odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Кто приходит первый... Виктор Музис (5, 6)

5.
Месяц мы бродили по тайге и все было ничего, а тут, когда до выхода ос-
талось 5-6 дней, тайга вдруг наполнилась шорохами. Сегодня мне второй
раз пришлось браться за наган. С утра, покинув ночевку, мы врезались в гу- -24-
стой пихтач. И так как ночью моросил дождик, то вскоре вымокли до нит-
ки. Особенно досталось Ананьеву, который шел впереди. К часу дня, когда
он плавал в своих сапогах, как в озерах, решили остановиться и обогреться.
Разложили костерок, выпили по 15-20 грамм спирта и, видимо сказалась
бессонная ночь, Ананьев и Эйно заснули. Так прошло часа полтора. Вдруг,
в отдалении послышалось рёханье сохатого. Надо сказать, что сегодня как
никогда мы встречали очень много свежих, прямо сегодняшних следов со-
хатого и медведя.
Василий схватил ружье и бросился на звук. Ананьев и Эйно проснулись.
Мы ждали, что будет? Василий вернулся и просил нас идти потише, так
как в любой момент можно встретиться со зверем. Мы пошли дальше и
вот, в одном месте, когда мы остановились, чтобы свериться с компасом и
картой, мы снова услышали треск. Какой-то крупный зверь шел прямо на
нас. Очевидно мы стояли ему по ветру и он не чуял нас, так как он шел
треща валежником и добродушно рёхая. Василий вскинул ружье и замер.
Он целился в просвет пихтача из которого слышался шум и должна была
показаться голова зверя. А зверь шел все на нас и мы уже видели как кача-
ются ветки и вдруг он остановился. Видимо он что-то почуял, так как рёха-
нье его стало тревожным, а потом все стихло. Только острый слух Василия
мог различить шуршанье травы. Зверь обходил нас. Тогда Василий бросил-
ся в чащу наперерез зверю. Мы стояли насторожив Ананьев ружье, я наган,
Эйно топор, готовые броситься по первому крику Василия. Но Василий ве-
рнулся. Зверь ушел.

- Медведь, - сказал Василий.
- А не сохатый? - спросил я.
- Нет, сохатый так не рёхает, а потом сохатый зверь большой, он шел бы
видно было, а медведь низом идет, только мох хрустит.
Возможно, да и вероятней всего, что это был медведь. Сохатый уходя не -25-
смог бы вдруг затихнуть. Он бежит напролом, ломая сучья и деревья.

6.
Дорога домой всегда легче, чем дорога от дома, но повальник, поросший
молодым пихтачом, это такое же проклятье, как гарь или бурелом. Даже
великое стремление выбраться поскорее к дому не могло нас заставить ид-
ти быстрее, чем пол километра в час. И опять ночлег, костер, два бревна
под себя, вместо постели, телогрейка сверху.
И снова повальник, пихтач, компас, отсчет по шагам и неумолчный воп-
рос: когда, когда же все это кончится?
И вдруг кончилось. С утра еще был повальник и мы пробивались по не-
му часа полтора, как вдруг наткнулись на тес, а за ним в 220-300 метрах
на тропу. Настоящую, хорошую, конную тропу. Только шла она поперек
нашего маршрута. Стали совещаться, уходить с тропы в повальник, в ча-
щу казалось безумием. Решили - должна же такая хорошая тропа привес-
ти куда-нибудь. Будь-то Нижне-Савинское, или Колмогорово, или Пона-
марево - нам все равно.
Решили идти по тропе. Сделали на бревне затес и я написал: "5.10.48г.
Сюда, в направлении с р.Кас на р.Енисей, вышла партия №1 Енисейской
Аэрогеологической экспедиции в составе: Ананьев, Музис, Килин, Кирь-
янен. Пошли по тропе на северо-запад".
Нарисовал стрелку и мы расписались. Это на всякий случай, если нас
будут искать, мы ведь пропустили все сроки возвращения.
Тропа повела нас на северо-запад, потом на север, потом на северо-вос-
ток, как раз в том направлении, как пролегал наш первоначальный марш-
рут. Тропа хорошая, вскоре она вывела нас в березняк, а тут еще прогля- -26-
нуло солнце и стало совсем весело. Мы развили скорость до 4-х км в час
и к трем часам дня вышли к реке. Тропа ушла на тот берег. Прикинули по
карте, получалось, что мы, пропустив стан, к которому намечали выйти
раньше, вышли к реке Пучеглазиха в 7-9 км от Енисея и деревни Колмо-
горово. Никто не ожидал такого поворота. Еще вчера неопределенность,
граничащая с безнадежностью, сегодня подъем духа, почти праздничное
настроение. Только вот как перебраться через Пучеглазиху? У своего ус-
тья она довольно широкая.
Эйно копает последний шурф. Номер шурфа 607. Василий ищет место
для перехода. Он найдет, за него можно быть спокойным.
И он-таки соорудил переход. Свалил березу, она не достала до другого
берега, свалил вторую - косо, третью, четвертую - тоже неудачно. Расер-
дился, перешел на другое место и пятая береза легла мостом. Но у этого
моста середина под водой. Опираясь на шесты и хватаясь за ветки все-та-
ки перебрались и только тогда заметили домик. В небольшом ярочке, в
излучине Пучеглазихи, окруженный редким березнячком, он стоял нап-
ротив левого, сплошь затаеженного берега, такой аккуратненький и уют-
ный, что мы невольно остановились. И вот тут, на границе тайги, у поро-
га Енисея, я снова почувствовал, как мне жаль покидать эти места, этот
домик, ночлеги у костра, пальники, ельники, согры, гари - все, что еще
так недавно мы проклинали. Я предложил здесь переночевать. Лучше
прийти в деревню днем, чем ночью. И вот снова пылает костер. Неуже-
ли это последний костер, последняя ночь в тайге. И радостно, и грустно,
и не верится.
Я чистил рябчика, когда мне послышался в лесу человеческий крик. Я
прислушался, крик не повторился. Мои товарищи сидели спокойно и я -27-
решил, что мне показалось. Но через некоторое время снова раздался
крик, только на этот раз он больше походил на рев. Василий вскочил и
бросился к ружью. Стало тихо.
- Медведь, - сказал Василий.
- По моему, это кричал человек, - засомневался я.
Анатолию Романовичу и Эйно тоже показалось, что это человеческий
голос, а так как мы ночевали у человеческого жилья, то, возможно, это
был голос хозяина. Встреча в тайге с человеком иногда бывает опасней
встречи со зверем. Мы насторожили оружие, а Василий, который знал
также и хозяина этой заимки, вышел на бугор и закричал:
- Эй, люди! Мы тоже люди. Иван Федорович, это я, Василий Тарасо-
вич.
Лес молчал. Василий крикнул еще раз. Тишина. И вдруг мы все ясно
различили рев. Да, это был медвежий рев. Он слышался потом всю ночь
из одного и того же места, то громко, то тихо, то далеко, то близко.
- Медведица с медвежатами на берлоге, - определил Василий.
Мы сидели вслушиваясь в этот рев. Иногда он слышался в другой сто-
роне и ближе, очевидно медведица ходила осматривать нас. О сне всем
вместе нечего было и думать. Спали парами - Эйно и Василий, потом я
и Анатолий Романович. От костра веяло теплом и мы сидели и говори-
ли о геологии, о литературе, о Москве и Сибири, о тайге и о доме.
Я сидел у огня, прислушиваясь к реву медведя, и думал: "Вот мы и
вышли... Редкий охотник заглядывает сюда. Интересно, что будет здесь
лет через пятнадцать?
Так прошла эта последняя ночь.

Tags: геология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments