odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Походы служилых людей по сибирским рекам и Северному Ледовитому океану до плавания Семена Дежнева...

1644 (153) г. сентября 29. — Распросные речи ленского служилого человека Лавра Григорьева и сына боярского Ивана Ерастова 1 о показаниях колымского князца Порочи, о северо-восточных сибирских реках, о населении по их берегам, о походе на Колыму Дмитрия Зыряна.

|л. 28| 153-году сентебря в 29 день в роспросе сказывал служивой человек Лаврушка Григорьев:

Привез де к нему наказ за государевою ленскою пичатью от стольника и воеводы от Петра Петровича Головина в прошлом во 151-м году служивой человек Гришка Кисель, а тот де было наказ прислать служивому человеку Митьке Михайлову Ерилу. А в том де накази написано — велено ему, Митьке, проведывать про серебряную руду и роспрашивать иноземцов накрепко против юкагирского шамана речей, которово привез Елеса Буза — на которой реке серебреная руда и сколь далече от-Ындигирской реки.

И он де, Лаврушка, по тому наказу роспрашивал иноземцов юкагирей, ковымсково князца шамана Порочи и жену ево, про серебряную руду — есть ли на которой реке серебряная руда блиско Индигирской реки и сколь далече. И тот де ковымской князец ему, Лаврушке, в распросе сказывал: есть де река Нелога за Ковымою рекою, впала в море своим устьем; а на той де реке Нелоге блиско моря в горев утесе руда серебряная; а люди де живут у той горы пешие де на одном месте в земляных юртах, а род де у них и язык свой не юкагири, а называютцо де оне нанками. Да те ж де люди в реках берут одекуй белой, а тово де у них одекую много. А от той де реки Нелоги от вершины пошла река Чюндона, а впала де та река Чюндона блиско моря в Ковыму реку; а люди де по той реке Сун[пья] живут юкогири, а в вершине де живут на той реке [126] люди род свой, рожи у них писаные. И с Нелоги де реки приходят натты от серебряные руды на ту Чюндону на вершину к писаным рожам торговать, а временем де с ними и дерутца. А продают де те нелогские люди писаным рожам серебро да одекуй, а те де писаные рожи им продают олени да бабы. А серебра де и одекую у тех нелогских людей много. И он де, Лаврушка, казал ему шаману одекуй белой да бисер. /л. 29/ И шаман де сказал — не таков де на Нелоге реке одекуй белой лутче де русково одекую и бисеру. А сказывает де тот шаман, что у них тот одекуй сам видал, и жена де ево видала. И по шамановым де роспросным речам чая тово одекую жемчюгом.

Да он же де, Лаврушка, роспрашивал про тое ж реку Нелогу юкагирсково аманата князца Шенкодея шамана [без] ковымсково 2 аманата Порочю. И тот де Шенкодей шаман в роспросе сказал против всех речей ковымсково князца шамана про ту реку Нелогу и про серебряную руду те ж речи слово в слово. А толмачил де те речи роспросные баба тунгуска, У[збер]чик, которая в толмачах в-Ындигирской реке.

Да тот же де ковымской князец бил челом государю, чтоб ево сына послали в Ковыму реку к Митьке Зыряну, и там де он, шаман, станет государев ясак платить под сына своего по вся годы большей, со всего своего роду, а тут де он, шаман, приходил на Индигирскую реку в гости з братом.

Да он же, Лаврушка, сказывал: в Нижном де ясашном зимовье в Олюбенском острожке слышали де мы от ясашных юкагирей, что де Митька Зырян в Ковыме реке дошел здорово и аманатов добрых поймал, и ясак государев большей взял.

Да он же, Лаврушка, сказывал, что де Индигиркой реки от порогу пошла вершина х Ковыме реке, а имя де ей Мома. А по той де вершине живут юкагири и ламутки многие, а промышляют де соболи, а ясаку де государева с себя не дают. И как де послать в-Ындигирскую реку и в Алазейскую, и в Ковыму реку служивых людей 100 человек збруйных людей и в государеве ясаке чает большей прибыли, потому что те реки людны и собольны, а товар де надобе в те реки на подарки иноземцам одекуй синей большей да палемки 3 небольшие.

|л. 29 об.| Да он же, Лаврушка, сказал: шерогонсково де аманата Шелкодея шамана роду ево многа, а у него де, [127] Шелкодея шамана, четыре сына, и ясаку де государева Шелкодеевы родники не платят, а роду де ево, Шелкодеева, 400 человек, а дети де ево и братья родные к острогу не ходят. А в прошлом во 150-м году служивой человек Митьке Зыряну под него, шамана, дали 20 соболей и с тово де году пот тово Шелкодея ясаку государева не давывали, а промыслить де над ними некому, потому что де безлюдно. Да на Индигирской же де реке есть князец Полева, а роду де ево з 200-ти человек, а ясаку де государева не платит. Да ясашных де родов в-Ындигирской реке Морлева роду со 100 человек, а ясак де государев не со всех дает, а всего де дал государева ясаку 20 соболей. Да другой де князец Беренга, а род де ево со 100 человек и больше, а государева ясаку дает 60 соболей. Да третей де аманат в том же Олюбенском острошке Морлея князеца улусной мужик Кейтега, а ясаку де государева дает 20 соболей.

Да Верхнем де зимовье Голяндза аманата роду человек с 50, а ясаку де после Дмитрея Михайлова со 150 году не дают. Да Ульва князец, роду ево с 40 человек, а ясаку де государева под сына своего с книгами справит. Да пот ковымсково аманата под Шаманова сына взято внове 60 соболей, а роду де ево на Индигирской реке нет, род ево на Ковыме реке. Да у князца де Полевы, роду ево з 200 человек, а ясаку де не платят ничево, а был де он в оманатех пойман у служивого человека у Посника Иванова. И он де у Посника ушел из оманатов. /л. 30/

152-го году на Индигирской реке спрашивал красноярской казак Ивашко Родионов Ерастов у ковымского аманата у шамана Порочи, что слыхал ли ты где есть серебряная руда и на коей реке. И он сказал — есть де река Нелога за Ковымою рекою, впала в море своим устьем, а от той де реки Нелоги от вершины пошла река Чюндона, а впала де та река Чюндона блиско моря в Ковыму реку, вверх идучи по Ковыме реке с левые стороны; а по той реке снизу живут юкагирские люди, а в вершине и по Каменю живут акнемила, писаные ж рожи, и те мужики сходятся с теми людьми, которые люди живут на Нелоге реке, у серебряные руды, а род их, нелоских мужиков, называют натты, и те писаные рожи с ними де торгуют и дерутся, а те неловкие мужики пешие седячие и серебра у них много, да оне ж нелоские мужики по рекам берут белой одекуй в воде. И мы ему казали белой одекуй и бисер, и он сказывает — ваш де одекуй, худ там де лутче и цветиной, и мы чаем быть жемчюг. А те нелоские мужики сказывают, что серебро у них на Нелоге реке [128] от моря недалеко в яру, а весит де из яру соплями. И те нелоские мужики от той серебряные руды сопли отстреливают томарами 4 и стрелами, а инако де оне нелоские мужики ис Камени серебра добывать не умеют. Да он же ковымской аманат шаман Пороча сказывал сколько в Ковыму реку пало рек. Снизу, вверх идучи, с левую сторону недалеко от моря пала река велика Чюндона, выше той реки с левые ж руки пала река Ендона, а повыше Чюндоны на заречной стороне, вверх идучи, на правой руке река пала Улгандона, да на левой ж стороне, вверх идучи, пала река Олюнга, а на правой стороне пала река Алач, на леве же руке пала река Коборой.

Да того ж 152-го году шел с-Ындегерской реки ленской служилой человек Лаврушка Григорьев с товарищи за ясачной государевой соболиной казной с-Ындегерской реки и нашли ясачных олюбенских мужиков шамана Морлева роду. А сказывал он, шаман, красноярскому казаку мне, Ивашку Родионову, про ленсково служилово человека про Дмитрее Михайлова, что он, Дмитрей, дошел здорово до Ковымы реки и аманатов ковымских поймал, и многих побил, и государев ясак взял. И я, Ивашко, у них спрашивал — сколько аманатов ковымских поймано. И он, шаман, сказал — и с алазейскими де всех аманатов 5 человек. А с Алазей пошло с ним, Дмитреем, 3 человека алазейских /л. 31/ аманатов. И я, Ивашко, у нево, шамана, спрашивал — от кого ты слышал и хто тебе сказывал про Дмитрея Михайло[ва] с товарыщи. И он, шаман, сказал: я де слышал от алазейских мужиков, а оне де, алазейские мужики, ходят по вся годы на Ковыму реку к ковымским мужиком к пешим и к оленным в гости.

А Ковыма де река собольна, и которые сторонние реки пали в Ковыму реку, и те де реки собольны ж. А люди по Ковыме реке и по сторонним рекам, которые реки впали в Ковыму реку, живут юкагири и соболей промышляют много. Да Индигирской реки вершина пошла вершина от порогу х Ковыме реке, а имя той вершине Мома. А по той де вершине живут юкагири и ламутки многие, а промышляют соболей, а ясаку государева с себя не дают. И как де послать в-Ындигирскую реку и в Алазейскую, и в Ковыму реку служивых людей 100 человек збруйных людей 5, и в государеве [129] ясаке чает большей прибыли, потому что те реки людны и собольны. А товар де надоба в те реки на подарки иноземцам одекуй сини большей, да палемки небольшие.

Речи писал Ивашко своею рукою.

ф. Якутская приказная изба, опись 1, ст. № 43, лл. 28-31.


Комментарии

1. Фамилия тобольского казака, впоследствии сына боярского, Ивана Родионовича — Бельков (см. ф. Якутской приказной избы ст. № 465, л. 180), но в документах он обычно называется прозвищем Ерастов. Написание прозвища различно, чаще мы встречаем Ерастов, реже — Ярастов.

2. Так в тексте.

3. Палма — широкий и длинный нож; нож на древке, рогатина.

4. Томар — стрела с костяным, тупым наконечником для боя соболя, куницы, горностая.

5. Збруйные люди, т. е. в доспехах, состоящих на вооружении конных воинов.

Tags: Сибирь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments