odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Усмешки... Юрий Зорько

Как давно это было!

Осень. Гардероб в городской поликлинике. Разгар «больничного» дня. Небольшая сутолока из желающих сдать верхнюю одежду и уже получивших ее обратно. Мужчина с повязкой на правом глазу отходит от барьера, стараясь на ходу одеть куртку. Выворачивая плечи, посылает руки в рукава кожанки. Энергичное движение руками снизу вверх к застежкам, и он бьет полураскрытой ладонью по ягодице стоящей рядом женщине бальзаковского возраста. Стушевавшись от своей неловкости, начинает горячо перед ней извиняться. В ответ слышит: «Ну что Вы! Миленький! Это Вам спасибо! Меня так давно никто не хлопал!»


Заговорные слова

Бабушка, поднимая упавшую трехлетнюю внучку, успокаивает ее, приговаривая: «Не плачь, Танюша, не плачь, мой цветочек аленький. Видишь, дедушка не плачет, а ему больно бывает, он молоточком часто по пальчикам бьет. Давай, я подую и заговорные слова прошепчу: Сорока-воровка, лети, лети – у Танюши коленочко не боли!»
Дедушка, когда молотком по пальцам врежет, а не по гвоздю, всегда восклицал: «О, б….!»

И вот однажды Таня бежит, чтобы спрятаться – в прятки играет с соседскими детьми, и падает. Бабушка, как квочка, хлопочет над малышкой: - «Ой, миленькая, давай я быстренько подую и волшебные слова скажу».
«Не надо!» - девчушка торопится спрятаться. – «Я уже сказала - о, б…!»


«Объект»

Октябрь. Бабье лето. Неширокая дорога, с разбитым асфальтным покрытием, плавно петляя, то забежит в лес, то выкатится на заросшее жухлым разнотравьем поле. Старенькая «Нива» сворачивает с «шоссе» на проселок. За рулем Кеша – Иннокентий Иванович держит путь к дальней опушке, там, собирая летом землянику, он подметил несколько молоденьких яблонь – дичек. Вот решил выкопать их для своего сада. Хорошие из дичек подвои получаются!

Проехав немного, «Нива» резко тормозит. Кеша углядел в придорожном ельнике нелепую фигуру. Энергично выкинув из дверцы авто свое, облаченное в поношенный камуфляж, тело, он направился к «объекту».

- «Баба!» - Женщина с румянцем во всю щеку, одетая поверх ватника в подпоясанный зеленый плащ от хим.защиты, настороженно следит за приближением шустрого незнакомца. В руках у нее пластмассовое ведерко и стертый кухонный ножик.

- «Ну как грибы? Много набрала то? Какие, поди одни черные грузди?» - Кеша приветливо осклабился, показав поредевший частокол прокуренных зубов. – «Дай-ка я посмотрю на твое богатство» - продолжил он, приближаясь к грибнице, но при следующем шаге больно щелкнуло в колене и Кеша, слегка припав на больную ногу, раскинул в стороны руки, чтобы не упасть. Получилось, как у Леонова из кинофильма «Джентльмены удачи». «Истуканша» в зеленом истолковала этот жест по-своему. С воплями: «Ратуйте, люди добрые! Насильничают!» - она ломанулась в чащу, рискуя наткнуться лицом на сухие ветки.
- «Стой! Дуреха, не бойся! Ну, какой с тобой секс! Разве что пугалом в огород сгодишься!» - издевательски прокричал Кеша, спровоцированный паническим бегством широкозадой «фигуры».

И тут случилось то, отчего у старого озорника полезли глаза на лоб – женщина остановилась и, резко развернувшись, пошла разъяренной медведицей на него. Платок с головы сполз на плечи, обнажив густые русые волосы. Глаза пылали, щеки горели. Она оказалась молодухой. – «Это я - то не для секса! Сморчок поганый!» – гневно стукая себя в грудь, она наступала на опешившего Иннокентия Ивановича. – «Пень трухлявый, да ты помрешь на мне с первого раза! А туда же! Катись отседова, покуда самого пугалом не сделала!»
Вот такими в гневе бывают наши бабы!

Tags: Сибирь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments