odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Стихийное бедствие с оттенком дальтонизма (2)... Владимир Теняев

...… Недавно в джунглях «всемирной паутины» попалась забавная история-байка из армейской жизни. Она не только очень понравилась, но и напомнила кое-что, связанное с кабелем в северной маганской жизни. Плагиатом заниматься не стану. Позволю себе привести байку полностью. Сохранив стиль и лишь слегка подкорректировав на свой страх и риск. А потом и свою историю поведаю.
«... Дело происходило в армии в конце 80-х годов. Я занимался обслуживанием систем
сигнализации и связи внутри самой части. И вот, как-то поступила команда менять кабель на одном из постов караула. Мы с напарником мчимся к командиру нашей ремонтной роты – давай, мол, кабель. Тот мнётся, мямлит и становится понятно, что кабель со склада он уже куда-то забульбенил... Ситуация аварийная, и тут его посещает мысль. – «Ребята, - говорит, - от нашей части куда-то в лес идёт какой-то кабель. Лежит прямо на земле, стопудово брошенный. Отмерьте, сколько вам надо, рубите, тащите и – вперёд!»... – Мы выходим в лес – да, действительно, есть кабель. Только какой-то не такой - толстый сильно... – «Фигня это всё, - говорит напарник, - видно, он более навороченный, чем нам нужен, но пойдёт.»

Мы отошли в лес где-то на километр, я размахнулся топориком...! Как остался жив - не понимаю до сих пор: кабель оказался силовой, на 380 вольт рассчитанный, а шваркнуло так, что только держись! Все ухи заложило, как от взрыва, но от топора какие-то ошмётки остались. И тут мы стали думать. Ротный ведь в кабелях разбирается, он-то точно имел в виду другой кабель. Значит, нужный нам кабель – где-то рядом... Походили перпендикулярно силовому – есть, родимый! Остатками топора разрубили, взяли за один конец и тянем в часть. Подходим уже к забору и вдруг видим, что в части что-то происходит...


Выезжают танки, народ бегает с оружием - боевая тревога! Короче, выяснилось, что варварски порубанные нами кабеля шли на станцию спутниковой связи, расположенную в лесу, примерно в семи километрах от части. Ребята со станции потом говорили: «Сидим спокойно, вдруг пропадает напряжение (это мы рубанули кабель в 380 вольт). Переходим на резервное питание, и тут пропадает связь с частью (мы кокнули и второй кабель). А по нашим инструкциям эта ситуация означает, что часть уничтожена...


Мы врубаем в эфир: «Всем! Боевая тревога!», – хватаем автоматы и занимаем оборону вокруг станции.»... – Полный трындец! Ситуация улеглась только к вечеру, причём выяснить, что-же всё-таки произошло, послали опять меня с напарником. Мы браво доложили: «Злоумышленники повредили силовой кабель и украли примерно километр связного кабеля...» – Сутки после этого в лесу ловили диверсантов. После всех этих перипетий к нам подошёл ротный, весь белый, как простыня, от ужаса (он-то вмиг понял, что случилось на самом деле), и пообещал нам за молчание все сокровища мира (кои выразились в трёхлитровке самогона, двух блоках сигарет и многочисленных увольнительных). Самое интересное, что вырубленный нами кусок кабеля мы всё-таки положили на связь в карауле - не пропадать же добру!...»


… Ну, как говорится, кто в армии служил, тот в цирке не смеётся... Я не служил, но в цирке в своё время бывал частенько... После переезда в Маган, тесть с тёщей на семейном совете решили организовать новую «ссылку каторжанина», то есть, отправить «по этапу» родного сына и, по совпадению, младшего брата моей жены, Олега. Не за длинным рублём и сладкой жизнью вовсе, а отчаявшись устроить на приличную работу в Ленинграде. Олег окончил метростроевское ПТУ, некоторое время валял полного дурака в «Метрострое», а потом и отслужил срочную службу. Возвращаться обратно в мрачные подземелья к контактным рельсам и тоннелям совсем не хотелось. Хотелось романтики и настоящей самостоятельной житухи... Почему-то тесть самонадеянно решил, что лучшей доли и большей дозы романтики, кроме Якутии, Олегу не сыскать нигде.


Олег приехал, а я помог устроиться в аэропорту для работы в качестве радиотехника. По совместительству, предписывалось быть крупным специалистом по телефонным проводам, контактам и соединениям различного характера, а потом ещё и нагрузку электромонтёра присовокупили для большего «романтизьма», собственной значимости и мужественности. Это – далеко не весь круг умений, которыми работник такого профиля должен качественно владеть, по логике работодателей. В общем, парнишку зловредно гоняли куда угодно и по любому поводу. Романтика невероятная и настоящие приключения!... Сами, небось, представляете, сколько в аэропорту взаимосвязанных служб, железных ящиков, реле, контактов и толстенных жгутов с проводами, которые дённо и нощно надо обслуживать. Олега официально приписали к службе ЭРТОС (эксплуатация радиотехнического оборудования и связи), но чаще всего, заставляли помогать в обеспечении работоспособности диспетчерских пунктов.


С вышки КДП тянулись километры проводов в сторону приводных радиостанций. И однажды, Олега вызвали на экстренную работу. Что-то не «контачило» у работников вышки и радиоцентра, расположенного на дальней приводной радиостанции. А расстояньице скромненькое – всего-то километров семь-восемь... Кабель протянут через тайгу и всякие болотца. Там редко ходили пешком, если надобности не возникало. А ездить было невозможно. Но в тот день надобность обнаружилась и очень срочная. Хорошо, что дело происходило осенью, когда самолёты садились в прекрасных метеоусловиях и практически визуально.


Но это, как ни крути, явный непорядок. На всякий случай (и в строгом соответствии с требованиями руководящих документов), в связи с выходом из строя какой-то части посадочного комплекса радиотехнических средств, выпустили срочное сообщение о повышении посадочного минимума на соответствующее количество градаций по параметрам облачности и видимости.


Это выражалось в не очень больших числовых единицах, а именно – в метрах, но очень бы повлияло на нервы пассажиров и количество принятых на посадку самолётов, если бы дело случилось зимой. Зима и смутная погодка виделись уже не за горами, завсегда надо к этому готовиться загодя, тем более, что и настала пора рапортовать об успешной подготовке служб к экплуатации в осенне-зимний период. Рапорт пришлось подзадержать, но из управления уже обеспокоенно грозили пальчиком. Им тоже пора было рапортовать в Министерство о такой же готовности, но уже в рамках всего Якутского УГА... Иерархия – страшная штука!


В общем, начальнички разных уровней сильно беспокоились, поэтому Олега с напарником нешуточно озадачили, поставили конкретную цель и даже обозначили сроки. Сроки вполне сжатые, но достаточные для обнаружения неисправности. И тоже пальчиком пригрозили и для верности ножкой притопнули. Чем они хуже управленческих начальничков?!... Не беспокоился только радиотехник КДП. Его звали торжественным именем, напоминающем о былой славе предков в не таких уж и далёких годах – Ленгвард. Ленинская гвардия, ни убавить, ни прибавить... При этом, радиотехник был якутом, готовился стать диспетчером УВД и выпросил возможность всегда находиться на вышке КДП, чтобы морально готовиться и впитывать чудеса и прелести будущей профессии... Сроки отыскания неисправности, устранения и ремонта выглядели вполне реальными, с точки зрения недалёкого начальства, но оказались далёкими от реализации на самом деле.


Первый рабочий день ремонтников ушёл на беглый осмотр кабеля на предмет наличия видимых повреждений или обрывов. Второй – на обнаружение невидимых... с помощью «прозванивания» линии тестером или пробником. Как утверждают маститые знатоки истории авиации, весь бардак в ней начался именно с того момента, когда один из братишек Райт спёр у второго пассатижи... Но в этот раз, с инструментами и приборами всё оказалось в полном порядке. Дорожка протаптывалась и расширялась. Если сначала приходилось нудно продираться через заросли и чащобу сухостоя, делая всякие зарубочки и охотничьи пометки, в виде сломанных веточек, то потом уже и надобность что-то обозначать отпала сама собой. Тропинка получилась хорошая на диво и загляденье: густо усыпанная окурками и следами внезапных обмороков, привалов на перекус и ходьбы по большой нужде. И времечко на поход по проторённому пути заметно сокращалось с каждой очередной ходкой.


Наступил третий день, уже не вписывающийся в установленные и отведённые сроки. Пришлось телеграммой продлевать повышенный метеоминимум для посадки и принимать кардинальные меры. Решили, что Ленгвард будет постоянно сидеть на КДП и поддерживать прямую и непрерывную телефонную связь с Олегом или его напарником. Сами они должны находиться на дальнем приводе и периодически менять местами многочисленные цветные проводочки из толстенного жгута, прижимая к нужным сомнительным контактам... Методом научного тыка, так сказать. Просто получилось, что ребятишки давно уже иссякли в опытах, исследованиях и экспериментах, перебрали все известные и возможные варианты отыскания «кулонов», а прогулки на свежем воздухе и ежедневное питание всухомятку просто обрыдли и не вызывали ни малейшего желания получить благодарность, в виде простого человеческого «спасибо» за такой нечеловеческий труд... А вообще-то, неминуемо корячился выговор за безответственность, разгильдяйство и махровый непрофессионализм.


Это вовсе не означает, что они стали бы по-авиационному вопросительно и с надеждой орать в телефон: «Контакт?» – А Ленгвард бы жизнерадостно отвечал: «Есть контакт!» – Это слишком просто и не так романтично. Гламурчика маловато!... Сложность заключалась в количестве подозрительных контактов и необычайно богатой, просто обширной, гамме цветовой палитры, которыми были промаркированы провода, тоненькие проводки и толстенные проводища... Ну, и это требовалось обязательно и непременно преодолеть... Они и преодолевали ещё два полновесных денёчка, сидючи на разных концах семикилометрового телефонного провода.


… Историю эту рассказал приватно диспетчер КДП, которому надоели бесплодные поиски и однообразные разговоры, которые он с утра и до конца рабочего дня выслушивал две смены подряд... Олег умалчивал... Наверное, просто не посчитал возможным думать, что это и был самый настоящий «романтизьм» профессии, а полагал, что всё ещё далеко впереди. А Ленгвард коварно молчал и скрывал по другой причине. Диспетчер, однажды, с удивлением заметил, что этот самый Ленгвард старательно прикладывает очередной проводок к очередному контакту и задумчиво бормочет в телефонную трубку: «Красный?... Красный... Так-с... Снова не работает?!... Странно...» – При этом, проводок-то вовсе не красный. И близко этому оттенку ни сват, ни брат... Он вообще чёрный или даже какой-то жёлтый!... Вот, тогда всё и встало на свои места... Ленгвард с удивлением узнал, что он – простой дальтоник. Не самый большой недостаток здоровья, если разобраться, водки ведь выжирал побольше других и курил, как сапожник.


Но путь в диспетчеры ему оказался заказан навсегда, и с вышки его поспешили убрать... Ленгвард сильно обиделся, много лет проработал помощником комэски по штабной работе, то есть, простым писарчуком. Но потом достиг невиданных высот, стал начальником штаба самолётчиков, а вскоре и вовсе перебрался на должность начштабы всего Управления. И машину прикупил – жёлтенький «Москвич»... Хрена там какой-то дальтонизм! Тогда и светофоров-то в Якутске не было... А маркировочку проводков, на всякий случай, продублировали ярлычками с надписями – красный, жёлтый, светло-бежевый, ультрамарин, охра, кадмий, киноварь и... Посмотрите на тюбиках с художественными красками. Или спектрографией поинтересуйтесь... Про слепых радиотехников в авиации пока не слыхал.


… А у Олега карьера после случившегося круто пошла в гору, если только он не считает обратного. По роду должностных обязанностей, я тесно контактировал с ЗНА по УВД (заместитель наальника аэропорта по управлению воздушным движением) как Магана, так и Якутска. Одно время даже появилась идея «сочинить» подобие современного хаба, в виде Якутского аэроузла, поэтому долго и усердно ломали мозги себе и начальникам, составляя объединённую инструкцию по производству полётов на оба аэродрома... В итоге, как понимаю, не только аэроузла не получилось, но и Маган перешёл в разряд третьесортных аэропортов. Но это уже не по нашей вине или заслуге, а ввиду всеобщего развала и многочисленных переустройств в системе всего государства...


А я руку на «пульсе» времени тогда держал и пытался не упустить момента, когда откроются «скорострельные» курсы по подготовке диспетчерского состава при УТО. Назревала какая-то очередная пертурбация, вызывавшая острую нехватку диспетчерского состава. Поэтому я быстренько и заранее обговорил возможность включения Олега в список кандидатов. Проблем не случилось: Олег, к тому моменту, уже не был «человеком со стороны» и курсы успешно закончил. Какое-то время стажировался в Магане, а потом его отправили на работу в Усть-Маю. И через несколько лет ему удалось перевестись в Ленинград, где он успешно трудится до сих пор, имея многочисленные допуски и управляя движением воздушных судов с различных диспетчерских пунктов аэропорта «Пулково»...

Tags: Якутия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments