odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Первооткрыватели... Виктор Музис

Г Л А В А В Т О Р А Я

1.
Аркадий Горин приехал в Медвежий Угол ночью. Прошумевшая пурга замела до-
рогу. Сугробы громоздились, как горы и ему с попутчиком авиатехником то и дело
приходилось соскакивать в снег и вытаскивать застревавшие сани.
В темной конторе, которую они с трудом отыскали, никого не было. Лишь в боко-
вой комнатке сидел старик в грязном свитере, похожий на сторожа.
Он подкладывал в огонь чурки и пламя озаряло его худую согнутую фигуру.
- Здесь экспедиция? - спросил Аркадий.
- Здесь, однако, - сказал старик, поворачивая к ним темное морщинистое лицо. - А
вы откуда будете?
- Из тех пород, откуда весь народ, - ухмыльнулся спутник Аркадия. - Ты скажи па-
паша, где нам определяться?
- А здесь и определяйтесь пока, - старик махнул рукой. - Вот начальство приедет,
тогда...
- Порядок правильный... - присвистнул авиатехник и направился к лавке. По полу
протянулся за ним мокрый неровный след.
- А могу я увидеть начальника экспедиции? - спросил Аркадий.
- Нет его, - сказал старик и пошевелил кочергой в печурке. - Да и что вам беспоко-
иться, однако. Найдете завтра завхоза, станете на довольствие...
- Мне нужен начальник экспедиции, - настойчиво сказал Аркадий.
- Нет его, - повторил старик. - У нас тут самолет разбился, они и выехали. А вы
что, знакомый ему или кто?
- Знакомый, - сказал Аркадий.

Он рассеянно оглядывал комнату. Темные бревенчатые стены, топчан, покрытый
медвежьей шкурой. Авиатехник возится на скамейке, пытаясь одновременно и нак-
рыться шинелью и подстелить ее под себя. На столе, рядом с керосиновой коптил-
кой, хлебные крошки и большой охотничий нож.
- Нет его, - в третий раз повторил старик и, как будто спохватившись, добавил, -
Да вы садитесь, однако. В ногах правды нету.
Аркадий придвинул к огню чемодан. Тело ныло. Ноги были мокрые. Он особенно
чувствовал это, когда шевелил пальцами внутри ботинок.
- "Я погреюсь немного и пойду", - подумал он. Но вставать не хотелось. Он не
знал, как встретит его Васильев. Они действительно были знакомы по научно-иссле-
довательскому институту, где Аркадий разрабатывал проблемы наземной магнито-
метрии, а Васильев - воздушной. Их называли "принципиальными противниками".
Но Васильев был старше и уже имел ученую степень кандидата и Аркадий ни за что
не приехал бы в его экспедицию, если бы не Марина. С ней, при ее отъезде, тоже по-
лучилось не совсем хорошо, но, возможно, это даже к лучшему, что Васильева нет.
Можно будет сразу поговорить с ней. Он скажет, что их размолвка была просто
ошибкой, что она просто не так поняла его. Он вовсе не отказывался ехать. Он хо-
тел только закончить аспирантуру. Ну, разумеется, он так и скажет и не останется
никаких недоразумений.
Ему представилось, как обрадуется увидев его Марина и он улыбнулся. Он толь-
ко чуть-чуть еще погреется и пойдет.
И он хотел уже спросить, где живет Федор Васильевич, когда стукнула дверь и
на пороге появилась запорошенная снегом фигура.
- Калганыч, - сказала фигура. - Начальник баньку просит сготовить.
- Что же, он здесь? - удивился Аркадий.
- Приехал, стало быть, - невозмутимо сказал Калганыч поднимаясь и натягивая -13-
полушубок. - Идемте, я вам покажу.

2.
Васильев встретил его удивленным возгласом:
- Ба! Принципиальный противник! Какими ветрами?
- Добрыми, добрыми, - поспешил сказать Аркадий. - Осенью защищаю диссерта-
цию. Приехал собрать кой-какие материалы и поработать.
- Ну, ну. Проходите, знакомьтесь.
За столом, накрытым голубой скатертью, возле поблескивающего коричневым
лаком радиоприемника, сидели двое. Еще раздеваясь, в передней Аркадий увидел
их меховые куртки. Две двери вели в боковые комнаты. Как он догадывался, это
были комнаты Васильева и Марины. То, что ее не оказалось в большой комнате,
было Аркадию неприятно. Впрочем, ничего удивительного. Время позднее и она,
наверное, уже спит.
Он подошел к столу.
Плотный коренастый человек с немного одутловатым лицом приподнялся и про-
тянул руку.
- Шолох, - просто сказал он.
- Штурман Гостев, - отрекомендовался второй, худощавый.
- Очень приятно, - сказал Аркадий. - Горин, инженер-геофизик.
Федор Васильевич разжигал спиртовку.
- Сейчас согреемся. Мы, видите ли, сами только что приехали. Рассказывайте по-
ка, что у вас там, на Большой земле.
После темноты улицы и коптилки Калганыча десятилинейная лампа казалась со-
лнцем. Аркадий сидел вытянув под столом ноги . Холод выходил из него мурашка-
ми и он, впитывая тепло, как наслаждение, говорил:
- О чем же вам в первую очередь... Международные события вам, наверное, са- -14-
мим известны по радио и из газет, а из таких, так сказать, будничных... В институте
расширили лабораторию радиолокационных исследований. Вы знаете, это просто
замечательная мысль - определять породу путем разности отправленной и отражен-
ной от нее волны. Я сам разрабатывал некоторые положения и диссертацию пишу
тоже на эту тему...
Начав медленно, он постепенно повышал голос и теперь говорил уже нарочито
громко, надеясь, что Марина услышит его и проснется. Но за дверьми было тихо.
Гостев крутил рычажки, ловя далекую станцию. Федор Васильевич доставал из
шкафчика рюмки.
- Это все очень интересно, - сказал он, - но у нас в основном магнитная разведка.
Вы ведь знаете это?
- Знаю, - сказал Аркадий. - Тем интересней будет сравнить результаты двух ме-
тодов.
- Вы очень, очень кстати приехали, - сказал Федор Васильевич и Аркадий вдруг
увидел, что он думает о чем-то своем. - Давайте. За Ваш приезд!
В комнату ворвались звуки далекой музыки.
- Поймал, все-таки, - сказал Гостев и потянулся за рюмкой. - Будем здоровы.
Они все устали и были голодны и на короткое время в комнате воцарилось мол-
чание. Только музыка звучала совсем по домашнему и Аркадию казалось, нет по-
зади длинной и трудной дороги. Просто он заглянул сюда, как обычно к Марине.
Она сейчас выйдет и будет совсем хорошо.
Хмелея от сытости, тепла и вина, Аркадий смотрел на Федора Васильевича и
все больше удивлялся их сходству. Такая же, как у нее, мягкая белая кожа, такие
же серые с зеленцой глаза. Только волосы у него светлее, совсем золотистые. "Зо-
лотой золотоискатель" - засмеялся он на невольно пришедшее сравнение и спро- -15-
сил:
- А Марина что, спит?
Все трое переглянулись.
- Марина? - переспросил Федор Васильевич. - Да, Вы ведь еще не знаете. У нас,
видите ли, произошла авария...
- Что?
Аркадий перегнулся вперед. Его пальцы, стиснув край стола, побелели.
- Что с ней?
- Пустяки, - сказал Гостев. - Поцарапала голову.
Аркадий смотрел на Васильева.
- Вылетели на магниторазведку, - сказал он, - попали в пургу. Впрочем, перед Ва-
ми очевидцы, они могут рассказать лучше.
- Что же тут рассказывать, - сказал Шолох. - Все это произошло... Ну, как в авиа-
ции происходит...
Он безнадежно махнул рукой. У Васильева лежала радиограмма из Управления с
отзывом его и хотя Васильев сказал, что "он еще посмотрит", ему было не до объяс-
нений.
- Вот видите! - вскричал Аркадий. - Вам ведь говорили, что опасно, нереально в
этих условиях, рискованно.
- Мы на фронте и не так рисковали, - сказал Гостев.
- Так то же фронт, война. А здесь мы не имеем права подвергать людей риску. Я
тысячу раз был прав, когда отстаивал наземную магнитометрию.
- Темный Вы человек, Аркадий, - с сожалением сказал Федор Васильевич. - Как в
лесу, все равно.
- Мы и есть в лесу.
- Не мы, а вы в лесу. Вот, как Битюгов. Есть у нас такой геолог. Специалист, ум-
ница, а дальше своего леса тоже ничего видеть не хочет. Двенадцать лет в тайге про-
сидел, шерстью зарос, о технической литературе позабыл, что существует такая, а -16-
также вот как вы твердит: - Только наземная разведка, только наземная разведка... А
и вы, и он и все прочие, кто так говорит, забываете о грандиозном объеме и масшта-
бе работ, ведущихся в стране. И к нам, изыскателям, тоже предъявляются новые тре-
бования. Мы должны давать больше, лучше, быстрее. А чтобы получить новые резу-
льтаты, нужны новые средства. Нужна новая техника, новая методика, новый образ мы-
шления. Ради всего этого имеет смысл идти на некий производственный риск. Ава-
рия - не доказательство нашей несостоятельности. Еще не созданы необходимые для
этой работы типы самолетов, не разработана в достаточной степени техника безопас-
ности полетов, сам магнитометр требует улучшений. Но ведь все это детали. Мы то-
лько начинаем. Надо работать и помехи будут устранены...
Васильев говорил, но Аркадий уже почти не слышал его. Он думал о Марине.
- Где же она теперь? - спросил он, когда Васильев кончил.
- Марина? Она у Битюгова. Это тот геолог, что пришел за ними.
- Почему же вы не привезли ее? - почти выкрикнул Аркадий.
- Да ей и там не плохо, - сказал Гостев.
- Видите ли, - поправил его Федор Васильевич, - ее еще нельзя было перевозить,
но опасность, в общем, миновала. Мы оставили с ней женщину. А Вас, - неожиданно
закончил он, - я думаю, Вы не будете возражать, я попрошу на время заменить ее. У
нас есть запасной прибор...
- Но я приехал сюда... - начал было Аркадий, но Васильев не дал ему закончить.
- Знаю, знаю. Это временно, до выздоровления Марины.
...Вошел Калганыч и сказал, что "банька готова".

Tags: геология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments