ВОССТАНИЕ АМАНАТОВ В АНАДЫРСКОЙ КРЕПОСТИ В 1751 г.

43. «Репорт» капитала Якутского полка Шатилова в Иркутскую провинциальную канцелярию от 30 июня 1751 г.

В Иркутскую провинциальную канцелярию сибирского гарнизона Якуцкого полку от капитана Шатилова репорт.

Сего 1751 году прошедшаго июня 3 дня за отбытием моим из Анадырской крепости с командою вниз по реке Анадырю за недостатком провианта и за весьма скудостию рыбного корму, где имеются обыкновенный оленныя и рыбныя ловы до урочищ Родионова далее и до Бани, а паче для предосторожности от неприятелей чюкоч, дабы нынешним летним времянем водяною коммуникацию не подошли к Анадырской крепостей не учинили б высочайшему ея императорского величества интересу ущербу и верноподданным ея императорского величества народом незапного нападения и смертнаго убивства и оной Анадырской крепости повреждения, и за оным моим отбытием, слабостию и понаровкою камисара якуцкого служилого Андрея Корякина, которой мною ордирован был декабря от 24 дня минувшаго 750 года, чтоб ему содержащихся аманатов весьма содержать под крепким караулом в ясашной избе в казенке безвыпускно. А он, Корякин, тех аманатов содержал слабо, и всегда были выпущены из казенки и жили свободно в крепости по разным анбаром, и давал им собственный свои пологи, также и порутчик Кекеров ордирован же был июня от 2 дня сего ж 1751 года, чтоб ему над ним камисаром иметь смотрение, дабы означенные аманаты всемерно по вышеписанному ж содержаны были в казенке под караулом безвыпускно. И от того их камисара Корякина слабого содержания, неведомо через какие способы, сидя в аманатах, получа луки, стрелы и копья, сего июля 8 на девятое число в полночь в крепости в ясашной избе предъявленныя аманаты анадырские оленныя коряки князец Айвулан Омъятов с товарыщи, всего 15 человек, изменили и имеющагося ясаула и одного караульного казака, также и своих аманатов трех девок закололи и потом в крепости стоящих у казны и у ворот двух часовых закололи ж и, выскоча из ворот калиткою прибехши к гоубвахте, одного часоваго, паки побили и ранили гранодера одного, солдата одного, казака одного ж и бросились в лес и унесли с собою побитых часовых две фузеи с лядунками и с патронами.

И того ж моменту командированы были от порутчика Кекерова для поимки тех бунтовщиков и изменников, а паче в сикурс к имеющемуся в карауле в казенном оленном табуне за капрала солдату Никите Рушкову, у коего было в команде рядовых 24 человека, из оного числа послано в Анадырск с пойманными беглыми арестантами трое в оленной табун, на караул шесть, дабы они, неприятели, на тех караульных незапно не пали и смертно не побили и оленьего табуна не отогнали, солдат и казаков и протчих чинов тридцать человек в команду пятидесятника Верхотурова, которой пришедши к табуну сего ж июля 9 числа, а имеющияся в том табуне пастухи коряки ж, коих было 7 человек, еще до прибытия того числа паки по согласию с помянутыми Айвуланом Омъятовым убили караульных: солдата одного, трех казаков и оленной табун угнали за реку на остров, которой табун предъявленной пятидесятник Верхотуров с командою от них изменников возвратил и, переправя за реку, перегнал к урочищу Бурнову камню и поймал из изменников коряк одного мужика да двух женок с девочкою. Да кроме оных в крепости пойманы один табунной же коряка да из содержащихся с аманатами их работниц три женки, который содержатца под крепким караулом, и оставя в помощь предъявленному солдату Шуркову к прежним 16-ти человекам 16 же, итого 32 человека с ружьем и аммунициею, а сам он, Верхотуров, с достальными в 14 человеках [122] возвратился в Анадырскую крепость, понеже при оной осталось в карауле при порутчике Кекерове солдат и казаков малое число, только 26.

И после отбытия ево, Верхотурова, сего ж июля 12 дня означенные ж изменники Айвулан Омъятов с товарыщи, пришедши к тому табуну, паки незапно неприятельски напали на означенных солдата Шуркова с командою и побили смертно гранодера одного, солдата одного ж, ружье и аммуницию их себе побрали, также и оленной табун угнали весь без остатку, в чем помянутым камисаром Корякиным и пойманными изменниками табунными коряками и протчими, кем надлежит, имеет быть следовано и по окончании оного писано будет в Ыркуцкую провинциальную канцелярию без упущения, а об оном же в Якуцкую и в Охоцкую канцелярии сообщено промемориями июля 30 дня 1751 году.

На подлинном пишет тако. Капитан Шатилов.

Подканцелярист Алексей Мельников.