odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

О несерьёзном и очень серьёзном (1)... Владимир Теняев

Командир вертолёта Володя Кибкало обладал страшной и уверенной силой, не соответствующей флегматичному виду. Я мог хоть до утра «висеть» на его левой руке обеими и сразу, когда в шутку занимались подобием армрестлинга. Он же безучастно смотрел в уголок комнаты... А я пыхтел, сопел, нарушал все правила, но даже на миллиметр не мог сдвинуть или поколебать закаменевшую руку соперника от условного положения нормали-перпендикуляра... Володя, когда ему надоедало, и возникала надобность пропустить рюмочку или закусить, просто и равнодушно спрашивал: «Когда?» – Это означало, что я могу не пырхаться дальше понапрасну: Кибкало одним движением укладывал мои руки на стол. Обе! А плечики сильно болели после этого соревнования много дней...
А ещё помню, как Кибкало нёс в сеточке-авоське пачки денег за целый месяц работы и годовой отпуск. Он недоумённо озирался по сторонам и не понимал, как донести наличность домой. Не из-за боязни быть ограбленным, а просто от отсутствия нужной тары... К слову сказать, купюры выдали достоинством, максимум в пятьдесят рублей, но их было очень много. Они вываливались из-за пазухи, всех карманов и сетки-авоськи... Сторублёвые купюры являлись почти нумизматической редкостью. Однажды я ехал на совещание в управление и решил надеть форменное пальто, которое почти никогда не носил. Во внутреннем кармане неожиданно обнаружил сторублёвку, но так и не вспомнил, когда и зачем её туда сунул. Это даже не заначка, а скорее всего, отложенная купюра для дальнейшего внимательного рассматривания и изучения. Почему этот процесс так и не наступил, тоже большой вопрос!

… Пётр Стецюк работал командиром вертолётного звена Ми-8, базировавшегося в Хандыге. Если припомнить картинных былинных богатырей, то Петя напоминал Добрыню Никитича статью, ростом, недюжинной силой и огромными размерами. Даже не представляю, где он умудрялся подыскивать шубу-полярку, чтобы подходила. По-моему, даже то, что он обычно носил, никогда не застёгивалось на пуговицы, а просто подпоясывалось ремешочком. Возможно, специально удлинённым... Всегда румяный, доброжелательный, пребывающий в прекрасном настроении, уверенный в себе и очень грамотный пилот. К концу моей маганской карьеры продолжать лётные традиции династии Стецюков приехал его сын, только что окончивший вертолётное училище.


Там же, в Хандыге, работал и Вася Кислица. Только статус Василия был какой-то «плавающий» и непостоянный. Никогда с уверенностью нельзя было сказать, кто он сегодня, командир или уже снова второй пилот... Кислица имел репутацию пилота, не менее грамотного, чем Стецюк. Однако, Василий слыл страшным раздолбаем по части соблюдения лётных законов. Авантюрист-искатель, так сказать! Годами пребывал в статусе командира, потом что-нибудь обязательно совершал. Из разряда лётческих «подвигов-приключений», но не слишком уж страшное и ужасное. Его понижали в должности до второго пилота. Потом Вася мужественно преодолевал трудности бытия, подтверждал квалификацию и совершал новый «подвиг», только уже в обратную сторону. Руководству ничего не оставалось делать, как ходатайствовать перед вышестоящим начальством о вводе Кислицы в командиры Ми-8... И так – много-много раз и по замкнутому кругу. Но речь не об этом. Примерно такое же было свойственно и многим лётчикам, а не только вертолётчикам. Превратности судьбы, многообразие видов работы и жизненных искушений...


У Василия имелась привычка постоянно иметь в кармане бутылочки с домашней «хреновиной», узелочки, пакетики и даже спичечные коробочки, наполненные различными пахучими специями. Не помню точно, но в столовой всегда стояла на столах соль и какой-нибудь один вид перца, который и не пах давным-давно, что уж говорить о горлодёрных свойствах?! А свеженькая горчица, если не ошибаюсь, прекрасно готовилась только в аэропортовской столовой Олёкминска. Но у Васи всегда были припасены очень соблазнительные и ароматные специи, которые присылались с Украины, а кое-что он даже дома готовил и выращивал в цветочных горшках. Мне об этом рассказывали... Ассоциации с выращиванием конопли прошу оставить при себе.


Попасть в столовой за один стол с Кислицей было истинным и настоящим удовольствием для любителей чем-то сдобрить и приправить супы, борщи, солянки и так далее. Ноздри соседей щекотал и смущал запах свежих травок, а воображение подстёгивалось раздражающими покряхтываниями, откашливаниями и вышибленной слезой, вперемежку с соплёй, и отчаянным чиханием. Это ярко свидетельствовало о невероятной убойной силе натурпродукта, такого редкого на севере. Чесночок у Васи также лежал в кармане – самый свежий, ядрёный, крупный и умопомрачительный.


К слову сказать, чеснок в Якутии летом появлялся. Как предмет ассортимента. Но попытки его сохранить не отличались долговечностью. Не помогало ни хранение в песке, ни в соли, ни в растительном масле. Независимо от способа, он всё равно быстро терял чудодейственные свойства, становясь вялым и квёлым. Тогда приходилось решать дилемму: или удовольствоваться тем, что есть дома в наличии, или переходить на магазинный вариант сушёного продукта. Толку от магазинного было едва-едва. Так что попытайтесь представить, как разгорался аппетит у голодного контингента работников аэропорта, когда они обоняли и созерцали Васино богатство! И Васе никогда было не жаль поделиться с кем-угодно запасами. Даже с незнакомыми. Только он сразу предупреждал, что надо бы как-то поосторожнее... Не жрать нахально в три горла и не сыпать в тарелку столовыми ложками или горстями... Во избежание несчастных случаев и даже летальных исходов. Кто Васю Кислицу знал хоть чуть-чуть, тот сразу и безоговорочно верил. Остальные верили потом. После реанимации или в катафалке, вскоре после гражданской панихиды... Шучу, конечно, но один такой случай произошёл у меня на глазах во время обеденного перерыва.


Спустились в столовую после разбора у командира ОАО, на котором присутствовал и представитель управления. Пардон, уже не помню ни должности, ни специальности. Но – лётчик... Василий сидел за столом в одиночестве, готовясь к вылету в Хандыгу. Выглядел почему-то сумрачным, немногословным и сосредоточенным. Не знаю, быть может, устал слегка. Но тарелочка горохового супца уже стояла перед ним, а рядышком наготове «дымила» и бадейка с борщом, сдобренным сметанкой. Лётчику и вертолётчику без первого блюда трудновато! Почти всегда и ежедневно – сплошная сухомятка без горячего, да и столовки на маршруте попадаются не в каждом рейсе...


Вася на кончике ложки поочерёдно и очень осторожненько, даже сказал бы – бережно и экономно, выбирал из персональных пакетиков что-то, сочиняя лишь ему известную пропорцию вышеупомянутых ингредиентов. Букет создавал! И аккуратненько разбалтывал в тарелках, готовясь вкусить и насладиться. Представитель управления уселся напротив Василия, пожирая глазами бесчисленные пузырёчки, коробочки и пакетики. Васю он видел впервые. Поэтому удивился рачительности и хозяйственности вертолётчика, но больше поразился видимой бережливости, граничащей с жадностью. Кислица как раз закончил «порошковую» стадию священнодейства, задумчиво и неторопливо достал пузатую головку чеснока и осторожно поболтал двумя-тремя движениями в тарелках стручочком красного перца... Это мужика добило окончательно. Он возмутился: «Чего жадничешь-то? Дай, если не жалко!»


Васе было совершенно не жалко. Он с неизбывной грустью и глубочайшей тоской посмотрел на завистливого управленца, вынул пару стручков ярко-красного перца и протянул: «На!» – Тот сразу схватил неожиданный подарок и бросил в свою тарелку борщеца. А для верности, ещё и ложкой размял! Наверное, побоялся, что Василий передумает и отнимет... Или был любителем огненного перчика. Скорее всего, он сам быстро понял, как пожадничал, когда полную ложку в рот засунул... Хорошо, что щедрый Вася вовремя успел отпрыгнуть. Ну, теперь можете самостоятельно завершить композицию: весь стол и лётный костюм в борще и соплях, а из напитков, способных хоть как-то охладить пыл и жар в першащем горле, только горяченный чай!


… Давненько, ещё в далёком детстве, когда возвращался из школы вприпрыжку, помахивая портфельчиком, и пробирался через строения частного сектора, я решил не тратить время на то, чтобы присмотреться к опрометчиво выставленной растительности в цветочных горшках около калиток, а решил смаху и на бегу, по-снайперски, сорвать пару аппетитных ярко-красных и соблазнительных ягодок. Они казались сладкими-пресладкими, но только в моём воровском воображении лёгкости подобного куша и примериваясь очень издали... И точно так же, как и Васин визави, решил схрумкать ягодки на ходу, чтобы не быть узнанным и пойманным. Ягодки оказались тем самым перчиком, а до дома оставалось метров с пятьсот... Но я включил форсаж и мгновенно развил третью космическую скорость. В заднице пылала зажжённая толовая шашка, а в горле – даже и нет сравнения, что именно... Раскалённый лом! Но домой по-спринтерски добежал вполне живым и выпил весь водопровод, как верблюд. Только не сразу помогло... С тех пор, стараюсь осторожничать, внимательно присматриваться издалека и не обольщаться понапрасну привлекательным и кричащим видом незнакомых ягодок. И воровать у беспечных бабушек-домохозяек завязал........

(окончание следует)

Tags: Якутия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments