ВОССТАНИЕ АМАНАТОВ В АНАДЫРСКОЙ КРЕПОСТИ В 1751 г.

44. «Доношение» майора Зыбина в Иркутскую провинциальную канцелярию от марта 1753 г.

Сего 1753 году марта 7 дня получен в канцелярии Охоцкого порта из Гижигинской крепости партии походных дел от сержанта Аврама Игнатьева репорт, писанной во оной партии генваря от 23 дня сего 1753 году. Написано: февраля де 18 дня от анадырской стороны наипущей возмутитель, вор и изменник оленной коряцкой князец их Айвулан Омъятов, которой, учиня в прошлом 751 году в Анадырском остроге смертное убивство, и бежал в Камчатку и, сообщась тамо бывшаго ж вора и изменника коряцкого князца Эвоинты Косинкова с родниками, чинил по оной Камчатке верноподданным ея императорского величества ясашным иноземцам немалое раззорение и смертное убивство и острожки их огню предавал, о котором ево воровстве минувшаго 1752 году июля 26 числа под № 494 в Ыркуцкую провинциальную канцелярию доношением объявлено. Собравшись оной Айвулан с родниками своими в двух стах да с тамошними оленными юкагири с двадцатью пяти да с акланскими и с тангуноскими пешими и оленными коряками семидесяти пяти человеками, всего в трехстах, подбежав под самую крепость на оленях в санках, и стал против самой Гижигинской крепости на зарешной стороне лагирем, а сам он, Айвулан, объявя себя, якобы от обид и от налогу капитана Шатилова в Анадырском остроге учинил измену и убивство, а ныне де пришел с ясашным платежом и попрежнему быть в подданстве под высокосамодержавную ея императорского величества рукою, как и напредь сего они злодейственными своими обманами чинили смертные убивства, такими ж вымышленными своими случаями и во оной партии хотели обмануть и побить смертно, но токмо де до такого их злонамерения всемогущий бог не допустил. Таким случаем того ж генваря 19 числа учинили с теми изменниками военною рукою баталию и, помощию всемогущаго бога и счастием ея императорского величества, от тех злодеев отбились, из которых изменников упоминаемого их князца Айвулана ранили смертно да из родников ево двух человек, да двух юкагирей побили, тогда оные воры и отступили прочь. А с нашей де стороны побили казака Василия Горзякова и отхватили от фузеи штык да саблю, а протчих всех бог спас.

И ныне де означенные злодеи ездят поблизку около крепости явно и состоят от тех изменников в немалой опасности и в осаде, что и из крепости вон вытти невозможно, понеже де от содержащаго их гладу команды походной партии служители едва в крепости без пропитания живы находятца и почти с тень их шатаетца, и к тому ж весьма малолюдство, и поступить с теми изменниками военною рукою никоими способы невозможно [123] и в том де более ныне находитца в опасности, что уже никаких припасов к пропитанию их не имеетца; из имеющихся тамо запасаемых рыбных кормов едва до февраля месяца могут с нуждою пропитатца, а буде ж показанные изменники от Гижигинской крепости не отступят и по посланным от него ордирам как из Тауйска, Ямска и Туманской крепости с кормами не пропустят, то де и спасения получить им не чаятельно, о котором претерпеваемом их тамо смертном гладе и от всегдашней от неприятеля крайней опасности и о протчем со всяким обстоятельством сего 754 году февраля от 25 числа под № 33-м особливым доношением пространно представлено.

Да того ж марта 7 дня сего ж 753 году в репорте от оной походной партии написано. Февраля де 2 числа Гижигинская крепость от неприятельского нападения состоит благополучна, и обретающихся в ней служители все живы, а вышеозначенной де неприятель с 24 числа генваря месяца от крепости отступил, а где де ныне обретаетца, неизвестно, а знатно де, что главной их возмутитель оленной коряцкой князец Айвулан уже злохитрошное ево умышление угасло и от показанной смертельной раны умре и настоящаго поводца у тех злодеев не стало.

А отправленная в означенную партию денежная ея императорского величества казна и малая артилерия и посланной на место показанного сержанта Игнатьева командиром сержант Сторожев с командою, всего семидесяти человеках, и с пристойным числом набранных из острогов рыбным кормом прибыл на реку Вилегу февраля 5 числа благополучно и намерен выступить в Таватомскую крепость того февраля 7 числа, которого Сторожева с командою и с денежною казною и с артилериею со отправления ево чаятельно, что уже по нынешнее число, ежели, от чего боже сохрани, от неприятельского нападения никакого препятствия не последовало, в [Г]ижигинскую крепость прибыл, понеже как от реки Вилеги до Таватомской крепости и от Таватомской крепости до Гижиги по взятому от здешних обывателей описанию состоит не в дальном растоянии. И о вышеписанном Ыркуцкая провинциальная канцелярия соизволит быть известна. А по прежде посланным от канцелярии Охоцкого порта предложениям о присылке денежной казны по способности провоза серебреных монетов и сухим путем на лошадях потребного в тех предложениях числа провианта и для сикурсования людей соизволит Ыркуцкая канцелярия, как наискорее, милостивно резолюцию учинить и снабдить ея императорского величества указом.

Марта 12 дня 1753 году.

На подлинном пишет тако. Пример маэор Афанасей Зыбин.

Подканцелярист Иван Баженов.