odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Представление сибирского губернатора В.А. Мятлева в Сенат о возобновлении Камчатской экспедиции...

1753 г. июня не ранее 15 1. – Представление сибирского губернатора генерал-лейтенанта В.А. Мятлева в Сенат о возобновлении Камчатской экспедиции, строительстве в устье Амура верфи и военно-морской базы 2

Высокоправительствующему сенату генерала-порутчика Мятлева на данную сего июня 15 числа со определения Высокоправительствующаго сената копию

всепокорнейшее представление

Сколько я из одного ея и.в. высокоматерняго милосердия пожалованием генерал-порутчика чином с произвождением полнаго против армейских генерал-порутчиков жалованья всемилостивейше награжден, притом в Сибирь губернатором определен, сколько мне, всеподданейшему ея и.в. рабу, так щедро излиянные на меня милости чювственный, что я к лутчей высоких ея и.в. интересов пользе в такой обширной губернии искать, умножать и распространять и все, что к тому принадлежит, с прилежным радением и с крайнею возможностью наблюдать обязан.

Я при сем случае за скорым меня в Сибирь отправлением, что уже 10 числа минувшаго майя из Правительствующаго сената ехать туда указ получил, ни о чем так не сожалею, что за неимением обстоятельнаго о находящихся тамо местах заводах, о их местах и недостатках известия и обстоятельного требования к удовольствию тех, Высокоправительствующему сенату представить не могу, кроме что из специальных Сибирской губернии карт довольно видно описание текущей из Нерчинскаго уезду реки Ингоды, которая, соединясь устьями с рекою Аргуном, впала в реку Амур, по которой реке граничит тот уезд с иновладельцами; токмо описания о глубокости тех рек, и не имеют ли в себе порогов, в помянутых картах не показано. А по великости их, для плавания плоскодонных судов кажетца, чтоб довольно воды иметца могло. К тому ж весь Нерчинской уезд в таком умеренном климате положение места своего имеет, которой начинаетца с 55° ширины и доходит до учиненной границы до 48°, итого имеет быть одной разности ширины того уезда на 7° от севера к югу, а разности в длине оной же уезд от запада к востоку на 12° имеет. И уповательно оному уезду в разсуждении умеренного климата быть хлебородну, ежели б только довольно имел земледельцев, и весьма плодородну, ежели бы к тому трудолюбное тщание употреблено было. Я о вышеписанном уезде о умножении земледелия не в таком намерении представляю, чтоб жители того уезда имели в чем какой недостаток или в пропитании оскудение; мое всеусердное желание в том состоит, в чем крайняя нужда зависит, чтоб в том уезде, как в наилутчем к хлебородию климате, земледелие умножить и излишеством по способности вышеупомянутых рек, впадающих в реку Амур, а рекою Амуром на судах лехко довольствовать можно будет все гварнизоны по крепостям и острогам, лежащим по северо-восточным берегам, и всех по тем берегам живущих промышлеников и обывателей не такою высокою ценою, в какой ныне в Охоцком и Удском острогах и в протчих восточных к морю местах состоит, что ниже полутора рубли пуд ржаной муки в продаже не бывает, а случалось и то, что выше 5 рублев, за неспособностью из отдаленных мест сухим путем для пропитания съесных припасов провозов, которой такою дорогою ценою поставкою становитца, покупать принуждены... 3.

И по обязательству соседственной дружбы, ежели только о свободном плавании судов рекою Амуром учинены будут надлежащия [43] требования, то такия необходимо нужныя требования без удовольствия оставлены быть не могут. И ежели за мелкостию воды реками Ингодою, Аргуном и Амуром мореходным судам приходить будет неможно, то и позволение дать могут на устье реки Амура для строения морских судов, обыскав удобное место, верфь учредить и для прикрытия оной крепость построить, которую от тамошних народов небольшим числом гварнизону в безопасности содержать без большово убытку можно. А оттуда все по берегу Восточного моря места и от Камчацкого мысу лежащия к югу острова всеми потребностями довольствовать можно и от них к умножению высоких ея и.в. интересов пользы ожидать с распространением Всероссийской империи в высокославную память ея и.в. всемилостивейшей нашей государыни всевысочайшего имени.

Что надлежит до обыскания в Сибирской губернии разных родов руд и каменья для их умножения и приведения в совершенство, которых там, по известиям, довольно имеетца, в-первых, для того обыскания необходимо надобно иметь таких знающих людей, которыя в том довольное искуство имеют. Также ис купеческих и других чинов людей, кто б пожелал в том обыскании руд и каменья труды из собственного своего иждивения прилагать, таких к тому ободрять всемилостивейшими вечноблаженныя и высокославныя памяти государя императора Петра Великаго привилегиями. Которыя дозволения в тамошней губернии всемилостивейшими ея и.в. указами подтвердить уповательно, что теми всемилостивейшими ея и.в. привиллегиями в подданных желание к государственной пользе и собственному своему прибытку лехко возбудить можно.

Ежели сие мое всепокорнейшее представление Высокоправительствующим сенатом за полезное опробовано быть удостоитца, то надлежит мне быть для лутчаго надсмотрения поблизости к Нерчинскому уезду в Иркуцк. А ис Тобольска за таким дальним разстоянием надлежащаго надсмотрения и поспешнаго в делах исправления производить будет невозможно. Мне же из Ыркуцка надобно быть в Нерчинску и на реке Ингоде, где она соединилась с рекою Аргуном и название получили обе те реки рекою Амуром, осмотреть и обыскать удобное место для строения судов. И необходимо надобно получить достоверное известие о глубокости реки Амура, и ежели во оной реке довольно глубины имеетца, то можно тут будет морския суда строить, а ежели мелководна, то, как выше показано, для строения морских судов верфь учредить на устье реки Амура. И для таких нужных моих из Ыркуцка отлучек чтоб Высокоправительствующий сенат соблаговолил определить в Ыркуцкую губернию мне товарыща из отставных от военной службы, которой служил гвардии в Ызмайловском полку капитан-порутчиком, г-на Полозова, которого я Высокоправительствующему сенату безпристрастно представляю честным и знающим при делах ея и.в. человеком, и без сумнения на добрую его совесть во время моего из Ыркуцка отлучения во исправлении по губернской канцелярии дел могу положитца.

Для удовольствия в ызвестных местах, подлежащих к Всероссийской империи, – Камчатки и всего северо-восточнаго берегу, отвозом в те места провизеи и протчих всяких потребностей надлежит прислать морских служителей, которых там и содержать. А каких чинов и сколько числом, при сем представлении Высокоправительствующему сенату прилагаю реэстр 4.

О числе ластовых судов, сколько их для удовольствия по Камчатке и по северо-восточному берегу в военной службе всякого звания чинов и обывателей иметь надлежит, представить точно не могу, потому что, коль там многолюдно, известия не имею. А требуемым числом морских служителей можно укомплектовать шесть ластовых судов, которыя бы не меньше от семидесят до осьмидесят ластов грузу нести в себе могли. И на первой случай надеюсь, что то число ластовых судов много больше удовольствия зделают тамошним обывателям, нежели как ныне из [44] Якуцка по пяти пуд вьюками на лошадях возят, и как слышал, что не меньше полутора рубли пуд до Удскаго и Охоцкаго острогов становитца; а в Камчатки ниже пяти рублев пуда мука ржаной в продаже не бывает.

Что же надлежит до обыскания вновь неизвестных восточных, северо-восточных и южно-восточных мест и для известнейшаго описания земли, которая от устья Амура реки к западно-южной стороне склонение иметь начинает, также и для получения обстоятельного известия о найденной г-ном Берингом от Камчатки к востоку лежащей земли, о том Высокоправительствующему сенату со всенадлежащим почтением всепокорнейшее мнение мое представляю. В-первых, на устье Амура реки необходимо надобно в разсуждении тамошнего народа, хотя не весьма убытошную, крепость зделать, верфь для строения регулярных морских военных судов учредить и, по малой мере, 3 фрегата от 26 до 34 пушек построить и вооружить во всем по регламенту, надлежащими или еще и превосходными тех фрегатов как наружными, так и внутренными украшениями, для того что при первом случае между неизвестными, а может быть и дикими народами, что наряднее увидитца, то больше почитаетца; и при них 3 или 4 брегантина или другия какия морския суда, которыя бы мелководнее ходили, чтоб при новообысканных землях могли по мелким водам способнее проходить и в устья впадающих в море рек входить. Да и те бы так исправно вооружены были, чтоб, по малой мере, где неприятно примут, могли себя с надлежащим дефексом ретировать к своим фрегатам, а где возможно тут позволить, те народы под высочайшую ея и.в. самодержавную власть в подданство склонять и обнадеживать и уверять всемилостивейшим так великой в свете государыни императрицы содержанием. А где к тому склонять будет не можно, а понудить силы не достанет, то требовать, чтоб с ними о произвождении камерцы договоры заключить. Ежели же по Амуру реке свободного проходу получить, и на устье пристани зделать, и верфи для строения кораблей учредить не допустют, то я ныне для обыскания вновь неизвестных земель и для лутчева удовольствия в отдаленных местах обывателей о ином способе Высокоправительствующему сенату представить не могу, разве другие какия к тому доныне неизвестныя способности со временем впредь сыщутца.

Василей Мятлев

Помета: Слушано июня 25 1753 году.

ЦГАДА, ф. 248, oп. 113, д. 485а, л. 52-56. Подлинник. Опубл.: Русская тихоокеанская эпопея, с. 490-493.


Комментарии

1. Датируется по содержанию документа.

2. Представление В.А. Мятлева было составлено на основании решения Сената от 8 июня 1753 г., обсуждавшего предложение сенатора П.И. Шувалова о возобновлении Камчатской экспедиции, «которая остановлена по большей части за неспособностью к поставке припасов и прочих потребностей» (Сенатский архив, СПб., 1901, т. IX, с. 93-95). Вопрос этот возник не случайно. Для хозяйственного развития Сибири и Дальнего Востока, более простой и дешевой доставки грузов и дальнейшего исследования и освоения Тихого океана необходимо было добиться для русских судов свободного плавания по Амуру и строительства верфи, так как мелководный Охотский порт не удовлетворял потребностям мореплавания (Беспрозванных Е.Л. Приамурье в системе русско-китайских отношений. М., 1983, с. 100-101). Разработка представления (по предложению Шувалова) была поручена бывшему «капитану над Архангельским портом» В.А. Мятлеву в связи с его назначением на пост сибирскогo губернатора.

25 июня 1753 г. представление В.А. Мятлева обсуждалось на заседании Сената, которое постановило запросить мнение Коллегии иностранных дел о возможности согласования с Китаем вопроса о свободном плавании русских судов по Амуру, строительстве верфи и крепости в устье Амура. На этом же заседании Сената было принято решение об открытии в Иркутске и Нерчинске школ навигацких наук и о поиске полезных ископаемых в Сибири (там же, с. 102-105).

К 9 июля 1753 г. был подготовлен проект указа «О возобновлении Камчатской экспедиции и изыскании через оную неизвестных мест и народов», в котором особо обращалось внимание на необходимость рассмотрения предложений А.М. Шпанберга о продолжении экспедиции в Японию (см. док. № 7). К решению организационных вопросов помимо Коллегии иностранных дел были привлечены Военная и Адмиралтейств-коллегия, Академия наук.

17 ноября и 3 декабря 1753 г. вопрос о возобновлении Камчатской экспедиции вновь рассматривался Сенатом, так как из Коллегии иностранных дел сообщили, что обращение к правительству Китая об использовании Амура «совсем бесплодно быть имеет», и В.А. Мятлеву было предложено вначале отыскать удобное место для строительства верфи в месте слияния Шилки и Аргуни и «собрать сведения» о глубине Амура в верховьях «и ежели в той реке глубины довольно, то б тут и морские суда строить». У цинского двора рекомендовалось просить разрешение только на плавание по Амуру и лишь в том случае, если Амур окажется мелководным, обратиться с просьбой о строительстве верфи в устье реки.

В распоряжение В.А. Мятлева предоставлялись все морские офицеры и служители Второй Камчатской экспедиции, остававшиеся в Сибири; из Петербурга в помощь им должны были выехать в Нерчинск геодезисты, два штурмана и девять других специалистов. В Тобольск приказано было отправить подлинники карт и журналов Второй Камчатской экспедиции (Сенатский архив, т. IX, с. 207-210; ЦГАВМФ, ф. 216, оп. 1, д. 73, л. 7, 8, 18-21, см. док. № 9, примеч. 6).

Указом от 9 декабря 1753 г. Сенат утвердил проект В.А. Мятлева о возобновлении Камчатской экспедиции и одобрил мнение Коллегии иностранных дел. На него же возлагалось общее руководство экспедицией; ее осуществление поручалось «бывшему в морской службе Ф. Соймонову... яко в морской практике и навигацкой весьма искусного» (Сенатский архив, т. IX, с. 210-211; Беспрозванных Е.Л. Приамурье в системе русско-китайских отношений. М., 1983, с. 100-102). См. док. № 9, примеч. 1.

3. Опущены соображения В.А. Мятлева об отсутствии у Китая оснований для возражения с его стороны против плавания русских судов по Амуру.

4. См.: ЦГАДА, ф. 248, oп. 113, д. 485а, л. 57.

Tags: Русская Америка
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments