odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Category:

Кто приходит первый... Виктор Музис (4)

4.
Касовские болота, или галеи, как называет их Василий, - это длинная уз-
кая полоса, заросшая мхом и клюквой. Дальше галея расширяется, превра- -21-
щаясь в самую настоящую трясину. Почва под ногами колышется, и я вижу,
как идущий впереди меня Василий покачивается вверх-вниз, вверх-вниз.
Под ногами, заливая ботинки, проступает вода. Кас течет где-то посредине
галеи. Подходы к истокам всюду заболочены. Василий вырубает две жерди
и шест. По этим жердям Ананьев, балансируя как акробат, подходит к Ка-
су и шестом пробует глубину - два метра шестьдесят сантиметров. Затем
он пробивает шестом грунт под ногами и шест также уходит на глубину
двух метров.
Кас берет свое начало из так называемого Верхнего Касовского болота,
но разыскивать его истоки в наступающей темноте, да еще по трясине - де-
ло гиблое, и мы останавливаемся у опушки леса на ночлег.
В дороге нас задерживали еще и... рябчики. Василий и Анатолий Романо-
вич расстреляли свои патронташи, сделав свыше тридцати выстрелов. Ана-
ньев, увлекшись, однажды саданул по рябчику пулей. Всего за день подст-
релили 19 рябчиков.
До нижней заимки добрались уже в темноте. Изба большая, просторная, с
железной печуркой, картошкой, свежим сохатиным мясом и... без жителей.
Впрочем, они нам и не нужны. Быстро разводим огонь, Василий терзает
рябчиков. Умелым движением он сразу отделяет белую грудку от ножек,
головы, крыльев и кожицы с перьями. Мы роскошествуем - по четыре с по-
ловиной рябчика на брата! А потом сон. Сон в тепле, в сухом месте, в доме.
Кстати, сегодня второе октября, месяц как мы уже из Енисейска. Что и го-
ворить, нам скорее хочется домой. Мы изрядно устали, да и через неделю,
другую может выпасть снег.

Утром Василий проявил "инициативу". Он сварил или, как он выражает-
ся, "напарил" на дорогу сохатиного мяса и к двум часам дня мы закотоми-
лись и пошли. Дорога оказалась на редкость хорошей и мы к семи часам -22-
вечера с работой прошли 8 км. Надо сказать, что выходили ли мы в в пять
часов утра или в двенадцать - час дня, мы все равно не делали за день боль-
ше семи - десяти километров. Это, очевидно, был предел физических воз-
можностей при прохождении черновой тайгой.
На склоне крутого лога, где песок выходил прямо на поверхность, сдела-
ли раскопку и заночевали. Натаскали коряг, заварили чай.
Василий сооружает особый род охотничьего костра - нодью. Он приносит
два толстых сухих бревна и кладет их одно на другое. В верхнее вбивает ве-
тку - крюк, за который бревно поддерживает упругая жердь, чтобы остава-
лась щель, и зажигает бревна вдоль щели.
Только мы собрались почаевничать, как где-то невдалеке хрустнула вет-
ка. Треск был такой громкий, что Василий и Ананьев вскочили на ноги и
схватили ружья. Мы замерли в ожидании: вот-вот из чащи покажется мед-
ведь.
- Ходит, - шепотом сказал Василий. - Слышно, как травой шуршит.
- Неужели он пойдет на огонь? - усомнился я.
- Умный медведь - тот вообще не пойдет за нами, - убежденно ответил
Василий. - А если медведь балованный, то пойдет.
- Будем надеяться, что медведь умный, - сказал Ананьев, опуская ружье.
Глухое рев прорезал таежную тишину, и мы невольно придвинулись по-
ближе друг к другу. Рев повторялся на разные голоса, и Василий безоши-
бочно определил:
- Медведица с медвежатами, около берлоги встали.
- Опасно?
- Да уж, погладит, не обрадуешься.
Ничего не скажешь, - приятное соседство! Ананьев, по примеру Василия,
перезарядил оба ствола жаканами, я навалил в костер дров. Когда здорове- -23-
нная смолистая коряга запылала вовсю, мы сделали два выстрела в темно-
ту для острастки и, усевшись поближе к огню, заговорили о медведе, его
хитрости, его силе и любопытстве.
Василий приводил ряд случаев, когда медведь выходил к костру или про-
сто к людям. Говорил он спокойно, с убеждением, что "медведь зверь опас-
ный и только дурак может сказать, что не боится его". Потом стал расска-
зывать Эйно. Он вообще любил рассказывать разные сказки и истории, се-
йчас он говорил возбужденно, порой переходя на крик. Потом Анатолий
Романович стал рассказывать свои охотничьи похождения. Слушая их, я
решил, что раз здесь столько охотников, то мне тревожиться незачем, спря-
тал наган и прикорнул.
В 12 ночи я проснулся. Мои спутники все еще разговаривали. Василий
утверждал, что медведь недалеко и что он непременно попытается подой-
ти еще раз после полуночи. Ананьев высказал предположение, что медве-
дь пришел на запах сохатиного мяса, которое "напарил" Василий и которое
оказалось таким, что его пришлось выбросить. А выбросили мы его там, где
потом услышали треск.
- Ну, если он этого мяса попробует, тогда он за нами до Енисея идти будет,
- пошутил Василий.
Перспектива не веселая. Тем не менее к часу ночи Василий заснул, в на-
чале третьего заснул и я, в три заснул Эйно и только Ананьев не спал до
пяти часов утра.

Tags: геология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments