Походы каптенармуса Байбородина и других против восставших коряков в 1753-1754 гг.

46. «Доношение» майора А. Зыбина в Иркутскую провинциальную канцелярию от 17 декабря 1753 г.

Сего 1753 году декабря 16 дня по отправлении от канцелярии Охоцкого порта с самонужнейшим ея императорского величества секретными и протчими делами прямо до Ыркуцкой провинциальной канцелярии почты и по запечатании в ящик всех дел при приеме оных в самое то время сего декабря 16 дня получены из Гижи[ги]нской крепости парти от походных дел от сержанта Николая Сторожева и каптенармуса Якова Байбородина отпущенные из оной парти сентября от 27 числа 1753 году репорты, в коих написано.

В первом. Сего де 753 году сентября 17 числа отправлен был из оной походной парти означенной каптенармус Байбородин с командою морем на байдарах к Валхаланской губе на нос 1, где разбило отправленное из Охоцка морское судно брегантиру «Михаил» 2, ради обыскания утопшаго с того судна казенной денежной казны, правианта и артилерии и протчих разных материалов и припасов, о которой командировке оного Байбородина с командою сего 753 году декабря от 9 числа под № 988-м в Ыркуцкую провинциальную канцелярию доношением представлено.

Того ж де сентября 14 дня помянутой каптенармус Байбородин по благополучном прибытии на то место, где показанное судно разбило, и по прибытии де разоставя караул, и поручил из команды пристойное число вышедшему с того разбитого судна квартермейстеру Семену Щербакову и посланному из Охоцка за денежною казною комисару Кириле Уваровскому, чтоб они всякими способы отыскивали денежную и протчую ея императорского величества казну и артилерию, а сам де он, Байбородин, с пристойным числом командою неусыпно в том смотрение имел, дабы все тщательно такой утопшей немалой интерес обыскать могли. И быв де в том месте он, Байбородин, послал из лагирю своего подсмотр, где б возможность допустила признать бунтовщиков и изменников коряк, которые де, посланные от него подзорщики быв, и возвратились обратно в лагирь и объявили, что де против Валхаланской губы верстах шти имеется не малое число в жилищах своих изменников коряк юрты, и видели де они тех изменников. И по тому де подсмотренному объявлению немедленно он, Байбородин, с бывшими при всех за урядников солдатами и казаками, осмотря ружье и амуницыю, призывая всемогущаго бога на помощь, на означенных подсмотренных изменников в поход и вступили, и подошед де пустым местом тундрой под те вышепоказанные изменнические юрты, и отаковал и по отоковании того 15 числа взял он, коряк, три семьи да одну семью вызвал на выласку, итого четыре семьи, из которых де мужеской пол всех прикололи, токмо де из них одного человека удержали ради языку, и при том де взято ими в плен из женска пола четыре бабы да малолетних мужеска пола одиннадцать, итого пятнадцать человек. И того ж де числа сентября в свой лагирь обратно и возвратились благополучно, из которого де плену домогался он, Байбородин, о неприятельском намерени и роспрашивал, на что де оные пленные объявили: Валхаланской де губе от главных изменнических князцов оставлен прежде возмутившагося к бунту и измене князца Чеивитки брат его родной князец Меленку с родом для заготовления кормов к прибытию бунтовщиков и изменников чачеб 3 и коряк, ради в переездах в крепость от крепости и руских людей посылаемых с репортами перехватывая побивать смертно, и [126] ожидает де он Меленку из Тангуносу в сих числех изменников на семи байдарах.

И как де об оном означенной Байбородин удостоверился о том их воровском станке и злонамерению все ревностно ко взысканию и искоренению тех злодеев, того сентября 16 дня командировал он, Байбородин, из команды своей 20 человек пустым местом в тундру, а сам де он по тем известиям, что из Тангуноского мысу изменников коряк на байдарах валхаланские коряки ожидают, на двух байдарах в десяти человеках, поруча достальную команду квартерместеру Семену Щербакову и камисару Уваровскому, дабы отыскивали с утопшаго судна казенной интерес, в десяти человеках и следовал.

И как де вышепоказанные посланные от него, Байбородина, 20 человек походом шли, и тогда де нашли на них изменники коряки, самые легкие и воистые 20 человек, и сразились с ними, и видя де оные изменники, что с нашей стороны состоят в крепкой осторожности и сражении, и разошлись на две стороны. Показанной де князец Меленку что не с главными своими родниками и с ними двое тангуноских коряк убоясь и бросились под утес в приуготовленную ими байдару и намерены де были утти на отпрядыш Валхаланской и пошли де оные изменники на тех байдарах в море, то де в ту ж минуту в губу против Валхаланского отпрядыша он, Байбородин, на означенных двух байдарах подоспел, то де оные изменники, видя со обоих сторон людей, пристав байдарою своею к утесу, и ушли по приготовленным ими прежде ремням в имеющуюся в том утесе щель и ремни де поднели. И как де он, Байбородин, с командою тех злодеев во оной отъемной щели отаковали, точию де никоим способом приступить было невозможно, потому де что утес весьма высокой, а оная де щель в полуутесе от земли сажен десять, а от верху сажен с сорок, и к тому ж де та щель пошла не прямою чертою в камень, но в бок, в которую де из огненного ружья палить не знатно и гранат ручных бросать было невозможно, ибо де у оной щели вход закладен был теми изменниками на то припасенном лесом. То де он, Байбородин, употребляя к тому всевозможные способы, приказал утвердить сверху утеса ремни, и по тем де ремням от земли поднят был один казак и два человека из партовшиков коряк, и подаваемы были им травеные снопы, обливая нерпечьим жиром, чтоб крепко от того жиру горели, и зажгли у той щели вход. И притом от тех изменников и с нашей стороны происходила стрельба, и убили де из тех изменников в той щели одного человека, а достальных всех сожгли, которых де воров трупы ради опознания вытаскивали и усмотрели при том вышеозначенного Чеивиткина, брата князцу Меленку, побиты смертно с родниками ево в 15 человеках, а из команды де ево, Байбородина, через многое от тех изменников стреляние божескою милостью высочайшим ея императорского величества счастием спаслись все благополучно без всякого вреда.

А 17-го де числа сентября, собрав помянутой Байбородин команду, кроме тех, кои в лагире поручены были квартирмейстеру Щербакову и камисару Уваровскому для изыскания утопшаго казенного интереса, раскомандровав на пять байдар, и следовал на прежде раззоренной отпрядыш, и прибыв к тому отпрядышу и взошед на оной, точию де никого изменников получити не мог, но весьма де изготовлено ими паки на том раззоренном отпрядыше, чтоб оной возобновить, на юрты и на стены, откуда на него всход бывает, лесу и неводов китовых довольное число. То де он, Байбородин, собрав все оное в одно место, огню предал, сожег, да и прежние имеющиеся их юрты все ж выжег без остатку, дабы им нимало в том надежды впредь не следовало и того ж числа возратился он с командою в лагирь свой обратно благополучно, а ушедших де от показанного князца Меленки достальных родников ево изменников натти не могли.

И 18 числа того ж сентября командировал он, Байбородин, из лагирю в подсмотр изменников, но токмо де никого подсмотреть не могли, только [127] де найдено подле моря их изменнических нерпечьих сетей ради промыслов весьма многое число, которые де сети за тягостию в крепость не привезены и все де тамо огню преданы и созжены, чтоб паки в их изменические руки не попали.

А вышеупомянутые де взятые в плен и ради языку коряка привезены в Гижигинскую крепость, и он, Байбородин, того сентября 25 числа со всею командою прибыл благополучно, которой пойманной для языку коряка у походных дел накрепко распрашиван и пытан и через оное жестокое битье объявил, что вышеозначенной изменник Чеивитко и с ним коряка Эвек сообщились и имеют де жительство в Тангуноской стороне от устья реки Гижиги за Матугинским отпрядышем, растоянием в верстах в семидесяти, и ожидают де к себе по первому снегу чачеб и юкагирь, которые де намерены быть всемерно и отаковать Гижигинскую крепость. А акланские де и паренские, ягачинские, инткантские воры, бунтовщики и изменники коряки намерены походом быть на Товатомскую и Туманскую крепости, а хотя де и крепости вскоре взять и не могут, токмо де выпуску из тех крепостей верноподданным народом не будет, и дороги де намерены запереть. И как де слышно между речами от тех изменников в разговор, что де юкагири, изменив в анадырской партии и сообщились с чюкчами и уже де многие между собою и в сходства вступили и вознамерились к убивству руских людей и в том де всезлобном своем намерени находятся неотменны. А здешняго де берегу Пензенского моря воры и изменники коряки просят их, дабы им оные юкагири способствовали и сообщились с ними, чтоб в намеренном их злодействи вышеозначенную Гижигинскую крепость отбить и верноподданных в ней руских людей побить, которых те коряки и ожидают, и для де наездов показанных изменников чачеб и юкагирей вышеупоминаемой Чеивитко оставил и брата своего Меленку на Валхаланском мысу заготовлять к приезду тех изменников корма, которой и побит показанным Байбородиным, как и выше сего прописано. И по распросе оной пойманной ради изведания о тех измениках коряка искоренен смертно.

Во втором. Того ж де сентября 26 дня посланной из канцелярии Охоцкого порта за денежною казною и протчими приемами камисар Кирило Уваровской к походным делам репортом объявил. По командировании де их из оной походной парти ради изыскания казенного утопшаго интереса сыскан им, Уваровским, с разбитого морскаго судна брегантин «Михаила» из утопшаго казенного интереса денежной казны в 2 ящиках сребренных монетов четыре тысячи восемьдесят три рубли 36 копеек, медных денежек в двенадцати сумах сыромятных разбитых, к тому ж и сбираемых в кекурниках, триста пятдесят семь рублев 58 копеек, итого медных и сребренных денег четыре тысячи четыреста сорок рублев 94 копейки, а более де того он, Уваровский, из казенного интереса и из протчаго натти не мог.

В третьем. Тогож де сентября 29 дня поданным ведением показанной квартермейстер Щербаков объявил. Найдено де им с показанного разбитого судна дельного железа боутов, гвоздей и протчего по весу 26 пуд. 35 фунтов, свинцу 2 пуда 5 фунтов, лотов свинцовых два, весом 25 фунтов, да две пушки, токмо де оные пушки за неимением байдар в Гижигинскую крепость привести невозможно и оставлены де у того мыса в прикрытом месте, чтоб в изменнические руки не попали. И при том же де обыскано разного партикулярного мелочного шкарбета, кои на том судне путь следовали, токмо весьма от морскаго расола избило и изгнили и весьма ж негодны, которые и находятся под охранением при походной партии до указу.

В четвертом. Поданным де определенные от канцелярии Охоцкого порта за приемом денежной казны и протчего целовальники Якуцкого полку солдат Максим Брянской, казак Евдоким Кожевин репортом объявили. Из посланного де с ними для предосторожности казенного свинцу и протчаго [128] отыскано ими свинцу 7 пуд. 10 фунтов, железа полосоваго 2 пуда 20 фунтов, укладу 1 пуд, сум провианских порозжих драных и избитых от морскаго сильного волнения 55. И вышепоказанная денежная казна, железа и протчие припасы все приняты на лицо и в приход тамо записаны, точию из означенных денег состоящим у предосторожности солдатам и казакам для всеконечной их крайней скудости и смертнаго гладу на сей 753 год денежное и за хлеб деньгами жалованье по полтора рубли за пуд выдано с запискою в росход и с росписками, а кроме вышеписанного из утопшаго на означенном судне казенного интереса ни единой вещи, также из провианту, кроме порозжих сум, ни одного золотника обыскать и по се число не могли.

В пятом. Того ж де сентября 26 числа поданным к походным делам находящейся тамо у предосторожности кананир Данило Пушкарев репортом объявил. Отыскано де им из утопшаго с показанного судна казенного интереса из артилерийских припасов гранат штифунтовых 17, которые де подмочило морского водою и в действие де стали быть негодны.

В шестом. Сего ж де сентября 26 числа по известию парти от походных дел чрез пойманного ради языку коптенармусом Яковом Байбородиным изменника коряку, что де бунтовщики и изменники всех рек от Гижиги чрез Тангунос до Камчатского берегу, воровские коряки, чачеб и юкагири по всезлобному своему замерзелому намерению, желают на Гижигинскою, Таватомскую и Туманскую крепости оные раззорить и людей руских побить, как и выше о том в первом репорте прописано. И того де ради, чтоб по самой нужной крайней необходимости, поспешить к походной парти в сикурс людей, ибо де в Гижигинской крепосте парти служителей всех чинов действительно служащих и с прибывшими осталыи с разбитого судна 97 человек, из которых де для вышепоказанной опасности командировано в гарнизоны в Таватомскую крепость пять, в Туманскую крепость четыре, итого девять человек, а за раскомандрованием де в наличности при парти состоит с престарелыми и дряхлыми и больными 88 человек. Также и прислать ради предосторожности пороху пять пуд, кремней тысячю и на пропитание команде парти провианта, дабы от изменников наглого нападения, как и выше о том прописано, не помереть голодною смертию.

И по оным полученным из оной парти репортам, предостерегая ея императорского величества от изменнических всекрайнейших опасностей оной Гижигинской и протчих крепостей и верноподданных в них людей, чтоб в нынешную зиму по их всезлобному намерению не могли учинить какова бедства, по посланному сержанту Федоту Белогородову ея императорского величества указу, велено с командрованными от канцелярии Охоцкого порта ноября от 21 дня сего 753 году по прежде посланным от показанной походной парти предложением, ради отвозу во оную партию денежной казны, провианта, пороха и свинца и протчего команды Охоцкого порта служилыми и с пешими тунгусами и якутами по прибытии их в Туманскую крепость, оставя тамо посланной от канцелярии Охоцкого порта свинец, железо и уклад, чтоб тамошним трудным путем лехче было, понеже во оной походной парти, как в свинце, так в укладе и железе нужды ныне не зависит, ибо с разбитого судна из утопшаго казенного свинцу, железа и укладу найдено и пронятся без нужды тем могут, как о том выше сего прописано.

А с порохом и с денежною казною и провиантом велено следовать, как возможно, с предуспешением во означенную Гижигинскую крепость, дабы тамо за малолюдством людей по вышеозначенным известиям коряки и юкагири и протчих рек изменники сообщась не могли б оную Гижигинскую крепость взять и верноподданных народов побить. А в протчем же во всем в силу прежде полученных из оной походной партии [129] репортов предостерегая ея императорского величества высочайшей интерес и верноподданных ея императорского величества народов, как скоро возможно тогда, что сколько возмоглось по здешнему обращению канцеляриею Охоцкого порта к лутчему предускорить ради убежания всекрайнейшего их смертного гладу, за вышепоказанным несчастным случаем, за разбитием судна, великое число всякими случаями и с прилежнейшим старанием возможность допустила, оное все в показанную Гижигинскую крепость отправлением уже последовало очень пространно со всяким обстоятельством в посланном при сей же оказии декабря от 9 числа под № 988-м в Ыркуцкую провинциальную канцелярию доношением имянно представлено.

А во оную походную партию сержанту Сторожеву и каптенармусу Байбородину, по посланному ж ныне из канцелярии Охоцкого порта ея императорского величества указу, велено вышеозначенные отысканные с разбитого судна две пушки, кои оставлены в прикрытом тамо месте, всякими случаями домогаясь, привесть нынешним путем в крепость и сделать ими лафеты и поставить в принадлежащее предосторожности их место, дабы не могли оные пушки попасть в неприятельские руки, а каких именно калибр потребны к тем пушкам ядра и сколько числом, об оном велено им обще со обретающимися тамо артилерийскими служительми канцелярию Охоцкого порта репортовать, почему имеет без малейшаго задержания, каким путем способность воспоследует, канцелярии Охоцкого порта отправить немедленно. А во изыскании с показанного разбитого судна утопшаго казенного интереса с крепчайшим же подтверждением паки послан указ и велено всякими способы отыскивать, и что сколько взыскано будет — записывать тако в приход без проронки, и о том канцелярию Охоцкого порта со обстоятельством репортовать. А что же они, Сторожев с товарыщем, при последнем репорте требовал о присылке для всекрайнейших опасностей кремней хотя тысячю и на оное по справке в канцелярии Охоцкого порта, за отсылкою ныне во оную партию достальных за расходом остаточных двух сот кремней, ни единого уже в казне ея императорского величества не имеется и купить здесь не у кого, в чем зависит всекрайнейшая необходимость.

И того ради Ыркуцкую провинциальную канцелярию канцелярия Охоцкого порта покорне просит, соизволено б было за выше предписанными необходимостьми и крайними опасностьми прислать ради опасности во оную партию и в протчие крепости до трех тысяч кремней, ибо в том находится крайняя нужда, дабы без присылки оных кремней не малейшей остановки последовать не могло. И о выше предписанном состоянии походной парти от изменнической опасности и о протчем Ыркуцкая провинциальная канцелярия соизволит быть известна, а о присылке вышеозначенное потребное число кремней и по прежде посланному при сей же оказии декабря от 9 числа предложения, из чего за благо изволит разсмотреть сикурсованием ради предосторожности потребное ж число людей, как в том предложении пространно изъяснено, и что к лутчему за благо изволит Ыркуцкая провинциальная канцелярия, при помнение здешней канцелярии определить, об оном канцелярия Охоцкого порта покорне просит снабдить ея императорского величества указом.

Декабря 17 дня 1753 году.

На подлинном пишут. Пример маэор Афанасей Зыбин.

В должности с приписью канцелярист Иван Баженов. Подканцелярист Андрей Мигалкин. 4

Сенат, 1 департ., д. № 750, лл. 633-638; печатается по копии.


Комментарии

1. В оригинале «на нес».

2. Бринтантин «Архангел Михаил» был построен в Охотске для второй экспедиции Беринга. На бринтантине «Михаил» Шпанберг плавал к берегам Японии.

3. Чачебы — очевидцы, извращенное чаучу, т. е. коряки-кочевники.

4. Листы документа скреплены: «С копиями читал канцелярист Иван Булатов».