odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Григорий Киселёв. Пионеры воздушных конвоев. Малоизвестные страницы войны. (36)

Вынужденный отъезд

Капитан Гамов, мучаясь в догадках по поводу вызова к старшему начальнику, быстрым шагом направился к нему.
Полковник Мачин встретил капитана радушно, поздоровался за руку и усадил напротив себя.

– Петр Павлович, перейду сразу к делу, ты знаешь, не люблю ходить вокруг да около. Хочу задать тебе один вопрос, что ты думаешь по поводу своей жёны? Работать ей становится все труднее и, как ты понимаешь, на роды здесь мы оставить не можем.
– Да, товарищ командир. Я планирую отправить её к матери в Москву и сегодня собирался с рапортом идти к командиру полка.
– Очень хорошо. Видишь, какая у меня хорошая интуиция. Дело в том, что послезавтра на Москву назначен перегон транспортного «Дугласа». Перегон будет проводиться не эстафетой, а одним экипажем. Кроме того, эта машина исполнена не в обычном транспортном, а в пассажирском, я бы даже сказал, в салонном варианте. Подготовь, пожалуйста, жену к отправке, в этом самолёте ей будет удобно и перелёт не доставит больших проблем. А послезавтра, в пять тридцать утра, – колёса от земли.

– Спасибо, товарищ командир, за заботу, – растроганно поблагодарил Петр. – Вы помогли мне решить серьёзную задачу. Очень не хотелось отправлять жену эстафетой. Сами понимаете, после каждой посадки – смена экипажа. А ведь экипажи разные, и на транспортниках встречаются неопытные товарищи. А уж о комфорте и не говорю.

– Всё очень хорошо понимаю. Тебя за штурвалом, к сожалению, отправить не могу, ты прекрасно знаешь, что у лидирующих экипажей сейчас горячее время. Я скажу Васину, чтобы подобрал пилота с опытом полётов на этом самолёте. Иди, готовь жену к отправке.

– Есть, товарищ командир, все сделаю. Ещё раз спасибо.

Прежде чем пойти домой, Гамов зашёл в штаб полка доложить командиру полка о решении Мачина. Он постучал в дверь и, не дождавшись ответа, вошёл в кабинет, в котором, кроме подполковника Васина находился начальник штаба полка:

– Разрешите, товарищ командир? – спросил Гамов, перешагнув порог.

– Да, заходи Гамов, я как раз хотел вызывать тебя.

– Товарищ подполковник, – обратился Пётр, – хочу доложить о разговоре с полковником Мачиным.

– Я в курсе, проходи, садись. Ты как думаешь, кого из твоих архаровцев можно послать в эту командировку?

– В принципе, лететь может любой экипаж, все опытные.

– Вот этого не надо, Пётр Павлович. Мы уже это проходили, все могут. Лететь должен пилот, имеющий опыт полётов на «Дугласе».

– Ну, тогда только старший лейтенант Прокопенко, он совсем недавно пришёл в эскадрилью с транспортного полка, где летал на таком самолете.

– Вот это другое дело. Прокопенко знаю, неплохой лётчик, против него не возражаю, а как у него экипаж?

– С этим сложнее, штурман у него молодой, в строю пока летает замыкающим.

– Нет, неопытного посылать нельзя, давай свои предложения.

– А предложение здесь может быть только одно – давайте посадим штурманом старшего лейтенанта Сорокина. И штурман с огромным опытом, и с Леной рядом будет близкий человек. Они очень дружны.

– Против кандидатуры Сорокина не возражаю. Начальник штаба, готовьте приказ, а ты, Пётр Павлович, дай команду экипажу и готовь Елену Александровну к отправке.

– Есть! – козырнул Гамов.

Через день рано утром Пётр провожал жену в Москву. Поднявшись в самолёт, он по достоинству оценил заботу полковника Мачина. Даже привыкший к тому, что американцы всегда уделяют особое внимание оформлению внутреннего интерьера, он был удивлён. Салон самолёта был несколько короче, чем на обычных транспортниках. На полу лежал красный ковёр, двенадцать больших удобных кресел стояли так, что в салоне было довольно просторно. В средине, у противоположного от входного люка борта, между креслами стоял стол.

Усадив жену в одно из кресел поближе к пилотской кабине, Пётр показал, как раздвигается кресло, чтобы можно было лежать.

– Я думаю, тебе здесь будет удобно.

– Что ты, Петя, о таком комфорте я даже мечтать не могла.

Вдруг за их спинами прозвучало:

– Надо привыкать Лена к тому, что жена командира эскадрильи, а в будущем жена командира полка, должна летать только с комфортом! – они обернулись на голос – в дверях стоял, сверкая белозубой улыбкой, штурман Сорокин.

– Ой, Саша, как хорошо, что ты пришёл меня проводить, – сказала, улыбнувшись, Лена.

– А вот это ещё один мой сюрприз, – проговорил Пётр. – Александр Сергеевич летит штурманом этого великолепного лайнера. Он будет сопровождать тебя до самой Москвы, где и передаст на руки мамаше.

– Вот это действительно сюрприз! – глаза Лены светились. Она знала, что Пётр любит её, но такой всеобъемлющей заботы не ожидала.

– Какие вы молодцы! Спасибо вам, – и вдруг, спохватившись, она захлопотала: – всё, Петенька, тебе пора. Ты стартуешь раньше нас. Беги, ещё увидимся в Уэлькале.

Пётр взглянул на часы и кивнул головой:

– Действительно пора, надо бежать. Саша, до Уэлькаля ты в полёте замыкающий, не потеряйся.

– Не волнуйся, командир, с таким ценным грузом не потеряюсь, лети спокойно.

Он проводил Петра до входного люка, а тот, задержавшись на мгновение, шепнул на ухо другу:

– Саша, позаботься о ней, я на тебя надеюсь.

– Будь спокоен, Петя, всё будет хорошо.

Tags: АлСиб, перегон
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments