Походы майора Павлуцкого против Чукчей в 1744-1747 гг.

65. «Доношение» ясачных коряков и «скаски» казака Артемьевых и других от 17 марта 1747 г.

Всепресветлейшая державнейшая великая государыня императрица Елисавет Петровна самодержица всероссийская государыня всемилостивейшая.

Доносят Анадырского острогу ясашные и оленные коряки кнесцы Шадра Ахынтыкив, Веем Ипекин, Яллах Тинивгин, Авулан Амьятов, Умьевы Ялахив, Нанылан Тыгавгин, Яхыик Итчалин, Тепега Эвелин, Ивака да Энгилий Лехтелевы, Гачигил да Елвач Овлоховы, Ахыя, Калда, Откувья Логоповы, Нокок Яхыков, Агыкева Иттчалин, Ивтигилян Амунов, Гачигыл Авуявин, Ичика Тамалин, Ивака Верхоглядов с родниками своими, а в чем наше доношение, тому следуют пункты 1.

1
Понеже мы, раби вашего императорскаго величества, готовы служить с ревностною своею охотою и надлежало иттить в погоню за неприятелями чюкчами, токмо войска партии солдат и служилых, за всеконечною нашею скудостию езжалых оленей, поднять не на чем, для того что сего марта 12 числа 1747 году неприятели чюкчи, собрався во многом людей, пришед из своей землицы на наши жилища близ Анадырского острога на урочище на усть речки Орловой, внезапу напали на нас и отбили езжалых и неезжалых оленей всего семь табунов, в которых было казачьих езжалых оленей немалое число.

2
А достальных оленей, кои еще у нас за взятьем были, и тогда, кои от нас получил партии маэор господин Павлуцкой ведомость о приходе к нам неприятелей чюкоч, собрався с командою своею солдаты и служилыми, кои были лехкие люди, тех оленей обрал под себя и под команду свою и следовал по их неприятельской дороге налехке наперед и сего ж марта 14 числа поутру, догнав их, неприятелей, на означенной речке Орловой, и отаковал, причем и мы, раби вашего императорскаго величества, в то время при нем, маэоре господине Павлуцком, были и учиня с неприятельми баталию. Между тем временем по несчастию ево, господина маэора Павлуцкого, и при нем будущих служилых и солдат также и наших ясашных оленных коряк побили и оленей отогнали, понеже он, господин маэор Павлуцкой, был в малолюдстве, всего и с нами, коряками, войска находилось 1 человек сто с несбольшим, а достальной команды своей солдат и служилых не дождался и с теми малыми людьми на неприятелей вступил в бой и то очунь чрезвычай не в способном месте, для того что они, неприятели, стояли на горе, а наш приступ был из под горы. И как они, неприятели, разсмотрели, что малолюдно, едва чрез великую возможность дали выпалить из ружей один раз и то не всем, бросились вдруг на копьях и не дали [170] никакой исправы, стали побивать наше войско и много ружей отбили. И за потребно признаваем мы, что их, чюкоч, по крайней мере было в той батали ста с четыре или пять сот человек, и просили ево, господина маэора Павлуцкого, чтобы нашего войска всего сзади дождатся да тогда на них, неприятелей, наступить на бой, только он нашу прозбу ни во что вменил.

3
И видя мы, что уже нашего войска побито много, и тогда достальные служилые, также и мы, стали отбиватца отходным боем и тогда с нашей стороны много ранено служилых и до смерти побито, также и коряк много ж побито, затем что по вступлении с нериятелями в баталию отбито у служилых ружей, а у коряк луков, и отбивались тем отходным боем с оставшими с нами служилыми до своего осадного коряцкого острогу, которой сделан был из наших возовых санок, с великим трудом. И они, неприятели чюкчи, гнались до последку до нашего коряцкого острогу, а по счастию нашему в то время подоспело к нам войска человек с пятьдесят, то уже они, неприятели чюкчи, усмотрели, что к нам войска на выручку пошло, возвратились в свою землицу. А ежли б в те поры к нам нашего войска не подошло, то б нам всем в своем остроге не знамо бы как было отсидется.

4
А у кого имяны неприятели чюкчи у нас, коряк, отбили табуны и сколько при баталие побито и ранено и взято в полон, о том объявляем при сем доношении имянным реестром, а что же с господином маэором Павлуцким при означенной баталии солдат и служилых ранено и побито и с нами сколько от неприятелей отбивались отходным боем и кто имянно, о том подлинно сказать за иноземчеством своим не знаем.

5
И дабы высочайшим вашего императорскаго величества указом повелено было за вышеписанною нашею оленною всеконечною скудостию в погоню за неприятелями чюкчами не гнатца, ибо ко предкам вседушевно будем готовится со всяким прилежно тщательным радение ми обучать из достальных своих каргинных табунов оленей на нужное время или когда востребуется на выезд в поход на неприятелей чюкоч, а хотя у нас по малому числу езжалых оленей есть, только те олени в путь негодны и ненадежны, для того что, когда кочевали юртами своими из своей землицы под Анадырской острог, тогда еще измучилась под санками, а ныне мы до будущей осени от неприятелей чюкоч опасности не имеем, а в наступающую осень будем сами просить для обережи служилых, сколько нам будет потребно, и поднимем к себе на своем коште и об оном обо всем куды надлежит писать.

Всемилостивейшая государыня, просим вашего императорского величества о сем нашем доношении решение учинить. Марта дня 1747 году к поданию надлежит партии казачью сотнику Алексею Котковскому.

Подлинное доношение писал также парти за ротного писаря служилой Никита Куркин.

Реестр взятым табуном от коряк неприятелями чюкчами, а имянно:

У Аивулана один табун, у Шадры один табун, у Иваки два табуна, у Эгилии два табуна, у Омата Инмахачева один табун.

Взято в плен восемь женок, в том числе один мужеска полу подросток парень. [171]

Побито с маэором при баталии:

Итчал Яхынков, Ахамя Холопов, Ивикка Эвлохов, Бритва Эвлохов, Теневья Третьяков, Нылат Кылыянов, Умьевы Халеопов, Петеня Вакочин, Хегаят Етогов, Ивигин Теневин, Яхинто, на подлинном пишет тако:

Знамя Шадрино
Знамя Веимово
Знамя Яхоллово
Знамя Авуланова
Знамя Увиевино
Знамя Напыпанова
Знамя Яхыпково
Знамя Тепегино
Знамя Ивакино
Знамя Этгилино
Знамя Гачигиново
Знамя Елчагово
Знамя Ахыяково
Знамя Аткувьено
Знамя Нококово
Знамя Эгеневьино
Знамя Ивтилиниково
Знамя Гачигылово
Знамя Куиново
Знамя Ивагеину 2


Иноземческие речи переводили и знамена подписали за толмачей служилые Иван Павлов, Алексей Шипунов, Иван Пурга прошением вместо их той же партии за ротного писаря Алексей Мельников руку приложил.

Того ж числа о побитии парти маэора господина Павлуцкого и протчих команды ево служителей при баталии немирными чюкчами и о протчем ведомства Анадырского острогу казачей сын Никита Иванов Артемьевых скаскою объявил.

Сего де марта 14 числа поутру на солносходе с маэором господином Павлуцким на урочище речке Орловой против неприятелей чюкоч и на батали был и по несчастию де ево, господина маэора Павлуцкого, и протчих команды ево служителей неприятели чюкчи побили, затем что их было, чюкч, многонародно, например сот с пять иль больши, и, видя они, что с нашей стороны войска много побито и ранено, стали отходить отходным боем с протчими тогда будущими в той баталии солдаты и служилыми людьми и с ясашными коряками до их коряцкого острогу с великою трудностию, а коликое число солдат и служилых и коряк было при батали с маэором господином Павлуцким и сколько ранено и побито, того подлинно сказать не знает и в сей де своей скаске сказал самую истинную свою правду без утайки под опасением смертной казни.

На подлинной пишет тако: к сей скаске казачей сын Никита Артемьевых руку приложил.

Того ж числа казачьи дети Никита Попов, Иван Попов скаскою объявили то ж, что выше сего и Никита Артемьевых скаскою объявил.

На подлинной пишет тако: к сей скаске вместо Никиты Попова, Ивана Попова их прошением служилой Никита Куркин руку приложил.

Того ж числа Нижно[ко]вымского зимовья служилой Агафон Селиванов то ж показал скаскою, как выше сего и Никита Попов с товарищи скаскою объявили.

На подлинной пишет тако: к сей скаске вместо Агафона Селиванова ево прошением служилой Никита Куркин руку приложил.

Того ж числа Нижноковымского ж зимовья ясашной плательщик Сергей Кузьмин сын Насонов то ж сказал, что выше сего Агафон Селиванов объявил.

На подлинной пишет тако: к сей скаске вместо Сергея Насонова ево прошением Никита Куркин руку приложил.

Того ж числа Анадырские посацкие Григорей Щипунов, Лука Ворыпаев объявили против того ж, как за подпрапорщика служилой Василей Антипин, пятидесятник Ефрем Котельников выше сего сказали ж. [172]

На подливной пишет тако: к сей сказке вместо Григория Шипунова ево прошением служилой Никита Куркин руку приложил.

Того ж числа Анадырской казачей сын Басилей Серебренников против того ж показал, как выше сего казачей сын Никита Артемьевых скаскою объявил.

На подлинной писано тако: к сей сказке вместо Василья Серебренникова ево прошением служилой Никита Куркин руку приложил.

Сенат, 1 департ., д. № 1552, лл. 238-212; печатается по копии.

Комментарии
1. Привлекая на свою сторону и всячески используя в своих интересах коряцких родовых старшин, русские часто прибегали к их услугам для борьбы с чукчами, используя часто вспыхивающие между ними междоусобицы из-за оленных пастбищ. Однако отдельные из родовых старшин впоследствии, при усилении русской эксплоатации, становились активными участниками борьбы с русскими. Таков, например, Авулан Амьятов, который, будучи в 1751 г. аманатом в Анадырске, поднял там восстание, бежал и в 1753 г. был убит русскими.

2. Знамя в оригинале изображает рисунок лука и стрелы.