Походы капитана Шатилова против чукчей в 1751-1752 гг.

68. «Репорт» капитана Шатилова в Иркутскую провинциальную канцелярию от 22 октября 1752 г.

Прошедшаго августа 9 дня сего 1752 году маршировал я из Анадырской крепости с командою но течению реки Анадыря вниз на одиннадцати судах для поиску неприятелей чюкоч, в коей партии было разных чинов 180 человек.

12 прибыл на усть Маин реку и оставил пятидесятника Верхотурова в 18 человеках и одно судно, да того ж числа при урочище Панковом оставлен же пятидесятник Петр Шатилов и при нем 10 человек рядовых и за негодностию одно, итого два судна для промыслу оленей.

14 на утренной зоре усмотрели неприятеля на двух байдарах повыше урочища Чекаева, из коих одну, помощию всемогущаго бога, военною рукою отаковал и побил в ней будущих чюкоч, токмо из той байдары ушли на побег пять человек на берег в чащу, в том числе один раненой. И от того стражения услышали про у[ро]чище Чекаеве, где имелся чюкоцкой посад, и с коего неприятели чюкчи со всякой торопостью пошли на побег, а имеющимся на острову Буяне и на усть реки Красной и у Красного яру чюкчам же те ретировавшияся на побег от Чекаева друг другу о поступлении моем на них военною рукою давали знать пальбою из ружья, которые чюкчи по тому знаку паки по вышеписанному от предписанных урочищ с торопостию пошли на побег, за которыми я гнался с великою ревностью, точию оне, чюкчи, на которых у них байдарах люди будут приставать, то тех людей возьмут на другие байдары, токмо три байдары, как я стал их постигать, тогда увидя они, что уже им утечкою не ускорить, погребли чрез ланду к берегу (то есть отмелое место) и вышли на берег, оставя в тех байдарах свой богаж, а сами ушли в реку весьма в неспособный и чащевитыя места, и оббяжав я ту ланду парусом и пристал ниже, ибо меня чрез ту ланду, куды они, чюкчи, байдарами прошли, судном не пропустило.

Однако ж я за ними командировал вслед солдат и казаков которые, помощью ж всемогущаго бога, хотя их, чюкоч, самих не могли постичь, однако ж взяли в плен мужеска полу парня одного, женска полу больших и малых шесть и предписанные три байдары. И между тем временем стали за мною и достальные суда, судно по судну, сбиратца и за оным продолжением они, неприятели чюкчи, в тридцати байдарах ушли в скорости на побег, ибо их байдары против наших судов легче и ходом мелки, и хотя с ревностю ж намерен я был еще за ними вслед гнатца, но точию уже не в дальности были оттуда Прокопьевска, Онеменска и Нерпичья губы, чрез которые было следовать за ними, чюкчами, надлежало, однако ж за весьма дальностию чрез оныя губы за ними, чюкчами, далее не следовал, понеже суда наши не в скором времени собрались, к тому ж и военно служащий люди весьма притомились, ибо я за ними, чюкчами, одним своим судном гнался растоянием больше 80 верст, а протчии суда оставались за тяжелостию позади меня, и только из них за мною видно было одно судно. [177]

И по возвращении оттуда Красному яру командированы были пятидесятник один и при нем рядовых двадцать для подсмотру неприятеля, которыя паки взяли в плен одну женку с небольшею девкою, да по прибытии Красному яру взята ж в плен одна женка с парнем, при котором урочище остановился для отдыху военнослужащим людем и во время ночи, отошед всеми судами, и стал на якори чрез всю реку, для того что как я сперва за ними, чюкчами, от урочища Чекаева погнался судами, и тогда от военного страху несколько байдар ушли в устье реки Красной, и один ветошник против устья той реки Красной на зарешную сторону ушел на берег.

15 по утру, как росветало, пришед судами к берегу, еще нашли одну женку, которая объявила, что за старостию от товарищей своих осталась и с ними иттить не могла и затем для проведывания пришла, что руские люди ушли или нет, и не осталось ли какой их чюкоцкой байдары или ветки, на коей бы де ей можно было до своих товарищей дойтить. И того ж моменту для поиску реченных ее товарищей командированы были двое урядников и при них рядовых по двадцати по четыре на обе стороны того Красного яру, которые, пришед обратно, репортовали меня, что никого из неприятелей найтить не могли.

А предъявленная чюкоцкая женка, сидя на судне, незапным случаем с хватав копие, поколовши себя, кинулась в воду, которую вытащили, но она уже едва и дыхание имела, и для того велел ему заколоть и закласть каменьем. И во оном походе взято в плен мужеска полу робят двое, женского полубольших и малых десять, двадцать шесть лисиц красных, в том числе у трех до половины хвосты оторваны, у двух по корень не имеютца, да четыре сиводушки, в том же числе у одной половина хвоста оторвано ж, три парки 1 куньи поношены, и один куяк железной, 15 байдар, 40 веток. И того ж числа, создав богу благодарение, учинил отвал, для того чтоб дойтить заблаговременно в Анадырскую партию и не пропустить удобного рыбного осеннего неводного и половодного езового промыслу, дабы в наступающую нынешную зиму военнослужащия люди за непривозом провианта и за беспромыслицею рыбного корму не могли претерпеть крайней нужды и голоду, следовал к урочищу Чекаеву и по прибытии на усть реки Красной паки командировал двух урядников и при них рядовых по двадцати по четыре для поиску ж неприятелей чюкоч, которые от военного страху ушли в то устье реки Красной, и прибыв обратно, реченныя урядники репортовали меня, что неприятелей чюкоч найтить не могли и никаких их признаков не видали.

И во время ночи паки я всеми судами вышел и постановился чрез всю реку на якори и ночевал благополучно.

16, встав поутру, следовал к урочищу Чекаеву и в том следовании на острову Буяне оставил прапорщика Ковалева с пятью судами (которой остров от Чекаева обстоит в недальном растоянии около десяти верст) для промыслу оленей, а я с достальными четырьми судами прибыл того ж числа на Чекаево и остановился для промыслу ж оленей и продолжил время до 18, точию на оных урочищах, как на Чекаеве, так и на Буяне острове, оленного промыслу не было, и для того приказано прапорщику Ковалеву прибыть со всемя при нем пятью судами к урочищу Чекаеву, которой того ж числа и прибыл благополучно. И по прибытии ево следовал я со всею командою к урочищу Панкову плесу, где оставлено от меня было одно судно и пятидесятник один с десятью рядовых, на которое прибыл 22 ввечеру и продолжил на оном время по 26-е для промыслу оленей и оттуда следовал на урочище усть реки Маина, где имелся с однем судном пятидесятник и при нем восемнадцать рядовых, и того ж 26 на усть Маины прибыл, а 27 на том урочище продолжил, для того что [178] промыслу оленей означенного пятидесятника, разделив солдатом и казакам, и приказал погрузить на суда и 28 по утру на зоре учинил отвал, следовал в Анадырск и прибыл сентября 2 чисел за благость всещедрого бога благополучно.

А 4-го числа того ж сентября командировал я из Анадырской крепости на предписанное устье реки Майна в предосторожность, чтоб извесныя неприятели чюкчи тогда водяною коммуникацию воровски не подошли к Анадырской крепости и не могли б оной учинить какого незапного повреждения на верноподданных ея императорского величества народов нападение и смертного убивства, на четырех судах сотника казачья одного, при котором было урядников, капралов и рядовых 50 человек, коему сотнику велено тамо быть по 17 число, которой из той командировки в Анадырскую крепость прибыл обратно того ж сентября 22 дня и репортовал меня письменно, что как неприятелей чюкоч, так и их воровских никаких признаков нигде на видали.

А по справке в анадырской партии имеетца взятых порутчиком Кекеровым в плен в прошлом 750-м году от чюкоч две парки куньи ношены, а по присланному ея императорского величества указу из Ыркуцкой провинциальной канцелярии августа от 12 числа минувшаго 1751 году велено означенныя взятыя от чюкоч в плен две парки и впредь какая от них мяхкая рухлядь помощию всемогущего бога получена будет в добычю, при способной оказии при доношениях отсылать в Ыркуцкую провинциальную канцелярию. И во исполнение оного ея императорского величества указу предъявленные взятые мною в плен в нынешнем 752 году от чюкоч три парки куньи, двадцать шесть лисиц красных, да четыре сиводущетые тако ж и взятые в 750-м году порутчиком Кекеровым от чюкоч в плен две парки куньи и того пять парок куньих, 30 лисиц красных, в том числе четыре сиводушки с лапы и с хвосты, которые положены в одной сыромятной суме и запечатаны собственною моею печатью и посланы из Анадырска в Ыркуцкую провинциальную канцелярию при сем доношении с нарочным команды моей казаком Федором Лобашковым, коему велено следовать со всяким пути поспешением, и по прибытии в Ыркуцкую провинциальную канцелярию означенныя парки и лисицы и посланныя отсель доношении и репорты отдать с роспискою и следовать обратно в Якуцк и по прибытии, истребовав от Якуцкой воевоцкой канцелярии по посланной отсель промемории для необходимых при партии надобностей на починку ружей железа полосового десять, стали одного укладу четырех пудов и по приеме оного по вышеписанному ж следовать в Анадырскую партию с поспешением же.

И для проезду ему от Анадырска до Якуцка определена одна треть подводы и подорожная, токмо за неимением при партии денежной казны поверстных денег не дано, и об отправлении ево из Якуцка в Ыркуцк, удовольствовав, чем к тому пути по указом надлежит, в самоскорейшем времени в Якуцкую воевоцкую канцелярию сообщено промемориею, А предъявленный чюкоцкие пленники, женки и робята, с публичного торгу проданы и из продажи деньги, а байдары и ветки без продажи солдатам и казакам за многопонесенные ими во означенном походе труды и за верную и весьма радетельную ея императорскому величеству их службу отданы в награждение.

И того ради Ыркуцкую провинциальную канцелярию покорно прошу, чтоб повелено было по прибытии в Ыркуцк у предъявленного команды моей казака Лобашкова частореченныя парки куньи и лисицы также и посланный отсель пакеты за печатьми принять с распискою. И по приеме паки при способной оказии обратно ево, Лобашкова, отправить в Якуцк и об отпуске с ним в Анадырск требуемого железа, стали и укладу в самоскорейшем времени Якуцкую воевоцкую канцелярию подтвердить ея [179] императорского величества указом, дабы при надобном случае в поисках над неприятелем в военнослужащих людях недостатка, а за неимением железа, стали и укладу в починке ружей остановки и от того б в военном действии против неприятелей помешательства быть не могло.

Октября 27 дня 1752 году.

На подлинном пишет тако. Капитан Шатилов.

Канцелярист Алексей Мельников 2.

Сенат., 1 департ., д. № 1552, лл. 497-500; печатается по копии.


Комментарии

1. В оригинале «партии».

2. Листы документа скреплены: «С подлинным читал подканцелярист Гаврила Баженов».