Зачем я бегу?.. Виктор Музис

Мы сплавлялись по р. Муна, левому притоку реки Лена ниже пос. Жиганск.
Муна текла протяженными плесами, течение было очень слабое, почти незаметное, приходилось все время грести. Мы счалили четыре 500-ки квадратом на жесткой основе из жердей. Получилось что-то вроде плота. На каждой лодке по гребцу. Хочешь — на носу сиди, хочешь — на корме, везде удобно. Два алюминиевых весла я «закурковал» байдарочных (на них уже никто не плавал), остальные были от 500-к.
И вот, в августе, сплавляясь потихоньку по Муне, Нина Головлева, мой помощник, вдруг воскликнула:
— Медведь!.. — Я обернулся. Метрах в 150 позади нас из леса по левому берегу на косу вышел медведь. Какой мужчина не мечтает о медвежьей шкуре, добытой собственными руками. Мы причалили к правому берегу и я, схватив карабин, пригибаясь, медленно, сохраняя дыхание, побежал к нему.
«Пока он на том берегу, — размышлял я, — у меня есть фора. Можно стрелять через речку, а потом еще пока он будет плыть…».
Но, выглянув из-за пригорка я увидел выбежавших медвежат. Медведица!.. Это меняло дело.
Во-первых, это опасно! Во-вторых, я просто не буду стрелять в самку. Не принято стрелять в самок! Но я продолжал бежать… Зачем? А она уже вошла в воду и поплыла. А я все бежал… — Зачем я бегу? — спрашивал я себя. — Я же не буду стрелять. Но меня словно кто в спину толкал…
И я бежал… А она уже выходила из воды… Зачем я бегу?.. А она уже стояла на косе и никакой форы у меня уже не было. И тут, один на широкой галечной косе, я почувствовал себя, словно голеньким… До нее было метров 50.
Карабин в моих руках показался мне никчемной палкой… Даже если выстрелить, пуля прошьет зверя как иголкой, а раненый, даже смертельно, он успеет разорвать тебя на куски… И мне стало страшно…
Она меня не видела и, подождав малышей, вошла в гущу высокого густого, закиданного плавником тальника. Хоть бы веточка хрустнула! Мне аж нехорошо стало… Я потихоньку, стараясь не хрустеть галькой, побежал обратно… Улепетывал, оглядываясь, что есть духу и все боялся, что она меня по тальнику обойдет. Обратная стометровка показалась мне вдвое длиннее… Бегу, а своих не вижу. Наконец, увидел их торчащие над бровкой косы головы и… успокоился.
Так зачем же я бежал? Этот вопрос я задавал себе многие годы… И только сейчас, когда в обиход вошло выражение «нехватка адреналина», я смог объяснить себе причину моей бессмысленной пробежки — видно мне здорово не хватало этого адреналина!
Tags: