odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

Наставление Хабарову, при вторичном походе его на Амур, в 1650 г.

1650 г. июля 9. — Наставление Хабарову, при вторичном походе его на Амур, в 1650 г.

Лета 7158 года, Июля в 9 день, по Государеву Цареву и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии указу и по приказу Воеводы Дмитрия Андреевича Францбекова, да Дьяка Осипа Степанова, ехать приказному человеку Ярофею Павловичу Хабарову, да с ним Якутскаго острога служилым людям двадцати одному человеку, да промышленным охочим сту семнадцати человекам, в новую Даурскую землю, для того, что в прошлом во 157 году Марта в 9 числе, что посылан он Ярофей Хабаров по наказу из Илимскаго острога, служилыми с охочими людьми без Государева жалованья, да в подмогу он Ярофей свои хлебные запасы и суды и судовыя снасти и порох и свинец и пищали, на новую Даурскую землю по Олекме реке на Князя Лавкая, да на его улусных людей, да на Гильдягу, а велено ему Ярофею показать тем Князя Лавкая, да Гильдягу и с их улусными людьми призывать не боем, а ласкою, под Государеву Царскую высокую руку, чтоб они были в государстве в вечном ясачном холопстве во веки неподвижны, и Государев бы ясак соболи и лисицы с себя и улусных людей своих давали Государю по вся годы безпереводно; и в нынешнем 158-м году, в великое заговенье, перед масленицею, Ярофей Хабаров с служилыми и промышленными охочими людьми приехав в ту Даурскую [105] новую землю, и Божиею мнлостию, а Государским счастьем нападе на них страх Божий, и покажися им многие Государевы люди идут, и тот Князь Лавкай с братьями своими и с улусными людьми, покиня свой город, побежал ко князям Шильгинею и Гильдеге, а живет де он Князь Лавкай ныне, со всеми своими улусными людьми, у тех князей у Шильгинея да у Гильдиги, и Ярофей Хабаров с теми своими служилыми и промышленными охочими людьми заселил тут Князь Лавкаев один город, и ныне в нем сидят Ярофеева полку Хабарова семьдесять человек, и иные города заселить было некем;

и Ярофею Хабарову Якутскаго острога со служилыми и промышленными охочими, людьми следуя дорогою, учнут прибывать ,охочие промышленные люди сверх Якутскаго сбора, и ему Ярофею тех людей к себе в полк принимать, да с теми охочими людьми на Князя Лавкая, да Князя Шильгинея, да на Князя Гильдигу, и на улусных их людей, и на иных захребетных их ясачных же людей, для Государева Царева и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии ясачнаго сбора и для прииму новыя земли итти бережно и остерегательно, и на станех ставится с караулом, чтоб пришед ратными людьми дурна не учинили и дошед Олекмою рекою и по Тугиру реке до Волоку до острожку, что ныне идучи дорогою поставил ты Ярофей с своими ратными людьми, на усть Укача реки, и от устъ Укача реки на Урну реку, а с Урни реки на великую Амур реку прибыть тебе Ярофею со служилыми и охочими, промышленными людьми в Князь Лавкааево княженье в город, и в том городе в Князь Лавкаеве в княжение огненной бой пушки на башнях поставить, и жить с великим береженьем, чтоб в том городе будучи для Государева ясачнаго сбора от прихода немирных неясачных людей без страстно и безбоязненно, и посылать ему Ярофею ко Князю Лавкаю, да ко князю Шилъгинею, да ко князю Гидьдиге, и велеть им говорить Лавкаю, чтоб они Князь Лавкай, да Князь Шильгиней, да Князь Гильдига были под Государевою Царевою и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии высокою рукою в вечном ясачном холопстве на веки неотступны, и ясаку бы они Князь Лавкай и Князь Шильгинбй и Князь Гильдига с себя и их улусных людей давали [106] ежегодно безпереводно, а которые будут из них непослушны и непокорны, Государева ясака платить не учнут, и для тех непослушных неясачных людей, и которых захребетных людей имать выбирая, и Тунгуских ясачных иноземцов значущих людей добрых, сколько человек пригоже, чтоб кто знал провожать и указывать Руским ратным людям не на ясачные места, где кто живет по кочевьям; а будет они иноземцы Князь Лавкай, да Князь Шильгиней, да князь Гильдига, и их улусные люди и их все неясачные захребетные люди под Государевою Царе-вою и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии высокою рукою будут послушны и покорны, и ясак с себя и своих улусных людей по вся годы платити учнут, и им Князю Лавкаю и Князю Шильгинею и Князю Гильдиге своими улусными людьми жить на прежних своих кочевьях безбоязно, и велит Государь их оберегать своим Царевым ратным людям; и того Князя Лавкая и Князя Шильгинея и Князя Гильдигу и иных улусных людей и с их улусными людьми по их вере привесть к шерта, на том, что им быть со всем родом и с улусными людьми под Государевою Царевою и Великою рукою Князя Алексея Михайловича всея Русии высокою рукою на веки неотступно в прямом вечном ясачном холопстве, и ясак Государев с себя и со всех своих родов давать по их мочи, по вся годы безпереводно, а котораго города тех новых неясачных людей и кого имянем к шерти приведут, и тех лутчих людей имяна у себя записывать в книге, а приведши их к шерти и взяти в аманаты у них лутчих людей, чтоб вперед с тех родов Государев ясак ласкою имать по вся годы, а им Князю Лавкаю и Князю Шильгинею, да Князю Гильдиге и их улусным людям и иным захребетным неясачным людям заказывати на крепко, устрашивая Государевою грозною и смертною казнью, чтоб они торговых и промышленных людей грабить и побивать и ни чем теснить и изобижать им не велеть, а будет те новые неясачные люди учинятся непослушны, Государева ясака и аманатов давать не учнут, и ему Ярофею со служилыми и промышленными людьми, прося у Бога милости, над ними промышлять войною, всеми служилыми и с промышленными людьми, чтоб их немирных не [107] ясачных людей ратным обычаем войною смирять, и аманатов у их взять лутчих людей, под кого-б можно впредь ясак на Государя взять, и смотря по тамошней мере всякими мерами промышляти над иноземцы над Князь Лавкаем, да над Князь Шильгинеем, да Князем Гильдигою, и над иными неясачными людьми, с великим радением неоплошно, чтоб Государеве ясачной казне учинить немалой прибыли, которая б Государю впредь прочна была и стоятельна, за ту службу видеть в государстве жалованье, а одноличноб тебе Ярофею Государевым делом радеть, под Государеву Царскую высокую руку Князя Лавкая, да Князя Шильгинея, да Князя Гильдигу и иных неясачных непослушных людей, которые Государю ясака не платят, приводить и смирять их, прося у Бога милости, приходить на них безвестным тайным обычаем и смирять их ратным боем; а будет Бог помощи подаст, и будут под Государевою высокою рукою, то с них имать собольи шубы, соболи и ожерелья, и пластины соболи и наполники собольи, и лисицы черныя и чернобурыя и бурыя и черночеревыя и красныя, и шубы горностальи, и бобры и выдры, а у которых будет неясачных людей степныя места, а не лесныя, а в тех степных местах соболей и лисиц, и бобров и выдров нет, и с тех людей имать иными какими сборми, или узорочными товары, что у них в земле есть, золото или серебро, или камни, или каменье дорогое, по их изможенью, а тем бы они не раздумали, что для своей ясачной звериной скудости им не быть под Государевою высокою рукою, и им бы однолично ни в том не опасаться, и вперед бы Государю прочно было и стоятельно, а им бы новым людям не тягость и не в налог, чтоб тем от Царския руки не отгонить, да есть де им всем Князь Богдай, и Ерофею и ко Князю Богдаю посылать посланников, а велеть им говорить, чтоб Князь Богдай с родом своим и с племенем и со всеми улусными людьми был под Государевою нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии высокою рукою в холопстве, потому что Государь наш страшен и велик, и многим Государствам Государь и обладатель, и от Его Государскаго ратнаго бою никто не мог стоять, а про их землю Государю нашему было неизвестно, а ныне Ему Государю [108] ведомо учинилось, велел послать своих Государевых ратных людей не для бою, для того, что велел им говорить, чтоб он себя не разорял и бою бы с Его Государими людьми не чинили, потому что многих государств Государи живут при Его Государеве милости в холопстве, в тишине и благоденстве, и Ему Государю служат и дань дают, и он бы Богдай по томуж с себя и своих людей Государю дань давал златом и серебром и драгим каменьем и узорочным; и будет Князь Богдай с родом своим и со всеми оными улусными людьми под Его Государевою Царевою и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии высокою рукою будут послушны и покорны, дань и ясак с себя и рода своего и со всеми улусными людьми по воя годы учнут платить, и им Князь Богдаю со всеми своими улусными людьми жить на прежних своих городах без боязни, и велит Государь их оберегать Своим Государевым ратным людям, и того Князя Богдая с родом своим и с племянем и с его улусными людьми по их вере привесть к шерти, на том, чтоб быти со всем своим родом и улусными людьми под Государевою Царевою и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии высокою рукою на веки неотступно в прямом холопстве, а будет Князь Богдай с родом своим и племянем и улусными своими людьми учинятся да непослушны и непокорны и Государева ясака и аманатов давать не учнут, и ему Ярофею с товарищи служилыми и промышленными людьми безвестным и тайным обычаем смирять их ратным боем, и как Бог помощи подаст, и будет под Государевою высокою рукою, и с него Богдая имать дань или ясак собольи шубы, соболи и ожерелья и пластины собольи и наполники собольи, и лисицы черныя и чернобурыя и бурыя и черно-черевые и красныя и шубы горностальи, и бобры и выдры, а у которых будет неясачных людей степныя места, а не лесныя, а в тех степных местах соболей и лисиц, и бобров и выдр нет и с тех людей имать иными какими сборми или узорочными товарами, что у них в их земле есть, золото или серебро, или камни или каменье дорогое, по их изможенью, а за тем бы он не раздумывал, что для своей ясачной звериной скудости им не быть под Государевою высокою, рукою и им бы ни в чем одно лично в том не [109] опасаться и впредь бы Государю прочно было и стоятельно, а им бы новым людям не в тягость и не в налог, чтоб им тем от Царския высокия руки не отгонить, а имать у них, что им в мочь платить; а будет они Князи Лавкай, Шильгиней и Гильдигей и Князь Богдай с родом своим и улусными людьми платить не учнут, и под Государевою и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии высокою рукою в вечном холопстве быть не захотят, и на них на Князей на Лавкая и на Шильгинея и на Гильдига и на Князь Богдая и на иных неясачных людей, прося у Бога милости, Воевода Дмитрий Андреевич Францбеков, да Дьяк Осип Степанов, будут они собрав вся со многими ратными большими людьми, и велят их всех побивать и вешать и разорять, а повоевав до основанья жен их и детей в полон возмут, а будет они неясачные люди Государю покорны и послушны во всем будут, и иных людей потомуж приводить по их вере к шерти, что они однолично быв под Государевою Царскою Высокою рукою в вечном ясачном холопстве во веки неподвижно быть, и ясак бы с себя и улусных своих людей по вся годы безпереводно платить; и меж служилыми промышленными людьми, которые с ним Ярофеем охочие люди и тех людей судить и расправа чинить, смотря по вине, ото всякого дурна унимать, и за непослушание и за воровство чинить им наказание, а будет которые служилые и промышленные люди учнут тебе Ярофею челобитныя подавать о суде по кабалам, то судить их, а в больших делатъ срочить в Якутской Острог, имать по их поручныя записки, и поручныя записи и челобитныя и записки присылать в Якутской острог, в съезжую избу к Воеводе Дритрию Андреевичу Францбекову, да Дьяку Осипу Степанову; да емуж Ярофею бередчи смотреть накрепко, чтоб сторонние торговые и промышленные люди у ясачных иноземцов мягкия рухляди никакой не покупали, а будет станут с иноземцами торговати и мягкую рухлядь покупать, и ему Ярофею у тех людей та иноземная мягкая рухлядь имать на Государя, и присылать в Якутской острог, и тех людей, у кого будет взята, присылать в Якутской острог за приставы или за порукою, а в Якутском остроге велеть явиться в съезжей избе Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да Дьяку Осипу [110] Степанову; в другие Божиею милостию а Государевым счастьем, на Шилку рекую перейдёте и на Велику реку Амур в Князь Лавкаево княженье в город приедете, и тем новых людей Князя Лавкая, и Князя Шильгинея и Князя Гильдигу и Князя Богдая с родом и со всеми их людьми, или иным каких неясачных людей, идучи дорогою по Олекме и по Тугирю под Государеву Царскую высокую руку приведете вновь и ясаку с них вперед на 159 год возмете и аманатов поймаете, и Ярофею с тою Государевою ясачною и поминочною казною послать в Якутской острог сколько человек пригоже и той Государеве ясачной соболиной казне ясачныя именныя книги, и рекам чертежи, и много ли по тем рекам людей живет и каковы люди и о том отписать в Якутской острог в съезжую избу, к Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да к Дьяку Осипу Степанову. А как он Ярофей учнет посылать ко Князю Богдаю служилых людей в послы, и ему Ярофею написать Государева титла слово в слово, и приказать говорить в посольстве про Государево Царево и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии многолетное здоровье в Его Государеву повышенью с большим опасеньем, и никакою простотою в посольстве не оказаться, а титла писаны ниже сего.
Бога в Троице славимаго милостию, Мы Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь всея Русии Самодержец, Владимирский и Московский и Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Сибирский, Государь Псковский, Великий Князь Иверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных, Государь и Великий Князь Нижнего Новагорода, Низовския Земли, Рязанский, Ростовский и Ярославский, Белозерский и Удорский и Обдорский, Кондийский и всея Северныя страны, Повелитель Иверский земли Карталинских и Грузинских Царей, Кабардинския земли Черкасских и Горских Князей, и иных многих Государств Государь и Обладатель.
«Велели говорить по Государеву Цареву и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии указу Воевода Дмитрий Андреевичь Францбеков, да Дьяк Осип Степанов, тебе Князю Богдаю, чтобы ты был под Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии [111] Самодержца высокою рукою, а Государь наш Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь Всея Русии силен, велик и страшен многим Царям и Государям, и Великим Князьям Повелитель и Государь, и служат Ему Государю Цари и Великие Князья со всеми своими государствы, которые все выше в Государеве титле написаны, и от Его Госудярскаго ратнаго боя никто стоять не может, а про тебя Князя Богдая Ему Государю было неведомо, и ныне Государь изволил нам приказать послать небольших людей и оказать к вам Государеву милость, посланы не для бою, что бы ты Богдай был под Его Государевою высокою рукою, а будет ты Богдай не будешь под Его Государевою высокою рукою в вечном холопстве, и мы будем на тебя писать к Великому Государю своему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу Всея Русии к Москве, чтоб Он Государь велел быть Своим Государевым ратным многим людям, и тебя Богдая за твое непослушание велел Государь разорить и город твой взять на Себя Государя, и всех вас, и жен и детей ваших побить без остатка, чтоб смотря на тебя Князя Богдая и на твое непослушание и иные Даурския земли Князи, которые не под твоим княженьем живут, видя Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии и смертную казнь и разорение, были бы покорны и послушны без бою, а Государь наш Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь всея Руссии милостив, кровям не чьим неискатель, которые Ему Государю добьют челом в холопстве и учнут непротивны быть, тех их кровей и не искатель и их пожалует, да и тебе Князю Богдаю ведомоб было, что и до больших Государевых людей на тебя Князя Богдая Воевода Дмитрий Андреевичь Францбеков и Дьяк Осип Степанов пойдут шестью тысячи с пушками и с огненным многим боем, за твое Богдаево непослушание. Люди посланы были для проведывания Лавкаева князения; а ныне посланы небольшие люди для посольства и ведомости: будет ли твое Богдаево послушание? А здесь в Его Государеве Цареве и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии в одном Сибирском государстве и вверх и вниз по Лене и по иным сторонним рекам в Его Государеве в вечном холопстве в одном городе Якуты, Тунгусы и Юкагиры многие люди [112] ратному бою навычны, и Государю нашему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Русии на изменников и на непослушных людей в походы ходят и бьются, не щадя голов своих в смерти, и самому тебе Князю Богдаю ведомо, потому что Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии ясачныя Тунгусы с Князь Лавкаевыми с улусными людьми сходятся и живут с Олекмы на Шильских и на Амурских вершинах.

Воспроизводится по:
ИСТОРИЧЕСКИЕ АКТЫ О ПОДВИГАХ ЕРОФЕЯ ХАБАРОВА, НА АМУРЕ, В 1649-1651 ГГ. «Сын Отечества», 1840, кн. 1,С.-ПЕТЕРБУРГ

Tags: Сибирь, Хабаров
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments