К истории Мангазейского морского хода...(4)

1624 (132) г. июня 30. — Грамота приказа Казанского Дворца тобольским воеводам кн. Ю. Я. Сулешову и Ф. С. Плещееву о запрещении ездить морем в Мангазею торговым и промышленным людям.

|л. 177 об.| Такову привез сын боярской Богдан Аршинской сентября в 18 день.

От царя и великого князя Михайла Федоровича всеа Русии в Сибирь, в Тоболеск /л. 178/ боярину и воеводам нашим князю Юрью Яншеевичю Сулешову да Федору Кириловичю Плещееву, да дьякам нашим Гарасиму Мартемьянову да Миките Левонтьеву.

В нынешнем во 132-м году писали есте к нам, что [59] приезжают из руских городов в Тоболеск торговые и промышленые люди с рускими со всякими товары и с хлебными запасы, а ис Тобольска ездят торговать и на промыслы промышлять в сибирские в понизовые городы в Сургут, в Нерымской и в Кетцкой острог, и в Томской город, в Мангазею. А в тех городех, испродав свои товары и хлебные запасы, промышленые люди, быв на промыслах, /л. 178 об./ ездят к Руси, не займуя Тобольска с Обью рекою через Камень, мимо Ижемскую слободку, а из Мангазеи выезжают торговые и промышленые люди к Руси через Камень же, не займуя Тобольска и Березова, за нашею мангазейскою соболиною казною и лутчие товары — соболи и лисицы, и бобры провозят через Камень. А что с ними каких товаров и взята ль с тех товаров наша десятинная пошлина, и того в Тобольску не ведомо. А без нашего указу торговым и промышленым людем заказу учинить вы, чтоб они через Камень к Руси не ездили, а ездили б к Руси мимо Тоболеск 1 и нам бы /л. 179/ вам о том велети указ свой учинити.

А в прошлом во 128-м году сентября в 23 день писали к нам ис Тобольскава города боярин князь Иван Куракин да диак Иван Булыгин — в прошлых де во 126-м и во 127-м году от Архангильского города в Мангазею торговые и промышленые люди на кочах с товары и з запасы пошли Большим морем многие люди, и он писал в Мангазею к воеводе к Петру Волынскому, чтоб он из Мангазеи торговых и промышленых людей, как исторгуютца и с промыслов придут назад, Большим морем не отпущал, а отпущал бы их на Березов через Камень и на Тоболеск для того, чтоб нашей казне в пошлинах истери не было; /л. 179 об./ только поедут Большим морем и учнут торговать с немцы или с рускими людьми, утаясь, на Югорском шару, на Тресковой, на дву островех, что у Варендеевых мелей, на Колгуеве, на Моржевике, на Канине носу, и нашей казне в пошлинах истеря будет, а сыскать про то нечем, потому что городов и приказных людей в тех местех нет. А у Архангельского города и на Колмогорах, грамот монгазейских для тайного торгу не объявя, розъедутца по своим местам. А хотя де учнут торговать с немцы и объявясь, и нашей пошлине прибыль будет обышная же; а только поедут на сибирские и на руские городы, и нашей пошлине прибыль /л. 180/ будет вдвое, потому ехать им доведетца по городом и товары их по проезжим грамотам будут явны. А иные многие люди, не доехав [60] Архангельсково города, товары свои испродадут и розменяютца с рускими людьми, и в том нашей казне будет прибыль в перекупной пошлине.

И в прошлом же во 128-м году ноября в 29 день тое отписки мы слушали и указали — вперед торговым и промышленым, и всяким людем ездити в Мангазею и с Пуста озера и от Архангельского города и изо всех поморских городов на сибирские городы на Березов город через Камень и на Тоболеск, а назад велети ездить из Мангазеи теми же дорогами. А /л. 180 об./ опричь тех дорог иными местами от Орхангельского города Большим морем на Карскую губу и в Мутную реку, да на волок и в Зеленую реку, и в Таз реку в Мангазею, а из Мангазеи назад теми же месты ходить не велели.

И в прошлом же во 128-м году ноября в 29 день послана наша грамота в Сибирь, в Тобольской город к боярину ко князю Ивану Куракину да к диаку к Ивану Булыгину, а велено боярину князю Ивану отписать в Мангазею к воеводе к Петру Волынскому, чтоб из Мангазеи торговым и промышленным людем велел ходити на Русь, на сибирские городы на Березов через Камень, да на Тоболеск, чтоб с торговых и с промышленых /л. 181/ людей с их товаров в нашей в десятой пошлине перед прежним было прибыльнее.

А нашу пошлину с тех торговых и с промышленых людей в сибирских городех со всяких товаров велел имать по прежнему нашему указу, по проезжим грамотам, а лишних пошлин с их товаров по сибирским городом воеводы и приказные, и служивые люди не имали и насильства и обид тем торговым и промышленым людем по городом не чинили, и ни зачем их не задерживали ни часу, чтоб тем торговых и промышленых людей от сибирсково ходу не отогнать, а в десятой пошлине перед прежним убыли не было. А старою б дорогою из Мангазеи Тазом рекою /л. 181 об./ на Зеленую реку, да на волок, да на Мутную реку, да на Карскую губу, и Большим морем к Архангельскому городу, и на Пусто озеро торговым и промышленым ходить не велели, чтоб на те места неметцкие люди от Пуста озера и от Архангельского города в Мангазею дороги не узнали и в Мангазею не ездили. И ныне мы и отец наш великий государь, святейший патриарх Филарет Никитич московский и всеа Русии указали ездити из руских городов в Мангазею, из Мангазеи на Русь торговым и промышленым людем, на которые места вперед прочнее и нашей бы десятинной пошлине было прибыльнее, а торговым и промышленым /л. 182/ людем [61] было не в тягость, а положили есмя то на вас, боярине нашем, на князе Юрье Яншеевиче с товарищи.

И как к вам ся наша грамота придет, и вы б то зделали по своему высмотру, велели ездить с Руси в Мангазею и из Мангазеи на Русь торговым и промышленым людем, на которые места вперед прочнее и нашей десятинной казне было прибыльнее, а торговым бы и промышленым людем было не в тягость, то б есте учинили по своему расмотренью, смотря по тамошнему делу. А того б есте велели беречь накрепко, чтоб торговые и промышленые люди, /л. 182 об./ от Пуста озера и от Архангельского города Большим морем на Карскую губу и в Мутную реку, да на волок и в Зеленую реку, и в Таз реку в Мангазею, а из Мангазеи назад теми же месты отнюдь не ходили, чтоб на те места неметцкие люди от Пуста озера и от Архангельского города в Мангазею дороги не узнали и в Мангазею не ездили. А на которые места торговым и промышленым людем из Мангазеи на Русь велите ходить, и вы б о том отписали к нам к Москве, а отписку велели отдати в Казанском Дворце боярину нашему князю Дмитрею Мамстрюковичю Черкаскому да диаком нашим Ивану Болотникову, /л. 183/ да Ивану Грязеву, чтоб нам про то было ведомо.

Писан на Москве лета 7132-го июня в 30 день.

А подлинная государева грамота за приписью диака Ивана Грязева.

ф. Сибирский приказ, кн. № 6, лл. 177 об.-183. Список.


Комментарии

1. Далее в тексте, повидимому, ошибочно: «не смеете».

Tags: