odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Кто приходит первый... Виктор Музис (7, 8)

7.
До Колмогорова мы предполагали 7-8 км. Обстановка была настолько -28-
ясна, что мы уже редко заглядывали в карту. Тропа, которая было вдруг
затерялась, вывела нас к болоту, через которое пролегала гать. Здесь
уже сбиться было невозможно и мы, мокрые, как водится, по колено, ус-
тремились в наш последний переход. В Колмогорово мы рассчитывали
прийти через 2-3 часа, но вот мы идем уже четыре часа, пять часов, бо-
лото сменяется лесом, лес опять болотом. Потом снова лес. Тропа все
лучше, шире, обхоженней, но до чего же долго тянутся эти последние
семь километров. Кажется, нет им конца. Но вот мелькает просвет, еще
просвет и ура!.. Енисей, деревня, люди. Как бегун достигнув финиша
рвет ленточку, так и мы, выбежав из тайги, единым духом перемахнули
через изгороди огорода и устремились к людям с вопросом:
- Какая деревня?
И ответ совершенно неожиданный:
- Нижне-Савино.
Так вот оно почему семь километров тянулись так долго. Мы где-то
уклонились и из семи они стали семнадцатью. Впрочем, теперь это не-
важно.

Вечером звонили в Енисейск. Возгласы удивления:
- Кто говорит? Ананьев? Анатолий Романович, вышли?
И каждый, кто брал трубку, от секретаря до начальника экспедиции с
облегчением произносили это слово - "вышли"?
Да, мы вышли. По этому поводу литр спирта, вареная картошка, суп с
рябчиками и последней горстью риса, вареная сгущенка.
Мы вышли, вышли, вышли. Хочется петь и плясать от радости.
И хотя мы и не плясали, но пили и пели.
Завтра за нами обещали выслать самолет.
Разведчик никогда не занимает город, но по его следу движется целая
армия. Оглядываясь на пройденный путь, я видел уже не болота, не ча- -29-
щу, а будущее этого замечательного богатого края. И я не променял бы
свою беспокойную работу и эти костры в глухой, намокшей тайге ни на
какие житейские блага.

8.
Прошло несколько лет. Я собирался в очередную экспедицию, когда ко
мне забрел мой старый институтский товарищ. Хотя он постоянно живет в
Москве, мы давно не виделись, и я был рад ему. Приятель загадочно улыб-
нулся и сказал:
- Я зашел передать тебе привет.
- От кого?
- Угадай! Привет со значением.
Я перебрал десятки имен наших общих знакомых. Наконец Виктор улыб-
нулся и сказал:
- Тебе привет с Илюшиной заимки. Помнишь Василия и дедушку Савина?
Я чуть не подскочил на стуле.
- Ты был там?
Виктор засмеялся, довольный произведенным эффектом.
- Удивляться, собственно, нечему: ты же газеты читаешь. Разворошили та-
йгу! Мы сейчас ведем изыскательские работы для строительства Енисейс-
кой ГЭС. Ну, и прокладывается железная дорога от Ачинска. Она пройдет
на правый берег Енисея к Нижне-Ангарскому железо-рудному месторожде-
нию. На базе этой руды и кузнецкого угля создается третья металлургичес-
кая база Союза, а там и за новый западно-сибирский комбинат примемся. Я,
брат, теперь все время по командировкам летаю. Теперь опять на Обь-Ени-
сейский водораздел собираюсь: там, в районе Чулымы и Подкаменной Тун-
гуски, найдены крупнейшие залежи бурого и каменного угля. -30-
- Постой, постой, - остановил я его. - Зачем ты мне доклад, как в главке,
читаешь? А что Илюшина заимка? Как Василий? И Савин Порфирьевич?
- Через заимку пройдет линия высоковольтной передачи единой энергоси-
стемы страны, - продолжал неумолимый докладчик. - И будет твой дедушка
Савин караулить подстанцию. А Василий работает на гидрологических исс-
ледованиях. Тебе Ананьев ничего не писал о нем? Василий ведь учится на
заочном отделении геофака в Томске. И Гришутка тянется за ним.
Мы помолчали. Я думал о таежной заимке - такой далекой и в то же время
несказанно близкой.
Наконец Виктор поднялся.
- Дай-ка мне твои старые заметки, - сказал он, - прочитаю перед дорогой.
Будем заканчивать то, что вы начали. В шестой пятилетке Сибирь будет в
центре внимания. Там, где вы с трудом прорубали дорогу, можно будет про-
ехать в автомобиле. И охота тебе сейчас снова забираться куда-то в глушь?
Он ушел, а я рассуждал: "Да, новая жизнь придет во многие районы Сиби-
ри. Но ведь думали об этом и вели изыскания еще задолго до того, как были
утверждены реальные планы. Нет в нашей стране глухих или ненужных ме-
ст. Пригодится и та "дыра", куда я теперь еду". И мне захотелось, чтобы те,
кто сейчас работает по готовым картам и проектам, кто читает о новом стро-
ительстве в газетах и книгах, вспомнили о рядовых разведчиках, бредущих
в непогоду и бездорожье с ружьем и лопатой на плечах и намечающих пер-
вые вехи будущего, которое становится нашим настоящим.

Товарищ, когда реки потекут вспять и тебе быть может придется проплы-
вать на комфортабельном теплоходе по Великому водному пути от Каспий-
ского моря к Таймырскому полуострову, проплывая этими местами вспом-
ни о тех, кто в дождь и снег, в бездорожье, с лопатой и компасом, намечал
первые вехи твоего Великого Завтра.

1963 г.

Tags: геология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments