Владивостокские «хозяева Чукотки»: история жизни одной семьи...

https://primpress.ru/article/6907
Караевы создали свою торговую империю на Дальнем Востоке
7 октября 2016, 17:21

1007161637441dp.jpg

История жизни одной осетинской семьи, проживающей во Владивостоке и ставшей в итоге миллионерами, рассказывает деловой еженедельник «Конкурент».

В прошлом во Владивостоке существовала семейная компания, почти пятьдесят лет являвшаяся «хозяйкой Чукотки». Сегодня о ней напоминают лишь дома, где жили члены семьи, которые продолжают неизбежно разрушаться.

Основатель семейного дела Александр Иванович Караев родился 12 апреля 1886 г. в Осетии, в Терской области, в семье Уби Дзагаевича Караева, считавшегося «лучшим садовником северного склона Кавказских гор в Осетии». Мечтая стать моряком, Александр в 1906 г. отправился во Владивосток, где поступил в мореходное училище, которое окончил в 1908 г., получив звание штурмана дальнего плавания и профессию судового механика. С 1908-го по 1923 г. Караев принимал участие в плаваниях на военных и торговых судах, в том числе и на собственных — «Аляске» и «Флаере».

Вскоре Караев решает заняться коммерцией на Севере. Осетин привлекает к совместной деятельности своих родственников и создает фирму «Братья Караевы». На полученную во Владивостоке у торгового дома Чурина денежную ссуду, ставшую начальным капиталом, фирма обзаводится небольшими моторно-парусными шхунами, налаживает связи с фирмами Аляски, штата Вашингтон, Британской Колумбии, где закупает необходимые на русском Севере продукты.
Вскоре появляются фактории — торговые конторы Караевых на побережье Чукотско-Анадырского края — со складами продовольствия, охотничьими припасами и товарами первой необходимости, где местные охотники могли круглогодично приобретать необходимые товары. Для успешной работы все Караевы выучили местные языки — алеутский, эвенкийский. Центром торговли Караевых был Дежнев, но филиалы были по всей Чукотке, до самой Колымы. Главная контора располагалась во Владивостоке, где со временем братья уже имели несколько домов: на Сибирцева, 9, Шефнера, 13.

Торговля братьев достигла такого размаха, что они даже начали выпускать в 1919 г. свои деньги — расписки в 1, 3, 5, 10, 20, 50 и 100 долларов. Эти расписки пользовались уважением у местного населения и ходили как реальные доллары при расчетах за моржовый клык и китовый ус.

Фирма становится известной не только на Дальнем Востоке, но и на Аляске, монополизировав почти всю торговлю на северо-востоке России.

Александр Караев, возглавлявший фирму, отличался не только деловыми качествами, но и широким кругом интересов. В краеведческом журнале Дальнего Востока публикуются его статьи, труд «Чукотско-Анадырский край», а также монография «Тихоокеанские моржи». Он был неплохим по тому времени фотографом. До сих пор сохранились сделанные им на Камчатке, Чукотке, Аляске, в США и во Владивостоке фотографии, отражающие жизнь людей в этих краях в 10–20-е годы ХХ столетия.

Советская власть назначила Федора Караева уполномоченным губревкома на Чукотке. Правда, в 1920 г. белые расстреляли анадырский ревком, и все работники компании в страхе бежали на Аляску.

«Анадырские события и их последствия так повлияли на осетин и вообще на нашу публику — противников крови и гражданской войны в этом отдаленном уголке Сибири, что, не дождавшись каких-либо распоряжений от нас, хозяев, братьев Караевых, они, воспользовавшись вскрытием Берингова пролива ото льдов, сев на наши суда, спешно покинули наши разбросанные по краю фактории, оставив лишь по одному человеку на каждой, как бы для охраны», — вспоминал Александр Караев.

Караевы все же наладили работу заново, но американец капитан Кристенсон угнал арендованный корабль «Полярный медведь» с грузом Караевых на Нижнюю Колыму. Караевым стоило немалых усилий догнать угонщика и привлечь его к суду. «Кристенсон на своем «Полар беаре», воспользовавшийся моментом и отсутствием заведующих факториями, введя в заблуждение оставшихся там наших людей, нагрузился товарами и топливом и пошел вдоль берега на север и северо-запад по мере освобождения берегов от плавучих льдов. Украденные у нас товары состояли из охотничьих принадлежностей, муки, табака, чая, сахара и др. Особенно много он захватил винчестеров и патронов к ним. Буквально в каких-нибудь два-три дня он обменял местной советской власти на пушнину очень выгодно все завезенное», — говорилось в материалах суда. Товары действительно разлетелись мгновенно, так как жители Нижней Колымы не видели подвоза припасов уже три года!

Пришлось Караевым пройти и еще один процесс. В токийском архиве Министерства иностранных дел Японии сохранилось уголовное дело о нападении неизвестных японцев на рыболовецкий промысел братьев Караевых. Из-за «неустановленности лиц» возмущенные русские предприниматели обвинили в произошедшем само японское правительство. Несмотря на то, что процесс длился несколько лет, дело было ими выиграно. Адвокатом Караевых был будущий премьер-министр Японии Ичиро Хатояма.

С 1923-го по 1926 г. в Приморском крае Караев управлял арендованным заводом по сухой перегонке дров. Но проблемы с бизнесом на севере и начавшиеся политические репрессии привели к тому, что Караев принял решение уехать из страны. В 1926 г. Александр Караев вполне легально выехал в Японию. В 1927 г. в Японию переезжает и вся его семья.

Учредив в Токио фирму A. I. Karaeff & Co, Караев занимался импортом машин, продуктов, фабрично-заводского оборудования и их установкой. Строил катера и баржи разного типа и размера. Являлся посредником между торгпредством СССР и Японией — выполнял поручения по продаже товаров из СССР за границу. В частности, занимался продажей и отправкой крупных партий засоленной кеты в Гамбург.

В 1936 г., расширяя деятельность компании и в связи с экономическим кризисом, переехал в Пекин, где занимался поставкой заводского оборудования и его ремонтом. После оккупации Северного Китая японскими войсками не отказался от советского гражданства и в целях безопасности семьи в 1938 г. поселился в английской концессии города Тяньцзинь. Был казначеем Общества граждан СССР.

После окончания Второй мировой войны в 1947 г. в числе первых репатриантов вернулся в СССР и поселился в Екатеринбурге. Александр Караев скончался 20 июля 1961 г. Члены его семьи разъехались по всему миру.

P.S.Статья Екатерины Свиновой изобилует не очень корректными выражениями и ошибками. Чего стоит утверждение, что компания "Братья Караевы" более полувека являлась "хозяйкой" Чукотки. На самом деле Караевы присутствовали на Чукотке с 1910г. по 1924г.
Есть одна большая претензия к издательству PRIMPRESS, которое выложило фото без указаний на то, что фото взяты с архива Караевых. Данные снимки публиковались только в моём ЖЖ, с обязательной ссылкой на архив братьев Караевых.



Спасибо Вам!
Стало немного обидно за Караевых...)
Судьба распорядилась так, что я невольно стал "биографом" удивительного семейства Караевых...) У меня прекрасные отношения с Алексеем Борисовичем, внуком А.И.Караева- основателя компании "Братья Караевы", который передал мне для публикации свой удивительный семейный архив.
Почти за 7 лет "тяжких" трудов мне удалось восстановить цельную историческую картину событий, происходивших на Чукотке в период с 1910-го по 1924 год.
Караевы потянули за собой всех остальных персонажей грандиозной чукотской панорамы тех времён. Кого там только не было- Амундсен и Бартлетт, Миловзоров и Свенсон, Карпендель, Биричи, Хреновы, Ревком, куча известных американских трейдеров с Нома...и т.д. и т.п. И самое смешное, они почти все знали друг друга...так как численность "бледнолицего" населения Чукотки не превышала 60-70 человек.
Ко мне обращались за консультациями...один норвег, пишущий книгу о приёмных дочерях Амундсена-Каконите и Камилле...канадец, снимавший фильм о Каконите, дочери Кагота. И каждый из них освещал узкий сегмент чукотской жизни...не врубаясь, что Камилла Карпендель...или Каконита...бегали в соседний дом, где была фактория Караевых, "за спичками" к дяде Фёдору...))
"Советская власть назначила Федора Караева уполномоченным губревкома на Чукотке. Правда, в 1920 г. белые расстреляли анадырский ревком, и все работники компании в страхе бежали на Аляску".

В этом абзаце переставлена последовательность событий, даны неправильные определения. И получилась чепуха, дезинформация.
Анадырский УЕЗДНЫЙ ревком, членом которого Ф. Караев не был, расстреляли 2 февраля 1920 года. Этими противниками ревкома были в основном местные жители, которые себя не причисляли к "белым". А 8 февраля они создали Совет рабочих депутатов, и по вопросу конфискованного ревкомом имущества Свенсона этот Совет ожидал решения Совета народных комиссаров. Федор Караев был назначен Уполномоченным Камчатского областного ревкома по Анадырскому и Чукотскому уездам 26 декабря 1922 года, т.е. почти через три года.
Таким образом Анадырский ревком и Федор Караев никак не связаны, а противники ревкома не были «белыми».
Виктор, привет! Не ко мне претензии, а к авторше сего произведения в "ПРИМПРЕСС"...))
Об ошибках я и написал в Постскриптуме. Девочке Екатерине Свиновой дали задание написать статью...вот она и наваяла...как умела ))
Без ложной скромности...иногда мне кажется, что кроме нас с тобой больше никто и не "копает" дела давно минувших дней. Если даже профессиональные историки типа Ярзуткиной часто тоже пишут полную херню...облекая её в форму научной статьи или монографии.