odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Служилые и промышленные люди Якутского острога в 40-х гг. ХVII в. Поход Семена Дежнева,Федота Попова

Не ранее 1645 (153) г. июля 4 1. — Записка торгового человека Луки Гундорова о выступлении ленских казаков против воеводы П. П. Головина.

|л. 10| 153-го июля в 3-й день. У казенных анбаров соболиных стояли служивые люди на карауле: Алешка Коркун, Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев, Лазарко Аргунов. Тово ж числа с утра велено выдать к потписке соболи государевы. И тово ж числа извещали торговые люди стольнику и воеводе Петру Петровичю Головину — у казеннаго де амбара лесницы нет, отнесена де под башню в ворота, а на карауле де стоит у казенных анбаров служивой человек Алешка Коркун один, и ево де посылали по лесницы, и он де не идет. И тово ж числа роспрашивал стольник и воевода Петр Петрович Головин того служиваго человека Алешку Коркуна — для чево он, Алешка, по лесницу не пошел пот башню. И Олешка Коркун сказал — для тово де яз, Алешка, по лесницу не пошел, один де яз на карауле, а товарыщи де мои служивые люди: Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев, Лазарко Аргунов на карауле в тоя поры не были, розошлись по домом.

Июля ж в 4-й день стольник и воевода Петр Петрович Головин тех служивых людей караульщиков 3-х человек: Данилка Скребычкина, Фетьку Чюкичева, Лазарка Аргунова велел добыть их денщиком Ивашку Дубову да Офоньке Медветчику, хотел им дать поученье, бить батоги, потому что приказано им, велено у казенных анбаров стоять безпрестанно 2-м человеком, а другим 2-м человеком велено быть под приказом в [202] подклете безспрестанно для береженья и для сплошнаго времени, и для пожару.

Тово ж числа денщики, пришед, сказали — служивые де люди караульщики Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев, Лазарко Аргунов не слушают и в приказ не идут. И после тово, помешкав, те служивые люди караульщики Данилко Скребычкин, Федька Чюкичев, Лазарко Аргунов в приказ пришли, и стольник и воевода Петр Петрович Головин велел тех караульщиков Данилка Скребычкина с товарыщи деньщиком бить батоги. И с сеней служивые люди почали говорить тем караульщиком, велели выбежать из приказу вон, и те служивые люди караульщики Данилко Скребычкин, Фетька Чюкичев из приказу вон выбежали. И стольник и воевода Петр Петрович Головин вышел в сени, и почал говорить служивым людем — для чево приходят шумом и служивых людей от наказанья отымают. Из служивых людей выступати пятидесятник Мартынко Васильев почал говорить: не бей де нас, не дадим де бить никово. И стольник и воевода Петр Петрович Головин хотел ево, Мартынка, зашибить рукою. И Мартынко ухватил стольника и воеводу Петра Петровича Головина за груди, и отпехнул от себя прочь. И тут же стоя, закрычал служивой человек тобольской Алешка Коркун: не бей де нас, не бей, не дадимся де бить. И стольник де и воевода /л. 11/ Петр Петрович Головин велел взять его, Алешку Коркуна, служивым людям. И служивые люди за нево, Алешку, не приметца нихто. И стольник и воевода Петр Петрович Головин принялся за нево, Алешку, сам. И Олешка Коркун принял стольника и воеводу Петра Петровича Головина за груди, и поволок из сеней на крыльцо, и приволок к порогу к сенному, а кличет к себе служивых людей. А служивые люди стоят на крыльце многие и тюремщики и, стоя, крычат великим шумом.

И в те поры кинулся новоприборной служивой человек Ивашко Пуляев, которой седит в приказе в подьячих, и ухватил Олешку Коркуна на пороге сенном за волосы, а другою рукою за руку, которою рукою он, Олешка, держал стольника и воеводу Петра Петровича Головина за груди. И он отнял у нево, Алешки, стольника и воеводу Петра Петровича Головина, он, Ивашко, из рук на сенном пороге.

А в те поры были в сенях сын боярской Иван Пильников да служивые люди: Семейка Черкашенин, енесейской служивой человек Симанко Головачев, тобольской служилой человек десятник Данилко Иванов Козица, Ивашко Сергиев; да денщики служивые люди [203] Ивашко Дубов, Афонька Медветчик, да торговые люди: Матюшка Ворыпаев, Лучка Гундоров, гостиной сотни торговаго человека Василья записи приказчик Якунька Кокорин, печатника и думнаго диака Федора Федоровича Лихачева крестьянин Ивашко Осколков.

В тоя ж поры на крыльце на нижном и перет приказом на площаде служивые люди: Богдашко Медведко, Алешка Коркун, Пашко Малафиев, пятидесятник Мартынко Васильев, тюремных поседельцов Панко Мокрошубов, Вторышка Катаев, Костька Дунай, Евлампейко Шаламнин кричали великим шумом — чево де стоять, пойдем де на двор к воеводе и поемлем людей ево, и побьем, и торговых де людей Афонасья Федотова и иных торговых людей, которые ходят к воеводе к Петру Головину на двор, побьем же, /л. 12/, а буде де досмерти не убить, ино де ноги да руки обломаем людям ево и торговым людям и за приставы пометать. А Нехорошка де Павлова из-за пристава выпустим и по тюремщиков выпустим, и за приставов отдадим. А как кричали на площади, и в те поры тут были на площади, которые приставлены у соболинаго розбору в караульщиках, служивые люди: енисейской Митька Вятка, тобольские служивые люди Гришка Табуркин, Ивашко Пиминов, березовской Васька Юрьев, енисейской Агапитко Иванов.

Записку писал торговой человек Лучка Гундоров.

ф. Якутская приказная изба, опись 2, ст. № 31, лл. 10-12. Опубликовано в кн. — Ефимов, А. В. «Из истории великих русских географических открытий», М., 1950. Приложения, раздел I, д. № 2.

Комментарии
Комментарии

1. Датируется на основании содержания записки

Tags: Сибирь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments