Отписка Якутскому воеводе Ивану Акинфову служиваго человека Юрия Селивестрова

1655 после 30 марта. — Отписка Якутскому воеводе Ивану Акинфову служиваго человека Юрия Селивестрова, о прибытии его на реку Анадырь, о моржевом промысле и проч.

Государя царя и великого князя Алексея Михаиловича всеа Русии, в Якутцкой острог, столнику и воеводе Ивану Павловичю Акинфову да дьяку Осипу Степанову с Анандыря реки охочей служилой человек Юшко Селиверстов челом бьет. Послан яз Юшко по государеву указу и по наказной памяте воеводы Дмитрея Андреевича Францбекова, за государевою Ленскою печатью и за дьячьею рукою, ..... итти мне Юшку за Ковыму реку на море и промышлять моржевой зуб на государя, что у меня Юшка явлена государю прибыль великая, пятдесят пуд кости моржевого зуба, и на новые реки Анадырь .... и приискивать новых землиц и неясачных людей. И яз Юшко на Ковыме реке, по государеву указу, во 162 году прибрал охочих служилых промышленых людей, а имена служивых новоприборных людей писаны под сею отпискою; и с ними с охочими служилыми людми яз Юшко пришел на Анадырь реку с Ковымы реки того же году весною с охочими служилыми людми с Анадыря реки к морю на усть Анадыря реки на коргу промышлять моржа и кости моржевого зуба, что яз Юшко явил государю прибыль великую пятдесят пуд кости моржевого зуба, и ту явленую прибыль государеву, пятдесят пуд кости моржевого зуба, с охочими служилыми людми, Бог дал, на корге упромышляли своим промыслом всю сполна, безобронно; да той государеве косте и роспись, которые кости сколько числом в пуд тянет: первой пуд три кости, три Фунта полторы головы, да другой пуд четыре кости, две головы, да четыре пуда, по пяти костей в пуд, да осмнадцать пуд по шти костей в пуд, да шесть пуд по семи костей в пуд, да пять пуд по десяти костей в пуд, да двенадцать костей один пуд, да четыре пуда по тринадцати костей в пуде, да два пуда по штинадцати костей в пуд, а всех числом пятдесят пуд в сей росписи. Да тут же на Анадыре реке живет Семен Дежнев с товарыщи, [10] и с нами тут же плавали на море на коргу промышлять кости моржевого зуба, и кости он Семен с товарыщи напромышляли болши моего Юшкова, а говорит он Семен: яз де тоже на государя кость промышляю, и нигде де яз кости не утеряю. Да со мною же Юшком государю служат сбеглые служилые Васка Бугор да Евсейко Павлов и промышляли со мною же Юшкою с товарыщи кость моржевой зуб, и в мою явленую Юшкову прибыль, что государю яз явил прибыль дать в казну государя пятдесят пуд кости моржевого зуба, они Васка да Евсейко положили три пуда кости в том же паю и в весу, в той же пятидесяти пудах.

И впредь на усть Анадыря реки на море на корге государю прибыль будет великая, потому что моржа ложится много, а заморные кости на корге преже сего было много, а ту кость заморную в прежные годы, преже меня Юшка, собрал Семен Дежнев, да Микита Семенов, да Анисимко Костромин с товарыщи а впредь они Семен с товарыщи хвалятца на той корге моржевой зуб промышлять на собя, и яз Юшко его Семена с товарыщи уимал ходить, к морю, на коргу и промышлять тое кости моржевого зуба на собя, и они Семен Дежнев с товарыщи меня Юшка не слушают, и мне Юшку не дадут на государя промышлять на той корге тое кости моржевого зуба. Да в нынешнем же во 163 году та государева кость за Камень волотчи на Ковыму реку не в мочь, потому что у служилых людей корму мало и всякими заводами нужны, а корм на реке нужной на Анадыре, промышляют все сетями пущалницами, одному человеку надобно сетей по десяти и болши, а опроче того на Анадыре реке кормитца нечем, потому что река каменная, лесу на ней нет опроче талника, ни зверя ни соболей на ней нет, а морем итти с казною государевою не смею, а что Бог даст в новой год, .... попадать с государевою казною морем или горою. Да во 162 году поймал яз Юшко с товарыщи аманата Ходынского мужика князца на Анадыре реке именем Кеота, и с того мужика нынешняго 163 году государева ясаку взял пять собольих пластин, с хвосты и с лапами, вново; да он аманат с родниками своми хочет в новой год государеву казну, кость моржевой зуб, перепровадить на оленях за Камень на Ковыму реку, осенью. Да в нынешнем же во 163 году прочитал наказную память, что со мною Юшкою послана из Ленского острогу наказ ая память к Михалку Стадухину, и в наказной памяте написано, что велено выслать Семена Мотору, да служивых Федота Емельянова, да Микиту Семенова, да Ортемья Федотова, да торгового человека Онисима Костромина да промышленых Василья Бугра; а его Михайла Стадухина на реке Анадыре нет, и яз Юшко, по Михалкове наказной памяте, стал говорить того Семенова Моторина полку служилым и высылать с реки Никиту Семенова да Федота Емельянова Ветошку с товарыщи, опроче Пашка Кокоулина да Митки Васильева (он Пашко .... слышали государев указ, что велено в Ленское выслать ноне, и Пашко .... в Ленской острог хотели иттить, и яз Юшко, для ради государевы службы, в Ленской острог не выслал, что они Пашко и Митка подали челобитную государю служить со мною Юшком вместе, и яз Юшко челобитную у них принял и велел государеву службу служить со мною Юшком; а река Анадырь людная, служилых людей мало, а им то служилое дело за обычай), да Онисима Костромина, и они того государева указу и наказные памяти не послушали, учинились силны, и Семен Иванов Дежнев стал меня Юшка бранить, и воеводу Дмитрея Андреевича Францбекова вором называл и меня Юшка, «стакался де ты, Юшко, с таким же вором воеводою да [11] и наказную де память дал такой же вор;» а те его речи слышали служилые и промышленые люди: Никита Семенов, Василей Ермолаев Бугор, Павел Васильев Кокоулин, Ортемей Федотов салдат, Федот Емельянов Ветошка, Василей молодой Бугор, Онисимко Мартемьянов Костромин, Петр Михайлов, Кирило Степанов, Иван Федоров Казанец, Тит Семенов, Степан Сидоров Мезенец, Терентей Микитин, Дмитрей Васильев, Евсий Павлов, Платон Иванов, Третьяк Степанов, Завьял Иванов, Федор Гаврилов, Иван Семенов, Ларион Иванов, Прокопей Андреев, Данило Филипов, СОФОН Ефремов, Федор Дубов, Федор Назаров, Харитон Щепеткин, Иван Чучуй, Иван Смагин, Василей Марков. А в новой год к морю сходя с охочими служилыми на промысел на моржевой, с государевою казною отнюд попадать на Ковыму реку в новой год; а имена служилым охочим промышленым людем, которые служат государеву службу, кость государеву промышляют моржевой зуб, со мною Юшком вместе, и тому роспись: Ивашко Семенов, Кирилко Никитин, Федка Гаврилов, Анашка Григорьев, Ортюшка Осипов Южак, Ларка Иванов, Федка Дубов, Омелка Ильин, Ивашко Петров, Ярофейко Костромин, Пронка Ондреев, Ивашко Минин, Ивашко Смагин, Якунка Петров, Федка Назаров, Савка Иванов, Савка Васильев, Завьялко Иванов, Ивашко Савин Прикол, Матюшка Моломолка, СОФОНКО Ефремов, Никитка ОНОФриев, Петрушка Кочень, Гришка Евдокимов, Гришка Иванов Милютин, Васка Кирилов, Харитонко Щепеткин, Ивашко Чучуй; а рыба на реке Анадыре именем кета, идет в верх много, а назад не плавает, вся пропадает в верху, и ести та рыба худа, не жирна. Да в нынешном же во 163 году, охочей служилой человек Данило Филипов пришел в приказ, и стал меня Юшка бранить, и за бороду драть, и половину бороды выдрал, и ко дверям меня за бороду сволок, а пени на собя никакие, на собя Юшка, не ведаю, да дело государеве на меня Юшка сказывает, а яз Юшко над собою дела государева не ведаю; да он же Данило перевел государевы пошлинные денги на собя с охочего схужилого человека Савки Васильева одиннадцать рублев, да на нем же Даниле пошлинных же денег сорок алтын четыре алтына, и тех пошлинных денег у него Данила прошал, и он мне Юшку, не дает, да и приставу давал память Федке Дубову; приставную доправить те пошлинные денги на нем Даниле, и он Данило править с собя не дал и отбился, учинился силен; да и государеву службу всю ставит своим воровством, а заговорщиков с ним Данилом не ведаю, сколко было, да и подговаривает охочих служилых людей бежать с государевы службы, и те беглые люди казну государеву постановить хотят; а того яз Данила,..... то государево дело сказал на меня Юшка, и яз его Данила за поруками выслал в Ленской острог, а яз Юшко от, государевы казны отойти не смею в Ленской острог, без государева указу, и хочу у Бога милости прошать — итить на государеву службу к морю, кость промышлять, с охочими служилыми людми; а тот Данило, не хотя государевы службы служить и казны государевы не хотя за Камень провадить на Колыму реку, и он Данило на меня Юшка для того государево дело сказал; имена порутчиком, кто держал поруку по нем Даниле стать в Ленской острог: Семен Иванов Дежнев, Микита Семенов, Федот Емельянов Ветошка, Артемей Федотов салдат, все Якутцкого острогу служилые люди, Анисим Мартемьянов Костромин торговой человек, Сава Иванов Тюменец, Григорей Евдокимов [12] Байкал, Иван Минин Устьцелемец, все охочие служилые люди, Степан Сидоров Мезенец, Степан Петров Каканин, Кирило Степанов Устюжанин, Сидор Емельянов, Панфил Лаврентьев Устюженин, Павел Максимов Глотовы слободы, Фома Семенов Пермяк, Филип Данилов Лалетин, Данило Панкратов Сысолетин, Платон Иванов Пинеженин, Мороз Малафиев Устюжанин, Третьяк Евдокимов, Иван Федоров Казанец. Да кто моих Юшковых полчан в Ленской острог без моего Юшкова отпуску сбежит, и вам государевым воеводам тех людей задержать в Ленском остроге до меня Юшка, потому что с государевы службы сбежат и государево жалованье снесут и что давано подъемов на службу. Да в нынешнем же во 163 году, марта в 15 день, бил челом государю служилой человек Пашко Васильев Кокоулин и челобитную подал на Анадыре реке мне Юшку, что служити государеву службу ему Пашку со мною Юшком вместе; и яз Юшко ведаю службу его: как были, в прошлом во 162 году, на корге у моря у промыслу рыбья зубу кости, и у тое корги близко жили Коряцкие люди и приходили под нас тайно убивства ради, и яз Юшко с товарыщи да служивой человек Семен Дежнев с товарыщи на тех людей ходили, и нашли их четырнадцать юрт болших, и у них сделан острожек, и Бог нам помощи подал, и тот их острожек взяли, и жен их и детей у них взяли, а которые лутчие люди и они жен и детей своих с собою увели, потому что люди многие во всякой юрте семей по десяти и болши живут, а мы были люди невеликие, всех двенадцать человек, и яз Юшко того Пашка на той драке видел, как он Пашко убил мужика, а его Пашка ранили в бок; и по роспросу служилых и промышленых людей, что де ему Пашку та государева служба и преже сего на иноземцов не на мирных людей за обычай, и яз Юшко для тое государевы службы принял, потому что которых по государеву указу прибирал яз Юшко па Ковыме, реке и которые из Ленского пришли, и тем служилым то ратное дело не за обычай, люди небывалые и к здешней Анадырской службе не приобытчились. Да в нынешнем же во 163 году, марта в 30 день, яз Юшко с товарыщи, и Семен Дежнев да Никита Семенов с товарыщи поимали в аманаты у мужика сына, а ясаку с него на нынешней 163 год не взято ничего, а в иные годы не ведаю будет и не ведаю не будет, а мужик роду Ходынского. А посланы си отписки с охочими служилыми людми Ивашком Чучуем да Юшком Трофимовым. Да на нынешней на 163 год яз Юшко с ним Семеном взяли ясаку вместе с аманата Чохчоева роду семь соболей с хвосты, в косках, гузна поротые.

Из рукописи под заглавием: Списки Якутской Архивы (часть 2, в лист, на 344 л.), писанной с подлинных столбцев для академика Миллера, во время путешествия его по Сибири. — Принадлежит Императорской Академии Наук.

Воспроизводится по:
Дополнения к актам историческим, т. IV. М., 1852, № 5

Tags: