответ.
- Да, - добавил Управляющий по Галактике: - ты на эту волну – 21 см. больше не выходи. Мне тут подсказывают, что она прослушивается. Переходи на резервную. Все. Конец связи!
Громко щелкнули динамики. Божественные голоса исчезли и лишь шумовой фон необъятной Вселенной, продолжал наполнять комнату. Персиков вскочил со стула и, обхватив руками голову, большими шагами начал бегать по кабинету. В его сознании не укладывалось то, что произошло минуту назад и чему он стал случайным свидетелем. Мысли роились, сбивались, опережали друг друга. Он думал о том, какой огромный вклад в науку, в развитие человечества, в осознание мироздания внесет его открытие. Он видел себя в длинной академической мантии перед огромными аудиториями, заполненными до предела маститыми учеными всего мира, которые внимательно слушали его – Персикова.
В смятении он подбежал к компьютеру, чтобы еще раз пережить, переосознать все происшедшее.
Экран монитора слабо мерцал. Равномерно, успокаивающе шумел вентилятор процессора. Только что шумевшие и потрескивающие динамики молчали. Быстро пробежав пальцами по клавиатуре, он попытался вернуться в программу. Та не отвечала. Он лихорадочно пробовал снова и снова. Программа молчала. Неожиданно раздался громкий щелчок динамиков и сквозь звуки Вселенной раздался властный голос Всевышнего: - Персиков! Забудь, все и навсегда забудь!

Эту правдивую историю рассказал мне сам, бывший младший научный сотрудник Персиков, с которым мне довелось познакомился в одном из загородных пансионатов закрытого типа. И я ему верю.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments