odynokiy (odynokiy) wrote,
odynokiy
odynokiy

Categories:

ИСТОРИЧЕСКИЕ АКТЫ О ПОДВИГАХ ЕРОФЕЯ ХАБАРОВА, НА АМУРЕ, В 1649-1651 гг. (9,10,11,12,13,14)

IX.

Роспись Государеве Цареве и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии Его Государеве соболиной казне новой Даурской земли нынешнего 159 года.

Сорок соболей с полухвосты и у всякаго соболя по одной лапе. Цена 100 рублей.

Сорок соболей с полухвосты и у всякаго соболя по одной лапе. Цена 60 рублей.

Сорок соболей с полухвосты и у всякаго соболя по одной лапе. Цена 47 рублей.

Сорок соболей с полухвосты и у всякаго соболя по одной лапе. Цена 35 рублей.

6 соболей с полухвосты и у всякаго соболя по одной лапе, в том числе один соболь бит. Цена 5 рублей. [115]

Да из тех же из Государевых из ясачных соболей 4 сорока, 6 пупков собольих. Цена 3-и рубль.

Шуба соболья, а в ней 28 пластин собольих, по швам покрыто кумачем лазоревым. Цена 50 рублей.

А розбирали и ценили ту Государеву ясачную мягкую рухлядь Руских и поморских городом торговые люди, гостя Василья Запши прикащик.

Гостя Василья Шерина, прикащик Ивашко Власов, да Сергушка Васильев гостя Кирила.

Гостя Данила Панкратьева, прикащик Андрюшка Косыдын.

Гостиной Сотни Никифора Ревкина, прикащик Ивашка Нифантьев.

Гостиной Сотни Павла Девякова, прикащик Лука Володимиров.

Гостиной Сотни Александра Баева, прикащик Андрюшка Балакшин.

Суконной Сотни Дементья Кирилова, прикащик Федотко Боршов.

Торговые люди:

Ивашка Пеунов.

Васильев сын Колупаев.

Прокопьев сын Хабаров.

Бориско Игнатьев Кошкодаев.

Онтошко Семенов.

Федька Иванов Лаптев.

Ивашко Семенов сын Самойлов.

Стольника и Князя Семена Ивановича Прозоровскаго, крестьянин Матюшка Юрьев Конкин.

Ивашко Семенов Коровин Устюжанин.

Степка Васильев Вятчанин.

Ивашко Иванов Залетин Юрдавский.

Назарко Ефремов сын Ярославец.

Васька Емельянов сын Беломоев Устюжанин.

Артемьев Оцепков Федоров.

Ивашка Ярофеев Замарадской Москвичь.

Олешка Мартынов.

Гришка Сергеев Манконов.

Ивашка Яковлев.

Степка Евдокимов Журливой. [116]

X.

Государю Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу Всея Русии, холопи Твои Митька Францбеков, Оська Степанов челом бьют: в нынешнем Государь во 159 году Мая в 29-й день, писал Государь к нам холопам Твоим из новой Даурской земли приказной человек Ярофей Хабаров, что в прошлом Государь 158 году по Твоему Цареву указу послали мы холопи Твоя его Ярофея с служилыми и с охочими промышленными людьми, на твою Государеву службу, в новую Даурскую землю, на Твоих Государевых непослушников, на Даурских людей, на Князя Лавкая с товарищи, для приводу под Твою Государеву Царскую высокую руку, и для твоего царства ясачнаго сбора, и для Государь проведывания серебренныя руды, и он де Ярофей с служилыми и охочими, с промышленными людьми, в прошлом во 158 году, на ту Твою Государеву службу шел и пришел в новую Даурскую землю, на великую на Амур реку, в Князя Лавкаево княжение, и к Даурскому городу, и они де Государь Даурские люди подсмотря их и не допустя до того их Даурскаго города вышли на вылазку, и в том месте с ними бой поставили, и билися де сними с половина дни до вечера, и на том де Государь бою их Даурских людей многих побили, а у него де Государь Ярофея в полку ни одного человека до смерти не убили, только де Государь переранили двадцать человек, и те де Государь Даурские Князья, и с своими улусными людьми, против того их бою стоять те могли, и покиня тот свой город, и с хлебными запасы; пометався на кони, все побежали в низ по Амуру реки, к конным большим людям, и он де Ярофей, с тем войском, тот Албазин Даурской город и засел, и того жь Государь дня он же де Ярофей послал служилых людей, Дунай Трофимова, Тренку Ермолина, да с ними охочих промышленных людей сто тридцать пять человек в легких стругах, за теми за Даурскими людьми в погоню и под город Князя Атуя, и те де Государь [117] служилые люди до того города Князя Атуя плыли ночь, и на утро де, Государь, те Даурские Князья с своими людьми, увидя тот их служилых людей приплав и полчасы страхом одержимы, и тот свой город зажгли, а зажегши на кони пометались, и оттого города все побежали на низ по Амуру реке, и служилые де, Государь, люди, увидя над собою Божию помощь, что те Даурские люди от них побежали, и бою сними не поставили, и они де Государь за темя Даурскими людьми оттого места гналися, с утра до половины дня, и вполовину дни тех Даурских людей ностигли, и с ними де Государь, бой учинили, и Божиею де милостию, и твоим Государским счастием, на том бою многих Даурских людей побили, и рогатаго скота у них отбили сто семнадцать скотин, а у них де у служилых людей на том бою переранили девять человек, а с тем де Государь, скотом служилые люди пришли все в Албазин город 11 Ноября; да Государь, в 29 день он же де Ярофей, с служилыми людьми, в поход ходил на нартах, с Твоим Государевым большим ружьем, с двумя пушками, а в город де Государь, оставлял не с больших людей, и шли де они, Государь, от своего, от Албазина города, вниз по Амуру реке, девять дней, а в десятой де Государь день встретили де их конные Даурские Князья с большим де своим войском, и в том де Государь, месте с ними бой поставили и билися де Государь, с ними день весь, с утра и до вечера, и многих де Государь, Даурских людей побили и те де Государь, Даурские люди против того их бою и пушек стоять не могли и от них все побежали, и он де Ярофей на усть Шилки реки, на великой реке Амуре, для Государь поселенья пашенново и для приходу Русских людей новый поставил острог, в угожем, в крепком месте под волоком, где Государь переходить будет Руским людям пешею ногою, сухим путем только в два дни, и в том де Государь, остроге для пашни оставил он, Ярофей, на своих проторях и с своими подъемы двадцать человек. А для Государь службы и для приводу под Твою Государеву Царскую высокую руку Князя Гантимураулаха и Таргачина для ясачнаго сбора служилых людей тридцать человек; а будет де тебе Государю в произвол послать [118] на великую на Амур реку ссыльных или иных каких людей для пашеннова поселенья, и на Амуре де, Государь, реке пашенных угожих мест, и сенных покосов, и рыбных ловель и всяких угодей гораздо много. Да Божиею де милостию и Твоим Царевым счастьем, поймали де они на боях Даурских языков, Князевых Шилгинеевых детей, Араулядама, да Гартиму Раулана, Князя шурина, его тыгиня, и тех де Государь языков он, Ярофей, распрашивал, какие люди живут на Амуре и по сторонным рекам, и какие у них городы, и теми городами кто у них владеет, и какия у них узорочья живут, и что Государь те Даурские языки в распросе сказывали, и те Государь их распросныя речи он, Ярофей, под отпискою прислал в Якутской острог к нам холопам твоим в съезжую избу. Да в прошлом же де Государь, во 158 году, июня 18 день, прислал де Князь Шилгинай Тебе, Государю, ясаку тридцать соболей в казках по одной задней лапе, с полухвостами; да с тогожь Государь де Князя Шилгиная взято на Тебя Государя ясаку, на тот же на 158 год, девяносто один соболь, и у тех, Государь, соболей по одной лапе с полухвосты; да тебе же де, Государю, прислал в ясак Князь Лавкай, с зятем своим, с Тунгусом Ганькащою шубу соболью пластинную, да двенатцать соболей, в казках, по одной же задней лапе, с полухвосты, да соболь битой; да тебе де, Государю, прислал в ясак Князь Албазагиш, Дегипа сын, тридцать два соболя, с пупки поротые, и у тех соболей по одной же задней лапе с полухвосты, а вперед де он, Ярофей, приказал им, Даурским Князьям, чтоб, Государь, они у соболей лапы прочь не отнимали и хвостов не пороли, и привозили бы соболи тебе, Государю, в ясак целыми соболями, а прочь бы у них ничего не отнимали и всего, Государь, того ясаку, с Даурских Князей, взято на Тебя, Государя, четыре сорока, шесть соболей, в том числе соболь битой, да шуба соболья пластинная, и ту же, Государь, всю мягкую рухлядь он, Ярофей, из новой Даурской земли, из Албазина города прислал в Якутской острог к нам холопам Твоим в съезжую избу служилым человеком, с Тренкою Ермолиным, да с охочими служилыми людьми с Дружинкою Васильевым, да Сентюшкою [119] Филиповым Петриловских, и мы, Государь, холопи Твои ту Твою Государеву ясачную мягкую рухлядь велели в Якутском остроге торговым людям разобрать, и споря оценить врознь сороками Ленскою прямою ценою, и оценя, Государь, ту Твою Государеву ясачную мягкую рухлядь, соболи и пупки, и шубу соболью пластинную, и Даурских языков допросныя речи, и той Твой Государеве ясачной мягкой рухляди ценовную роспись за оценщиковыми руками под сею отпискою послали мы, холопи Твои, из Якутскаго острога к тебе, Государю Царю и Великому Князью Алексею Михайловичу всея Руссии к Москве, с Амурским с охочим, с служилым человеком, с Дружинкою Васильевым Поповым, а которые де, Государь, Даурские Князья, Князь Лавкай, и Князь Шингалей, и Князь Албаза Тебе, Государю, ясак дали, и те де, Государь, Князья и впередь под Твоею Государевою, Царскою высокою рукою быть в вечном холопстве, и ясак с себя, и с улусными людьми Тебе, Государю, платить хотят, а что, Государь, в прошлом во 158 году писали, Государь, мы холопи Твои, к Тебе, Государю, к Москве про Князя Богдая, и в те поры, Государь, у Ярофея Хабарова, на великой реке Амуре, изымана была на погроме только одна Даурская баба, и в распросе разсказать про то, про все подлинно не умела, а по нынешним по подлинным, Государь, Даурским распросным речам, Князя Богдая у них нет, а словет де у них земля Богдайская, а Царь де в той земле имянем Шамшакан, а посаженик де он Царя Алакабатуракана, и ныне де, Государь, Даурские Князья живут в скопе на низу Амура реки, а ждут де, Государь, оборони к себе от Царя своего, Шамшакана, Котисака, Батуракана Царя, а Ярофей де Хабаров служилыми, и с охочими, с промышленными людьми в их Даурской земле на великой реке Амуре живут в Албазине городе, в самом крепком месте, и за помощию де, Государь, Божиею чают милости Божьей, что им, Даурским людям, из того места выжить будет ничем не можно; а хлеба де, Государь, у них служилых людей, хотя на пять лет, и то будет запаснаго, что взято в городе у Даурских людей, а будет Тебе, Государю, в произвол тою новою Даурскою землею, и теми Царями Шамшаканом и Алакабатурушканом [120] и серебренною горою обовладать, и послать то ту Даурскую землю больших ратных людей, и тем, Государь, ратным людям из Якутскаго острога только надобно хлебных запасов до Волоку, на человека по семи пуд, а за Волоком де, Государь, на великой реке Амуре, по сказке Амурских служилых людей можно хлеба взять у Даурских людей, хотя на дватцать тысячь человек, или побольше, а которые де, Государь, люди во 158 году, прежняго его Ярофея, на великой реке Амур, без него, Ярофея, летовали пятьдесять человек в городе, и Даурские де люди с ними, по многия времена бывали под их городом, а города де, Государь, они взять не могли, и их де, Даурских людей, на тех боях они служилые люди многих побили, а иных переранили, а сами де они служилые все прожили до него Ярофея здоровыми, а нынече, Государь, мы холопи Твои, послали на прибавку в новую Даурскую землю, для той Твоей, Государь, службы из Якутскаго острога служилых людей дватцать семь человек, да охочих, Государь, промышленных людей сто десять человек, а которым, Государь, промышленным людям за скудостию, и в нынешнем 159 годе, на ту Твою Государеву службу в новую Даурскую землю своим подняться было нечем, и я холоп твой, Митька, тех промышленных людей, для той Твоей Государевой службы своими хлебными запасы, и ружьем, и порохом, и свинцом, и на платье деньгами, а вперед, Государь, нам, холопам Твоим, о той Даурской службе, что Ты, Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь, всея Русии, прикажешь.

XI.

Бога в Троице славимаго милостью, мы Великий Государь Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь Всея Pyсии Самодержец, и проч. и проч. и проч. В прошлом во 157 году ведомо Государю учинилось: Даурская земля на Амур реке Князь Лавкаево княженье, и по Государеву Цареву и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии указу Воевода Дмитрий Андреевичь Францбеков, да Дьяк Осип Степанов, в прошлом во 157 году послали Князю Лавкаю для проведывания приказнаго человека Ерофея Хабарова не [121] с большими людми; и как Ерофей Хабаров на Амур пришел, и Князь Лавкай с братьями и с улусными людьми пять городов своих покинул пусты и побежал к тебе Царю Шамшакану В прошлом во 158 году, мы Воевода Дмитрий Андреевичь Францбеков, да Дьяк Осип Степанов, того ж приказнаго Ерофея Хабарова к тебе Царю Шамшакану с невеликими же людьми посылали, а велели тебе Царю Шамшакану сказать Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии милостивое жалованное слово, чтобы ты Царь Шамшакан был под его Государя нашего и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии Самодержца высокою рукою, со всеми живущими под твоею областью. А Государь ваш Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь всея Pycии велик во всех окрестных государствах, и служат Ему Государю нашему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Русии Самодержцу Цари и Великие Князья, со всеми своими государствы, которые писаны выше в Его в титлах государских, и от его государскаго ратнаго бою никто стоять не может, а про тебя Царя Шамшакана Ему Государю нашему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Русии было не ведомо, и как тебя в титлах пишут, и их Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да Дьяку Осипу Степанову было неведомо. В прошлом во 158 году Государь изволил послать небольших людей и сказать вам Свою Государеву малость и жалованное слово сказать и не для бою, а буде ты Царь Шамшакан не учнешь быть под его Государевою Царевою и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии высокою рукою, и мы Воевода Дмитрий Андреевичь Францбеков да Дьяк Осип Степанов учнем писать на тебя Царя Шамшакана к Великому Государю нашему Царю и Великому Князю Алексию Михайловичу всея Русии к Москве, чтоб Он Государь велел быть Своим Государевым ратным многим людям, и тебя Царя Шамшакана за твое непослушанье велит Государь смирить своим государевым ратным боем, а города твои взять на Себя Государя, чтоб смотря на тебя Царя Шамшакана и на твое непослушанье и иные Даурская земли Князья, которые не под твоею областью, видя грозу Царя нашего и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии и смертную казнь к вам и [122] разоренье, были б покорны и послушны вперед без бою, а Государь наш Царь и Великий Князь Алексей Михайловичь всея Руссии милостив и праведен, и кровям ни чьим не иматель, которые Ему Государю добьют челом и учнут не противны быть, тем их кровям не иматель и их жалует; и в нынешнем во 159 году твои Царя Шамшакановы Князи Князь Лавкай, да Князь Шильской, да Князь Албаза,, да Князь Отый, да Князь Фихул, да Князь Баятулай, да князь Гоударь, да князь Екоре, Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии ратных людей побить хотели, и бои многие ставили, и от Государя нашего ратнаго бою ваши люди стоять не могли, и тебе Царю Шамшакану против государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии ратнаго бою не стоять, и с Его Государя вашего людьми не биться, и Государя нашего тем не прогневить, а велеть дань давать серебром и золотом, и самоцветными каменьями и узорочными товарами, и мягкою рухлядью, что в вашем государстве родится, по вашей силе, как бы вам в мочь, а здесь в Его Государя Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии водном Сибирском государстве ратных Русских людей многое множество; да у Государя жь нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии в Якутском остроге, в верх и в низ на Лене, и по иным сторонним рекам в Его Государеве в вечном ясачном холопстве, Якуты и Тунгусы, Юкагири многие люди и ратному бою навычны, и Государю нашему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея Русии на изменников и на непослушных людей в походы готовы, и рады биться за Государя нашего честь, не щадя голов своих, и самому тебе Царю Шамшакану, чаем, ведомо, потому что Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии ясачные Тунгусы с вами в соседстве живут без боязни, и с Князь Лавкаевыми с улусными людми сходились сами на Шильских и Амурских вершинах.

А подписка грамоты, какова послана в Даурскую землю:

По Государеву Цареву и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии указу грамота Царю Шамшакану принять, и вычетчи, любительски ответ учинить, против Его Государева милостиваго приказа. [123]

XII.

Лета 7159 года Июля в 27 день, по Государеву Цареву и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии Указу, и по приказу Воеводы Дмитрия Андреевича Францбекова, да Дьяка Осипа Степанова ехать Трипку Чечигину, да Онанье Русланову с товарищи в Богдайскую землю к Царю Шамшакану, с любительною грамотою, и говорить по росписи, какая вам дана под сим наказом; и как грамоту примут и ответ учинят и в ответе учнут говорить, что он Государю нашему дань давать учнет, и его Царя Шамшакановых людей не воевать Воеводе без указу; а будет Царь Шамшакан под Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея Русии под его высокою рукою быть не похочет, и то в ответ станут говорить, и те речи писать в статейный список, и ехать с ответными речами и статейным списком к Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да к Дьяку Осипу Степанову, а приехав в Якутский острог явиться в съезжей избе Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да к Дьяку Осипу Степанову.

По Государеву Цареву и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии Указу, и по приказу Воеводы Дмитрия Андреевича Францбекова, да Дьяка Осипа Степанова, посланные в посланниках Трипка Чечигин, да Онанья Русланов подьячий Ананья Жедаев с товарищи, стать Государю Царю Шамшакану с любительною грамотою, и тебе Царю Шамшакану принять велеть любительную грамоту вычетчи любительно ответ учинить, и в Якутской острог к Государеву Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да к дьяку к Осипу Степанову, письмом ведомо учинить, как ты в титлах пишешься, и против твоего Письма Воевода Дмитрий Андреевич Францбеков, да Дьяке Осип Степанов учнут к Великому Государю нашему Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу Всея Русии Самодержцу к Москве писать.

XIII.

Лета 7159, Июля в 27 день, по Государеву Цареву и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии Указу, и [124] по приказу Воеводы Дмитрия Андреевича Францбекова, да Осипа Степанова, память Якутскаго острога служилым людям Трепке Ермолину Чечигину, да Артюшке Филипову Петриловских: ехать им из Якутскаго острога в новую Даурскую землю, на великую реку Амур, к приказному человеку Ярофею Павловичу Хабарову, а с ними послано к нему Ярофею Хабарову Якутскаго острога служилых людей 26 человек, да Воеводы Дмитрия Андреевича Францбекова человек Ананья Русланов, да Дьяка Осипа Степанова человек Афонька Михайлов сын Частиков, да охочих служилых промышленных людей 107 человек, и всего их 137 человек, все с ружьями, а кто имянно служилых, охочих и промышленных людей, и тому под сею наказною памятью роспись за дьячью приписью; а итти им Трепке и Артюшке с теми с ратными людьми на спех днем и ночью, чтоб им поспеть нынешним летом в Даурскую землю; а как они Трепка и Артюшка придут в Даурскую землю, и им Трепке и Артюшке быть в полку по прежнему и служилым и охочим, служилых же промышленных людей отдать по росписи приказному человеку Ерофею Павловичу Хабарову всех на лицо с ружьями; да сними же Трепкою и Артюшкою послано к Ерофею Павловичу Хабарову для ратнаго бою 30 пудов зелья, да 30 свинцу, и то зелье и свинец отдать ему же Ерофею; а самим им Трепке и Артюшке и служилым никакою проигрышною игрою не играть, чтоб никакого меж ими друг от друга Государеву делу убытка не было, а кого где поймают, и их от зерни и воровства унимать, бить батоги, имянно которые служилые люди объявятся на Олекме реке, и на Тугуре и на Ленских и на Шильских вершинах на соболиных промыслах, или будет в Даурскую землю для ратнаго бою отпущены они будут от Ленскаго Волока, и из иных городов, или из города без отпуска, и им Трепке и Артюшке служилыми людьми тех служилых и промышленных людей за поруки и за приставы прислать в Якутской острог к Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да Дьяку Осипу Степанову; да им же Трепке и Артюшке служилыми людьми идучи Алекмою и Тугирем реками, и буде которые объявятся Тунгусы прежние беглые аманаты, сколько их роду, или вновь иных родов Тунгусы, и [125] их Трепке и Артюшке служилыми людьми тех Тунгусов в аманаты поймать, и отдать на руки служилым людям, кто в нынешнем во 159 году в Якутской острог для ясачнаго взносу, и в том сними росписаться, потом отписать в Якутской острог к Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да к Дьяку Осипу Степанову, кто имяны и которых родом в аманаты посланы.

XIV.

Лета 7159 года, Июля в 27 день, по Государеву Цареву и Великаго Князя Алексея Михайловича Всея Русии Указу, память в новую Даурскую землю Якутскаго острога приказному человеку Ерофею Павловичу Хабарову. В нынешнем во 159 году посланы к тебе служилые люди Трепка Ермолин сын Чечигин, да Артюшка Филипов сын Петриловских, да сними 26 человеке; из тех служилых людей одному служилому человеку Богдашке Забышеву быть с тобою Ерофеем в подьячих до весны впередь 160 году, и весною выслать в Якутской остроге; да Воеводы Дмитрия Андреевича, Францбекова человек, Ерусланов, да Дьяка Осипа Степанова человек Афонька Михайлов сын Частиков, да охочих служилых промышленных людей 107 человек, и всего их 157 человек, все с ружьями, а кто имяны служилых и охочих промышленных людей, и тому роспись под сею наказною памятью, да дьячьею приписью; и как к тебе сия память придет, и тебе б Ерофею Павловичу тех служилых людей Трепку Чечигина, да Артюшку Филипова с товарищи, 27 человек, в рядовую службу, да охочих служилых людей 107 человек принять, да один служилой человек Богдашка Забышев; да к тебе ж Ерофею послано для ратнаго бою 30 пуд зелья, да 30 пуд свинцу, да стопа бумаги писчей; да тебе же Ерофею послать в посланниках Царю Шамшакану служилаго человека Трепку Чечигина, а в товарищах Воеводы Дмитрия Андреевича Францбекова человека Ананью Русланова, да в подьячих служилаго человека Богдана Забышева. А как им говорить Царю Шамшакану и им дана память; да им же дать служилых людей пять человек, которых они Трепка и Ананья и Богдашка с собою в [126] посланники у тебя Ерофея учнут просить, и тебе б тех служилых людей им дать, для того, чтоб которым людям ратное дело было за обычай и в те поры покаместа в посланниках Трепка с товарищи ездят, или Царь Шамшакан своих людей в послах к тебе Ерофею пришлет; и тебе Ерофею его Шамшакановых людей не воевать; а будет он Царь Шамшакан под Государевою Царскою высокою рукою быть не похочет, и дань с себя брать не велит, и тебе б Ерофею по Государеву указу над ними Царем Шамшаканом поиск чинить, сколько милосердый Бог помощи подаст; да ему же Ерофею принять к себе в полк служилых людей, которые с Олекмы, в прошлом во 158 году, с тобою в Даур сошли, Максимка Михайлова, да Лучка Иванова; да ему же Ерофею Павловичу Хабарову в новой Даурской земле, которые служилые и охочие служилые же люди упромышляют по досугу промышленныя мягкия рухляди соболей, и у тех людей с промысла имать Государева 10 пошлину, от 9 соболей десятым лутчим соболем, да те соболи записывать в книги именно, да те десятинные соболи присылать в Якутской острог к Воеводе Дмитрию Андреевичу Францбекову, да к Дьяку к Осипу Степанову за своею печатаю; а которые будут служилые люди наперед тебя Ерофея поедут с промышленною рухлядью в Якутской острог, и тебе Ерофею о той мягкой рухляди писать к Воеводе, к Дмитрию Андреевичу Францбекову, да к Дьяку к Осипу Степанову.

Текст воспроизведен по изданию: Исторические акты о подвигах Ерофея Хабарова на Амуре в 1649-1651 гг. // Сын отечества, Том 1. 1840

Tags: Хабаров
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments