odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Отписка служилаго человека Втораго Катаева Якутскому воеводе Димитрию Францбекову...

1651 в марте. – Отписка служилаго человека Втораго Катаева Якутскому воеводе Димитрию Францбекову, о службе его в Индигирском острожке и о военных действиях против Юкагир.

Государя царя и великого князя Алексея Михайловича всеа Русии воеводе Дмитрею Андреевичю, диаку Осипу Степановичю Якуцкого острогу служивой человек Вторко Катаев челом бьет. В прошлом во 154 году, послан я из Якутцкого острогу на государеву службу на Индигирку реку, для государева ясачного сбору и прииску новых неясачных землиц, с служилым человеком с Андреем Горелым; и служил я государеву службу на Индигирке реке, с тем Андреем Горелым в походы ходил на Шеробиских Юкагирей , на государевых изменников, которые в прошлом во 153 году государю изменили , служилого человека Оничку Никитина убили, и к ясачному зимовью приступали и детей своих из аманатов взяли, на князца Пелеву с товарыщи, и [284] того князца Пелеву в том походе погромили, и сына его Изиндея , которой преж сего сидел в аманатах, и Маманова сына Шелыгу, и Надучина сына взяли в аманаты, и иных новых неясачных Юкагирей, князца Нозеги, да князца же именем Пороя, детей их трех человек взяли в аманаты ж мы служилые люди своими головами, и служил я на Индигирке реке государеву службу с тем Андреем Горелым три годы, и под тех аманатов, которых мы имали, государев ясак идет болшой; и в прошлом во 157 году, приехал на Индигирку реку к Андрею Горелому на перемену пятидесятник Константин Степанов, и я с ним Константином на Индигирке служил государеву службу. Да в нынешнем во 159 году, шел он Василей с Колымы реки на Алазейку реку в ясачное зимовье, и ноября в 29 день, с Алазейки реки дал он Василей наказную память, за своею рукою, и послал он Василей меня на государеву службу в поход с служилыми и промышлеными людми, а служилых и промышленных людой послал со мною 48 человек, на государевых изменников на Алазейских Юкагирей, которые в прошлом во 158 году государю изменили, служилых людей Сидорка Филимонова да Пятелку Балезина убили, и государеву казну пограбили, и сами из аманатов убежали, и служивых людей пищали поносили, и государева ясаку по два года не платили, и по промыслом торговых и промышленных людей многих побили, на князцов на Каллу и Тойту и на иных, которые с ними живут князцы и их улусные люди; и я Вторко с служилыми и промышлеными людми, которые со мною посланы, шли из Алазейского ясачного зимовья по Алазее реке вверх, и дошли тех изменников Юкагирей, в острожке живут, а острог у них поставлен велик, в обе стороны человеку добру из лука стрелить мочно, а их изменников Юкагирей всех с 200 человек болших мужиков, которые луком владеют, опричь подростков, и олени у них у всех собраны в том же острожке. И мы прося у Бога милости, пришед под острожек декабря в 2 день, поставили свой острожек от того их острожку за 40 сажен и стало поздно в вечеру, и поутру, встав, почали ставить свой другой острожек от их острожку за двадцать сажен, чтоб нам ближе к острожку итти за щитами; и они изменники Юкагири втепоры почали из острожку из пищалей и из луков вороты и бойницы по нас стрелять, и трех человек у нас промышленых людей переранила; и мы, прося у Бога милости, почали из ружья по воротам и по бойницам стреляти и, Божиею милостию и государским счастьем, у них изменников трех человек убили, а иных переранили, и от ворот и от бойниц их отбили, и острожек свой поставили, и почали с острожку своего сверху в их острог из ружья стрелять и оленей у них переранили, и они изменники от того устрашились, стрелять перестали; и тут в острожке ночевали, и поутру, встав, почали делать 6 щитов, и поделав те щиты, выкатили те щиты перед их острожек близко, и хотим итти за щитами к острожку к их стене декабря в 4 день, и те изменники Юкагири, видя над собою такую незгоду, что им в острожке не отсидеться, и почали кликать из острогу: не убейте де нас, мы де дадим аманатов и государев ясак станем платить, а теперь де у нас соболей нет, сей де осени мы не промышляли, боялись вас казаков, жили все в острожке; и я их изменников Юкагирей, князцов и их улусных людей, почал к Государской милосте призывать, велел толмачю им говорить, чтоб они Юкагири вышли из острожку, не боялись, и аманатов далии государев ясак платили по прежнему, [285] а сами втепоры стоим за щитами, изготовились итти к острожку; и они Юкагири того убоялись, из острожку вышли лутчей князец изо всей Алазеи именем Манзура да Мымок, а преж сего у него Манзуры аманаты не бывали, и я того Манзуру взял в аманаты, а у Мымока взял сына его Непта, да прежних аманатов взял Тойту да Нинпчю Шаманова, да вновь же аманата именем Гынзу Ерладинова сына; а тот изменник князец Калла, падчи на .... олени, убежал с своими людми на другую сторону из острожку, а мы люди пешие постичь его не могли, а се втепоры у нас взято пять человек аманатов и мы гониться за ними не посмели, чтоб тех аманатов не потеряти. А те аманаты князец Манзура говорит: Калла де побежал, потому боитца де вас казаков, убил своими руками Сидорка Филимонова да Ларку Балезина, он де чает, что-де вы его убьете; да он же Манзура говорил: людей де у себя сказал родников и улусных людей много, и государева де ясаку под него Манзурю будет много, а Калла де тепере боится, а как де вы сойдете в зимовье, и Калла де придет ко мне в зимовье, сына своего даст в аманаты, а ныне де во Иское, потому де он боится. И я с теми аманатами пошел в ясачное зимовье, и пришел на Алазейку в ясачное зимовье, тех аманатов, князца Манзурю, и Тойту Манзитина брата, и Ниничю Шаманова сына, и Непта Мымокова сына, и Пы .... Моганова сына, сыну боярскому Василью Власьеву отдал. Да в нынешнем во 159 году, приехал на Колыму реку сыну боярскому Василью Власьеву на перемену служилой человек, Тимофей Булдаков, и меня Вторка он Тимофей на Колыме реке задержал силно, в Якуцкой острог не отпустил, а говорил он Тимофей: велено де ему служилых людей всех, которых заедет на Колыме реке, у сына боярского по государеву указу принять, а с ним де Тимофеем служилых людей пришло мало и службы служить некем.

Из рукописи под заглавием: Списки Якутской архивы , (часть I, в лист, на 382 л.), писанной с подлинных столбцев для академика Миллера, во время путешествия его по Сибири. — Принадлежишь Императорской Академии Наук.

Воспроизводится по:
Дополнения к актам историческим, т. III, СПб., 1848, № 80, с. 283 – 285.
Tags: Сибирь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments