odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Тырло... Виктор Музис (8)

8.
Надю мучила совесть. Она боялась посмотреть в глаза Ильи и в то же время
ловила его взгляд. А Илья избегал Надю. Она чувствовала это так же ясно,
как чувствовала раньше, что она нравилась ему. И это волновало, смущало и
тревожило ее. Она хотела объясниться с ним, выяснить, почему он перемени-
лся, но Илья смотрел поверх ее головы на ослепительное синее небо, на горы,
покрытые лесом, на уходящих лошадей - на что угодно, только не на нее.
Как ни в чем не бывало, он сидел на пеньке, а Машенька стояла перед ним
на коленях и, делая торопливые стежки, прямо на нем зашивала ему комбине-
зон.
Они стояли вокруг Ильи, ожидая когда его костюм будет приведен в поря-
док.
- Неужели у тебя нет ничего поприличней? - бранила она его. - Едем к раз-
ведчикам, а ты выглядишь как разбойник с большой дороги...
На Илье был комбинезон, в котором было такое количество дыр, что было
непонятно, как он еще умудряется сохранить свою форму. А он блаженно щу-
рился на солнце и, словно вокруг и не стояли и не ждали его три человека, -71-
пробовал оспорить неоспоримое:
- А чем плох такой костюм? Удобный, факт.
Викентий Петрович корректно выговаривал ему:
- Я считаю, что брать в поле поношенную одежду себе дороже. То пуговица
отскочит, то заплату ставь. Все лишние заботы, а я не терплю, когда меня что
-нибудь отвлекает, даже такой пустяк, как пуговица.

Да и сам Викентий Петрович был такой же собранный, аккуратный, подтя-
нутый. Чувствовалось, что и мысль его так же целеустремленна, настойчива,
сосредоточенна. Он совсем не походил на того, вчерашнего Викентия Петро-
вича, с которым они вдвоем справляли в его палатке день ее рождения. Да и
был ли вчерашний вечер? Не приснилось ли ей все это? Надя оглянулась.
Лагерь перебрасывался в район рудника и сейчас представлял собой стран-
ное зрелище. Палатки были уже собраны и на том месте, где они стояли, на
зеленом поле лужайки остались только желтые вытоптанные квадраты, да ва-
лялись бумажки и всякий иной мусор. Все имущество было упаковано и пог-
ружено на лошадей, которые медленно покачивая тяжелыми вьюками уходи-
ли по тропе в горы на перевал. С каждой лошадью шел кто-нибудь - рабочий
или коллектор, вел караван Солдатов.
Он сидел на черном жеребце, как Суворов при переходе через Альпы, и на-
блюдал за передвижением. Вот лошадь, которую вел Юрко, что-то замешка-
лась, видимо вьюк был тяжел, и хотела лечь, но Солдатов тронул по направ-
лению к ней своего Воронка и лошадь поспешно засеменила, догоняя ушед-
ший вперед караван.
И только один Илья стоял беспечно, как будто ему никуда не надо было ни
идти, ни торопиться.
- Готово! - наконец сказала Машенька, перекусывая нитку и поднимаясь с -72-
колен. - С моим Володькой нет столько хлопот, сколько с тобой.
- Так на то он и твой Володька, - снова попробовал отшутиться Илья.
Илья блаженно щурился на солнце. Он не смотрел на Надю, а она хотела
объясниться с ним, рассказать о вчерашнем вечере, но каждый раз что-нибудь
мешало или останавливало ее. А тут еще Викентий Петрович назначил с утра
переезд к разведчикам.
- Илья! - позвала она его.
- А?
Илья смотрел на нее спокойно, как на чужую, словно и не было позади их со-
вместного маршрута, разноцветных скатерок, медведей.
- Что же ты не сказал мне, я бы зашила тебе.
- А какая разница?
Он отвернулся к своей лошади, поглаживая ей шею и расправляя спутанную
холку.
Надя недоумевала - что с ним? Это был уже не прежний бесшабашный паре-
нь, весельчак, ласковый и внимательный к ней. Может быть он обиделся на нее
за вчерашний вечер? Но откуда он мог узнать? И потом, нет, она заметила в
нем эту перемену еще тогда, на следующее утро после их ночевки у костра.
Она проснулась тогда такая счастливая, такая счастливая, а он... Ей уже тогда
показалось, что Илью как будто подменили. Впрочем, она вскоре забыла об
этом и вот теперь снова... А может быть все-таки это из-за вчерашнего вечера?
Нехорошо, правда, что она ему так и не рассказала, хотя, впрочем, не обязана
же она докладывать ему о всех своих поступках.
Илья молча седлал свою лошадь.
- Илья! - снова позвала она его. - Ты сердишься на меня? Да? - Надя с наив-
ным прямодушием заглянула ему в глаза. - Викентий Петрович так много знает
и так хорошо рассказывает. А я ведь студентка. Мне надо учиться. -73-
Было просто удивительно, с какой легкостью она находила доводы к своему
желанию поехать с Иноземцевым. Она говорила так горячо и так убежденно,
что в конце концов сама верила тому, что говорила.
Илья молчал. Он злился на себя за свой прошлый маршрут с ней и на нее за
то, что она вместо того что бы сказать прямо о своем желании поехать с Вике-
нтием Петровичем придумывает в оправдание всякую всячину. Он сунул ногу
в стремя, стремительно послал свое тело в седло и отъехал с такой поспешно-
стью, что Надя вдруг подумала:
- Да он боится меня, что ли?
Да, он боялся ее, и это открытие развеселило Надю. Она негодовала на него,
почему он не замечает ее, не хочет разговаривать с ней. Она хотела узнать, че-
го он испугался?
Подошел Викентий Петрович.
- Надя, Вы готовы?
- Да.
- Тогда поехали.
Инокентьев говорил обращаясь только к ней, будто Илья и не присутствовал
рядом. Еще несколько дней назад Надя на себе чувствовала всю оскорбитель-
ность этой манеры Викентия Петровича - не замечать того, кого он не хотел
видеть, но сейчас она побежала к своей лошади, даже не вспомнив, что только
что разговаривала с Ильей.
Викентий Петрович и Надя выехав на гребень и убедившись, что с переброс-
кой лагеря все в порядке и последняя лошадь скрылась из виду, тронули лоша-
дей и поехали своим маршрутом. Им предстояло проехать влево от тропы,
объехать один из горных отрогов и спуститься в долину, где стояла геолого-
разведочная партия. То же самое вправо от тропы должна была проделать Ма-
ша, а Илья - пройти прямо через водораздел хребта. Встреча была назначена у -74-
разведчиков вечером. На следующее утро они так же маршрутами должны бы-
ли проехать к месту, где Солдатов, по указанию Викентия Петровича, должен
был поставить лагерь. Иноземцев не любил холостых маршрутов и строил их
всегда так, чтобы из любого передвижения можно было извлечь максимум по-
льзы.
Впрочем, сейчас он больше смотрел на противоположный склон, по которо-
му поднималась Машенька, а Надя вообще была погружена в свои мысли.
Она смотрела на то место, где еще час назад стоял их лагерь и думала о том,
что жизнь каждый день приходиться начинать наново. Еще вчера все ей каза-
лось ясным, ее место в жизни определенным, люди понятными и близкими. И
вдруг выяснилось, что Илья совсем не такой, каким она его себе представляла,
Викентий Петрович тоже был другим и даже Машенька, которая совсем не
способна была что-либо таить, временами казалась неузнаваемо чужой. И ла-
герь! Родной дом, о котором она так восторженно писала Люсе и на месте ко-
торого сейчас оставался только мусор!
Надя не знала всех планов и расчетов. Перед ней был Викентий Петрович не-
ожиданно другой - корректный и внимательный. Излишняя полнота сошла с
его лица и теперь он, загорелый, в ковбойке, казался ей мужественным и силь-
ным. Только обмотки на его ногах еще смешили ее, но Викентий Петрович вел
маршрут так интересно, что Надя скоро уже ничего не замечала. Она видела
только Викентия Петровича, следовала только за ним.
Викентий Петрович, казалось, совсем не интересовался геологией. Он сле-
дил только как ехала Надя, что понимала в том, что он ей говорил, удобно ли
было ей. Каждый свой шаг, каждое свое действие он сопровождал пояснения-
ми, очень точными, очень остроумными и живыми. В отличии от Ильи, он по-
чти не смотрел по сторонам, но ни одно обнажение не ускользало от его вни- -75-
мания.
Они прошли водораздел и спускались по крутому каменистому склону, пе-
ресекая небольшие каменные осыпи - курумы. Викентий Петрович шел впере-
ди, ведя лошадь в поводу. Он очень искусно лавировал между валунами и ло-
шадь шла за ним послушно, почти не натягивая повод. Надина лошадь, наобо-
рот, почему-то все время упиралась и Наде приходилось тащить ее чуть ли не
на себе. Она отставала. Викентий Петрович останавливался и ждал ее.
Они совсем было уже спустились к тропе, как вдруг хлынул дождь, сильный
и неожиданный, как это бывает в горах. Надя видела как Машенька выехала
на тропу и что-то кричала им, показывая рукой куда-то за поворот, потом уда-
рила коня плетью и галопом помчалась по тропе. Викентий Петрович укрылся
вместе с конем под кедром и Надя последовала его примеру.
...Поселок разведчиков открылся им неожиданно, сразу за поворотом. Акку-
ратные домики стандартного типа выстроились вдоль подножья склона свер-
кая белизной новых стен и красными крышами. К домикам со всех сторон сбе-
гали тропинки.
Как это часто бывает в горах, дождь прошел по вершинам не затронув доли-
ну. У конторы на залитых солнцем ступенях крыльца сидел малыш и с сосре-
доточенным видом переворачивал страницы толстой книги. Он не обратил ни
малейшего внимания на подъехавших. За крыльцом, второй мальчуган, поме-
ньше, строил на песке то ли дом, то ли гору и рядом с ним на корточках сидел
Илья и что-то живо ему объяснял. Увидев подъехавших, он, наоборот, подня-
лся, отряхнул с колен песок, но так и остался стоять, открыв рот и не произно-
ся ни слова и не двигаясь им навстречу, рассматривал мокрых всадников.
Надя первая соскочила с седла и взбежала на крыльцо. Она заглянула в кни-
гу, которую рассматривал мальчуган. На страницах не было картинок, но ма-
лыш, как взрослый, задерживался, словно читал, и затем переворачивал следу- -76-
ющую страницу.
Надя оглянулась на своих спутников - видят ли они эту забавную картину?
- Что, Мария Михайловна уже приехала? -спросил Викентий Петрович, хо-
тя отлично видел лошадь Машеньки, привязанную к общей коновязи.
- Приехала, - коротко ответил Илья.
Иноземцев уже поднимался по ступеням, Илья возился возле Надиной лоша-
ди. Он не сделал попытки помочь Наде привязать ее лошадь, но, заметив, что
она не ослабила подпруги и не разнуздала лошадь, молча проделал это за нее
и вслед за ними вошел в дом.
Еще с порога Надя услышала громкий голос Машеньки:
- ...Это же чрезвычайно интересно, проследить наложение одной зоны ми-
нерализации на другую!
Спокойный голос отвечал ей:
- В окружающей нас зелено-фиолетовой толще это почти невозможно.
- Почему? В вашем распоряжении куча горных выработок, бурение. Нако-
нец, можно применить новую технику: сейсмографию, радиометрию...
Машенька говорила, как всегда, возбужденно и напористо. Надя улыбну-
лась.
Они увидели спорящих. Машенька стояла уперев руки в бока и откинув
назад полы куртки и эта поза, и откинутые назад полы зеленой куртки, и кра-
сная косынка на голове делали ее похожей на молодого петушка, вот-вот го-
тового ринуться в бой. Но вот она увидела вошедших и сразу переменилась.
- А вот и наши! Что, промокли? - спросила она весело блестя глазами и сде-
лав несколько шагов им навстречу. - А я сухая...
И, повернувшись, представила им небритого кряжистого человека, с которым
она только что спорила:
- Познакомьтесь. Киркин Александр Тимофеевич, главный геолог рудника. -77-
Киркин, видимо, только что вернулся с участка, где прокладывались канавы.
Костюм его был запылен, сапоги и колени перепачканы землей. Сам Киркин выг-
лядел утомленным.
- Энергичный народ у вас, - сказал Киркин и улыбнулся. - С Марией Миха-
йловной не успели познакомиться, как она сразу в спор по вопросам оруде-
нения района.
Из под мохнатых бровей на посетителей поблескивали два острых серых
буравчика.
- Любопытствует, - подумала Надя.
Она невольно сравнила его с Викентием Петровичем. Контраст действите-
льно был велик. Чисто выбритый, загорелый, в свежей белой рубашке Ино-
земцев выглядел против него мужественным и красивым.
Надя снова взглянула на Киркина, подумала:
- Невзрачный человек, провинциальный геолог. Осел на маленьком руд-
нике и не мечтает о большем. Куда ему до Викентия Петровича.
Подошел Илья.
- Александр Тимофеевич высказывает очень интересные мысли, но, по
моему, недооценивает роль современной техники, - с ходу вступила в разго-
вор Машенька.
- Нужна карта, - сказал Киркин. - Хорошая геологическая карта.
Викентий Петрович мягко улыбнулся.
- Я не слышал начала вашего спора и не могу судить, но мне кажется, что
Александр Михайлович прав. Я знаю случай, когда однажды старый и опы-
тный разведчик, обладавший новейшей техникой, не смог разведать уголь-
ный пласт, потому что у него была неверная геологическая карта. И, наобо-
рот, как только приехал геолог-съемщик и составил на эту площадь новую
геологическую карту, угольный пласт сразу показал себя. -78-
- Так то уголь, - сказала Машенька. - Совсем другие масштабы разведки.
А здесь очень узкая зона и притом не одна. Их как раз и можно вскрыть то-
лько горными выработками.
- Пройдемте в кабинет, - предложил Киркин. - Там у меня карты.
Небольшая комнатка Киркина пахла свежеструганными досками и еще
какими-то запахами, жизни далекой Наде и незнакомой. Всю стену за пись-
менным столом занимала большая геологическая карта Союза ССР. В углу
стоял несгораемый шкаф. Киркин достал оттуда карты, схемы, кальки и
стал пояснять их. Говорил он спокойно, неспешно, не возбуждаясь как Ма-
шенька, но с интересом человека, работу которого могут оценить по сущес-
тву. Он говорил обстоятельно, методично, словно отчитывался. Свои объ-
яснения он сопровождал показом карт и образцов и даже перед Надей, ма-
ло понимающей в геологии, синяя калька оживала, дробилась бесчислен-
ным количеством кварцевых жил, в которых Надя зримо ощущала поблес-
кивание рудных минералов. Она видела простирание рудоносных тел, их
взаимодействие с окружающими породами, видела кусок территории отво-
еванной у природы, изученной этим человеком, подготовленной к сдаче в
эксплуатацию.
Теперь Киркин уже не казался Наде будничным. Лицо его стало светлым,
одухотворенным, глаза обрели еще большую твердость и зоркость. Они как
бы спрашивали: слушают ли его, понимают ли его?
Его слушали и понимали и это доставляло Киркину видимое удовольствие.
Говорил он с глубоким знанием дела, с мыслью. Чего не знал, так прямо и го-
рил - это не моя компетенция, или - это я уже за давностью забыл. Он не хо-
тел казаться умным и в этом было проявление его действительного ума.
Викентий Петрович, Машенька, Илья сгрудились вокруг стола. Даже Ма-
шенька и та притихла, кажется в первый раз за все время, что Надя ее знала, -79-
она видела, что Машенька не возражает и дает спокойно говорить другому.
Викентий Петрович тоже молчал. На богатом материале разведчиков он
старался уточнить свою карту, сделать ее более детальной. Изредка он зада-
вал дополнительные вопросы. Выдержанный, сдержанный и корректный он
производил очень выгодное впечатление.
Совсем другое дело - Илья. Ему, как и Наде, пока что нечего сказать свое-
го, но он хотел казаться "умным" и тащил в разговор все, что помнил из ус-
военного в институте. Он, конечно, знал больше чем Надя, но сейчас, по сра-
внению с Иноземцевым, выглядел просто школяром, аттестованным инже-
нером. А его костюм? Просто удивительно, как можно ходить таким оборва-
нцем. И что ей нравилось в нем раньше?
Машенька сейчас очень интересна. У нее действительно есть жилка насто-
ящего геолога и разговор ее интересует кровно. Ей надо знать все, в мельча-
йших деталях, в подробностях, не относящихся даже к той задаче, ради кото-
рой они сюда приехали. Она не может остановиться на половине, чего-то не-
доузнать, что-то оставить на потом. Это для нее все равно, что оставить на
потом что-то лучшее из своей жизни, а это "потом" вдруг может и не насту-
пить. И она торопится. Торопится жадно, бесцеремонно, возбуждаясь сама
будоража собеседников.
Разговор становился чем дальше, тем специфичней. Надя напряженно ста-
ралась вникнуть в его суть, кое что понимала, но больше - нет. Сказать ей аб-
солютно нечего и она чувствовала себя в этом обществе неинтересным и не-
нужным человеком. О ней как бы забыли.
- Мерзкое чувство! Скорее бы кончить институт, - подумала она. - А как
чувствуют себя другие?
Надя перестала следить за разговором и осмотрела комнату. У противопо-
ложной стены шкафчик с образцами. За стеклом обломки различных пород. -80-
Рядом этажерка с книгами. Надя прищурившись издалека по складам чита-
ла названия на корешках. В большинстве это техническая литература, но
есть и художественная: Вольтер "Орлеанская девственница", Бородин "Дми-
трий Донской" и журналы "Новый Мир" и "Октябрь", по всей видимости
свежие.
А за столом обсуждение переходит в спор и этот спор снова привлек вни-
мание Нади.
- ...Насколько я понимаю, составить подробную геологическую карту в
этой монотонной сланцевой толще методом чистой геологической съемки
невозможно, - заключил Киркин.
И тогда Викентий Петрович достал свою карту. Все, даже Надя, наклони-
лись посмотреть, что же он смог сделать в этой окружающей руду зелено-
фиолетовой мути сланцев. Смог ли он подразделить ее на свиты, выделить
какие-то структуры, установить закономерности распространения пород, а
в них расположение рудоносных тел.
И Надя увидела - да, смог! Даже она и то смогла прочитать на его карте и
структуры, и возраст, и поисковые признаки. Она вдруг увидела, убедилась,
что Викентий Петрович действительно талантливый человек. По тем же на-
блюдениям, по тем же фактам он смог сделать большие обобщения, преду-
гадать, а затем проверить структуры, сделать то, что рядовому и даже спо-
собному геологу было не под силу. Ведь не разделил же на структуры рабо-
тавший здесь до него Киркин.
Она снова посмотрела на Викентия Петровича и увидела перед собой но-
вого человека. Удивительное свойство: человек, вроде, один и тот же, а в
разное время и при разных обстоятельствах он кажется и умнее, и чище, и
лучше. Таким ей и показался сейчас Викентий Петрович. А он, словно чув-
ствуя ее мысли, взглянул на нее, улыбнулся доброй, все понимающей улы- -81-
бкой и снова нагнулся к карте.
Но улыбка так и осталась на его лице и Надя чувствовала, что, продолжая
говорить о геологии, он думает о ней, хорошо думает и оттого, что она так
поздно поняла его, ей стало необычайно обидно за себя и за него. Ведь вот,
он такой большой, такой умный, такой чуткий все время предлагал ей свое
внимание, а она, как девчонка, отворачивалась, будто он мог предложить
ей что-то другое, предлагал поступить как-то иначе.
У нее было ощущение, что она только что родилась заново.

Tags: геология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments