Восстание коряков в 1745-1749 гг. и участие в нем камчадалов.

ПОХОД ПОРУЧИКА КЕКЕРОВА ПРОТИВ ВОССТАВШИХ КОРЯКОВ В 1749 г.

40. Секретное «доношение» Иркутской провинциальной канцелярии в Сенат от 3 мая 1750 г.

Минувшаго марта 12 дня репортом из Анадырска Якуцкого полку порутчик Семен Кекеров представлял. По вступлении де ево с командою в поход против бунтовщиков и изменников генваря 30 да 26 чисел февраля минувшаго 749 году послано было солдат и служилых 30 человек в коряцкие оленные табуны, которыя де поймали двух коряк, прибывших с Пареня реки, и те изыманные коряки по протчем в роспросех показали. Посланы де они от изменника оленного коряки Тыкыетога для проведывания о походе на них российского войска, а он де, Тыкыетог, тремя юртами стоит на Парене.

А 27 числа того ж февраля, оставя он, порутчик Кекеров, у Аклана реки сотника Котковского с командою, а с собою взял солдат и служилых до ста тридцати человек и для поиску того изменника с великим ревностным и неусыпным успехом следовал шесть дней, которого де при реке Парене остановил, но однако ж де Тыкыетог от них пошол на побег с [112] великою торопостию, отстреливаясь из луков, оставя свой оленной табун и обозные возовые санки и скарб.

И гнались за тем изменником еще двои сутки денно и ношно на оленях и на лыжах пешие и ностичь не могли, затем что от великого глубокого снегу как у солдат, так и у служилых олени пристали, к тому ж де марта против 3 числа в ночи был великой ветр со снегом, так что света не видеть и едва друг друга сведали, которой ветр продолжался суток до двенадцати, и тогда он, Тыкыетог, ушел на Чендон к изменникам. А по прибытии к Каменному сидячему острогу марта 15 числа на приступе ранен он, порутчик Кекеров, из фузеи между крылец да в левую ногу в колено, от которых ран обдержим весьма великою болезнию.

И изменники против означенного числа в ночи, прирезав жен и детей своих человек до тридцати, ушли из того острогу в Ягачинской острог, и в погоню за ними посланы были служилыя, токмо они, изменники, засели в осаду в пещеру и приступитца к ним нельзя для того де, что в тое пещеру ходят на ремнях, а солдаты и служилыя отошли благополучно.

И из них, изменников, как у Тыкыетога, так и в том Каменном остроге взято в плен мужеска и женска полу больших и малых до сорока пяти человек, и некоторые из них коряк по распросам касаютца к пытке, а другие и публичному наказанию. И хотя де покойному маэору Павлуцкому с изменниками велено поступать, но однако ж де он, порутчик Кекеров, без указу чинить того смелости не имеет, и из предъявленных изменников коряк до получения на оное в резолюцию указа свобождены из под караулу на поруки лутчим оленным корякам, а другия содержатся под караулом. Да особливо взято из полону у изменника Тыкыетога служилого Трифона Крымского жена с сыном да в Каменном остроге взяты ж от них изменников Ивана Енисейского сын, которой отдан для содержания до возрасту ево пятидесятнику Ивану Дягилеву с роспискою, да бывшаго Акланского острогу служилого Павла Баева жена с двумя небольшими девками и по вышеписанному ж отдана для содержания Спиридону Егорову с роспискою ж.

А означенные де изменнические острожки Каменной и Ягачинской раззорены и вовсе созжены, а Жирового острогу к изменникам посыланы были служилые и лутчие оленные коряки для призыву их попрежнему паки в ясашной платеж, который обещали 1749 году осенью платить ясак и взятое ими из Акланска оружье и пушку отдать обратно, а Паренского и Олюторского острогов сидячие коряки ясак платят и впредь платить обещают, только де без аманатов, затем что оной Паренской и Олюторской остроги от Анадырска в немалой обширности обстоят, ибо во оные острожки из Анадырска, как вперед, так и обратно обращаются на добрых оленях в два месяца, а у тех иноземцов оленей и собак не имеетца и аманатов в Анадырск перевозить не на чем, к тому ж де оные иноземцы и напредь сего ясак плачивали за означенною их невозможностию без аманатов. И по выходе из походу один солдат волею божиею умре. А маия де с 30 числа имеет он, порутчик Кекеров, отправитца с командою вниз по реке Анадырю на судах для поиску неприятелей чюкоч и ради промыслу оленей и рыбы до урочищ Родионова и до Бани. А о полученной от изменников добыче приложен при том репорте реэстр из подлинных роспросных речей из иманных коряк точные копии; того ради из Ыркуцкой провинцыальной канцелярии ко отправленному в Анадырск в партию главным командиром капитану Шатилову послан ея императорского величества указ, велено как с вышеписанными так и впредь со взятыми в полон изменниками и в поиске и во искоренении немирных иноземцов поступать ему, капитану, по силе данных покойному маэору Павлуцкому и порутчику Кекерову инструкцей [113] и много посланных ея императорского величества о том указов во всем непременно без упущения времяни и без потеряния ея императорского величества высочайшаго интереса, и что происходить будет, Ыркуцкую провинциальную канцелярию почасту репортовать. А от правительствующего Сената Ыркуцкая провинциальная канцелярия сим доношением покорно просит, чтоб повелено было помянутого порутчика Кекерова за вышеявленные ево оказанные против неприятелей ревностные поступки и за понесенные раны, для придачи ему и впредь по нем другим в такой нужнейшей и многотрудной партии охоты, повышить чином, каким правительствующий Сенат за благо разсудить изволит.

А с вышеявленного реестру и с роспросных изменнических речей приобщены при сем точные копии.

Лоренц Ланг

Маия 3 дня 1750 году