Восстание коряков в 1745-1749 гг. и участие в нем камчадалов.

ПОПЫТКА СОВМЕСТНОГО ВОССТАНИЯ КОРЯКОВ, КАМЧАДАЛОВ И ЧУКЧЕЙ И УЧАСТИЕ КАМЧАДАЛОВ В ВОССТАНИИ КОРЯКОВ.

39. Допрос служилого из камчадалов Ивана Лазукова, первая половина 1746 г.

Выписано о бунтовстве и измене ясашных иноземцов тоена Умьевушки, по крещении Стефана Евдокимова сына Колегова, с протчими и служилых двух братей родных Алексея и Ивана Лазуковых, нарицаемых камчуков, из скасок Ламахаручева острога новокрещенаго ясашнаго иноземца Петра Орликова да Еловки реки тоена Тавача, по крещении Нефеда Лазарева, и протчих на вопрос вышепомянутому Нижняго Камчатского острога служилому Ивану Лазукову, которой допрашивая и сказал.

Вопрос/Ответ

1
На 1

По отпуск твой от камчатскаго архимандрита Иоасафа Хотунцевскаго ты, Иван Лазуков, на Юмгиной реке у сидячева коряки тоена Умьевушки в остроге жил ли и сколько времени.

По отпуск мой от его высокопреподобия во остроге у Умьевушки до побития ясашных сборщиков жил одне сутки, а после побития тех сборщиков жил недели с три.

2
На 2

Но данному тебе от его высокопреподобия отпускному письму ты, Лазуков, в Нижней Камчатской острог ко объявлению в команду в то время не бывал зачем.

По отпуск от его высокопреподобия поехал я со служилым Антоном Котловым для своих собственных нужд, а наипаче для одежды во Олюторск, и жили тамо с неделю и оттуду поехали на Панкару реку к тоену Ивашке, в котором остроге, будучи я с Котловым, наехал на нас возвратившийся с путя с анадырского иеромонах Иоасаф с протчими при нем. Ночевали одну ночь, и встав поутру, оной иеромонах в Нижней Камчатской острог с товарищем моим Котловым поехали, а я для собственных своих долгов отлучился на Паллан в Верхней острог и ночевал тамо одну ночь, обратно возвратился на показанную Панкару реку. И прибыв на оную, услышал, что тоен Умьевушка в попутных острогах, чтоб нас, казаков, не пропускать, заказал, а была от него, тоена Умьевушки, застава у большова Начики для неслышания в Нижнем остроге о той измене каковой вести, и был при той заставе онаго большаго Начики есаул Камкач. Того ради я по данному от его высокопреподобия отпускному письму в Нижней острог ко объявлению в команду убоялся и не бывал.

3
На 3

В находящейся ныне от тоена Умьевушки и родников ево и олюторов измене в одном согласии со оным тоеном Умьевушкою единомышленником был ли и посланных из Нижняго Камчатского острога служилых Стефана Шапкина с товарищи колол ли и ково имянно.

По приезде моем из Верхняго Паллана на Панкару реку ночевал во оном остроге ночь, и наехал на меня брат мой родной Алексей с тоеном Умьевушкою и зятем Агеулин к Ивашке в острог и, [107] вызвав из юрты в лес, брат мой и тоен Умьевушка стали говорить: идешь ли де ты с нами в измену, по которому з[о]ву я им итти в измену слова не давал, на что они мне угрожая говорили, что буде де ты нам заутро не будешь, то мы де к тебе паки приедем, чего ради я, убояся их пристрастия, ночевав во оном остроге ночь, поутру в острог к Умьевушке поехал, и по приезде моем в тот острог оной тоен Умьевушка начал мне вторично говорить; идешь ли ты де с нами в измену, буде не пойдешь, то де тебе живому не быть. И в то время будучи брат мой в мохоморе, вскоча на меня, копьем хотел заколоть, чего я паче убоялся, итти в измену слово дал и в одном согласии с ними был, а что из посланных ясашных сборщиков Стефана Шапкина с товарищи никого не колол.

4
На 4

Оной измене и убивству ясашных сборщиков возмутителем был ли, и Нижней Камчатской острог тем изменникам совет подавал ли, и каким образом вы то учинить думали.

Оной измене и убивстве ясашных сборщиков возмутителем я не был, а возмущали оную орду брат мой Алексей с тоеном Умьевушкою и со олюторами, и Нижней Камчатской острог разгромить совет я им не подавал, а подавали они ж, Алексей с Умьевушкою, и хотели, приехав на Аратугу реку и оставя там в растоянии осьми верстах до острога для утаения собак, его крика собак, и итти под острог на лыжах и взять здешний острог с горы с задняго бастиона на утренной зоре, когда руские крепко снят.

5
На 5

В бытность Озерной реки Хотомначикина острога родника его Керуги в остроге у Умьевушки ты, Лазуков, с братом своим и с олюторами оному Керуге приказывали ли, чтоб он, когда увидит Орликова, сказал ему, чтоб он, Орликов, с вами ж был в одном согласии, а к Камаку в острог для призывания оного Камака с ево родниками или куды инде к тоенам во оное ваше согласие кого посылали ль.

Оному Керуге, чтоб он, ежели увидит Орликова, сказал ему о бытности ево в одном согласии с изменниками, я не приказывал и ево, Керугу, не видал. А Карымча Черной от большого Начики Корючев родник с партиею чрез Еловку во все остроги для возмущения иноземцов ехать хотел, а чрез Столбы и протчия остроги по другой стороне быть намерены были брат мой камчук с тоеном и родниками ево и протчими олюторскими мужиками по насту на костяных полозьях.

6
На 6

Чюкчи, коряки и юкагиры и протчии на погромление здешняго Нижняго Камчатского острога к вам вспоможение придти хотели ль и карагинский тоен Экча у тех коряк оленной табун гнать сюда наймом подряжался ли.

Оленные коряки и олюторы на погромление Нижняго Камчатского острога в споможение к тоену Умьевушке притти хотели, а о бытии чюкчей и юкагиров [108] к нему, тоену, в споможение я не слыхал; и о найме гнать оленной к Нижнему острогу табун карагинским тоеном Экчаю не слыхал же.

7
На 7

Ты, Лазуков, с братом по намерению взять здешняго Нижняго Камчатского острога в построеных здесь хороших домах жить хотели ль и ожидать с моря судов для взятья оных обманом намерены ль были, а Умьевушкин зять Канач на Авачю с оленным табуном для ожидания судов, который из Охоцка прибудут, быть хотел ли, а протчия ваши сообщники, совокупясь с тигильскими, на погром в Большерецк и в Верхней остроги итти намерены ль, и по тому злонамерению кто из сообщников ваших пошли ли.

По взятье Нижняго Камчатского острога в хороших домах жить я намерения не имел, а хотели жить брат мой камчук с тоеном Умьевушкою, а имянно: в новопостроеных покоях отца архимандрита брат мой камчук, и хотели ево, отца архимандрита, и всех живущих в остроге убить и веру христианскую истребить, а жить хотели попрежней своей шатости, и живучи в остроге, хотели, обож[д]ав с морских островов с промышленными людьми судов, взять обманом. А о бытии на Авачю тоена Умьевушки зятя Канача со оленным табуном, для ожидания из Охоцка судов и их истребления, я не слыхал. А к протчим сообщникам тоен Умьевушка Верхнего Паллана иноземца Айгахлавола к ним в острог и в Нижней Палланской острог посылал с приказанием таковым, чтоб они, совокупяся с тигильскими мужиками, шли через Еловку на, погромление в Нижней Камчатской острог, а пошли ли они, о том он, Умьевушка, известия никакова не получал. А имели намерение по взятье Нижняго Камчатскаго острога, совокупяся все партии, итти на погром в Верхней и Большерецкой остроги.

8
На 8

В летнее время на скольки байдарах олюторы с женами и с детьми, тако ж и чюкчи совсем на поселение в Нижней острог приттить намерены, и буде такое намерение было, то в какое время.

Оленные и сидячие коряки и олюторы на байдарах морем, а на скольки байдарах, о том сказать не знаю, быть хотели без жен в вешнее время, когда лед от земли вдаль на море отнесет, а о бытии чюкчей в Нижней острог не слыхал.

9
На 9

Юкагиры и чюкчи колымскую дорогу, не допуская руских людей к проезду в Анадырск, заперли ль.

О запертии юкагирами и чюкчами колымскую дорогу к недопуску руских людей во Анадырск не слыхал, точию от олюторов слышал я, что проезжаемую из Охоцка во Акланск дорогу чондонские мужики заперли.

10
На 10

Коряки с чюкчами замирение возымели ли и притом, доколе де вам между собою иметь брань и от руских терпеть, говорили ль, и чтобы руских людей на сей земле не было, всех до единаго искоренить намерены ль.

О замирении коряк с чюкчами и ни о каких происходимых между ими речах я не слыхал. [109]

11
На 11

Оленные коряки, изобрав близ здешняго острога моховое оленное кормовище на оном, переселяся оттуда, жительство иметь хотели ль.

Оленине коряки хотели, изобрав место между Карагою и Юмгиною рекою, жить тамо, а что ж о переселении к Нижнему острогу с табуном коряк не слыхал.

12
На 12

Сообщники ваши камчадалы в самом здешнем остроге жить хотели ль и брата твоего Алексея Лазукова камчука командиром иметь намерены ль были.

Оные камчадалы в самом остроге по побитии живущих в нем жить хотели и брата моего камчука атаманом иметь намерены были, и он того сам желал.

13
На 13

Умьевушкина и Карагинского острогов тоены с родниками их скоро себе единомышленников и изменников олюторов и оленных дальних коряк быть ожидали ль, и рыбныя про них кормы пасли ль, и со оными изменниками оные тоены в одном согласии для погромления в Нижней острог быть намерены ль были и в которое время.

Умьевушка и карагинской тоены и брат мой Алексей скоро быть себе единомышленников оленных дальных коряк и олюторов ожидали, а рыбной про них корм не припасали, за имением во оных острогах вахни и юколы. И оные коряки и олюторы чрез своего родника Умьевушке заказывали: буде де мы нынешним вешним временем не будем, то де в летнее время, совокупись, все на погром в Нижней Камчатской острог пойдем байдарами.

14
На 14

В бытность погромления и смертнаго убивства в Столбовском остроге живущих иноземцов тоеном Умьевушкою с протчими ты, Иван Лазуков, с братом при том с ними был ли и тех людей колол ли.

При погромлении и смертном убивстве в Столбовском остроге живущих иноземцов я с братом и с тоеном Умьевушкою и протчими не был и никого не колол, а были мы в то время на море.

15
На 15

По намерению вашей измены на сколько частей партию изменническую для погромления всех здешних камчатских острогов вы разделяли и в каком многолюдстве.

По намерению нашей измены разделяли партию для погромления Нижняго Камчатскаго острога на три части: во 1-х, олюторы и оленные и сидячие коряки и брат мой камчук и по насильству их и я хотели итти под острог подле моря чрез Столбы; во вторых, камчадалы, по Укинскому брегу живущие, чрез Еловку; в третьих, палланские мужики, совокупясь с тигильскими, с Тигиля чрез Еловку, а в каком многолюдстве каждая партия учреждена была, за незнанием руского щета сказать не знаю. [110]

16
На 16

Когда брат твой Алексей Лазуков приехал на Камчатку реку ж тоену Ивашке в острог, ты в то время во оном был ли, а прибыв он, Алексей, и увидя тебя, что с тобою о измене говорил ли и каким случаем.

Будучи я в остроге на Панкаре у Ивашки, в то время наехав брат мой Алексей во оной острог с Умьевушкою и зятем ево Агавлин, начали меня насильно к измене призывать, по которому з[о]ву я много от них отговаривался, однако ж убоялся их страха, к ним в острог наутро поехал, о чем я в третьем пункте подлинно показал.

17
На 17

Из того Умьевушкина острога, как пошли вы на море для ловитвы морской нерпы, хотел ли брат твой Алексей с тобою быть в тот острог или нет.

В бытность нашу на море на льду при ловитве морской нерпы имел намерение обратно брат мой камчук в острог к Умьевушке итти и меня звал, по которому з[о]ву и я с ним итти хотел же, точию во время нашего на том льде сна, по нашествии от земли ветра, тем ветром на оном льде нас отнесло на море и носило целый месяц и принесло к Укинскому носу. И пристав к земле, со оного льду сошли на землю, и брат мой камчук хотел итти обратно к Умьевушке в острог и меня с собою звал, токмо я ево не послушал, пошол сюда в острог. И видя брат мой, что я в острог пошол, то и оной брат мой со мною же не отрекся.

18
На 18

Акланской острог мором поморен ли и того ж присудствия сидячими коряками взят ли, тако ж и бывший во оном командир Енисейской с солдатами убит ли и кем, и сколько при том побитии изменниками взято ружья, пороху и свинцу, и у кого тое все имеется и буде оное злодейством учинено, ты, Лазуков, с братом при том с теми изменниками был ли, и между теми изменниками олюторами и протчими соравнительных вам с братом единомышленников не находится ли кого из руских, и от кого о том не слышал ли.

От олюторов слышал я, что Акланской острог мором поморен и того ж присудствия сидячими коряками взят, и бывшей во оном командир Енисейской с двумя солдаты оленными коряками убит, и протчия ево команды солдаты назади оставшихся чендонскими и пареинскими мужиками убиты ж. А о ружьях и о порохе и свинце, у кого оное ныне имеется и сколько того было, не знаю, и я при том не был и на котором месте их убито не знаю. А между изменниками олюторами находится беглой партовщик Кузька, которой оных олюторов ружьем стрелять обучает и ко всякому злонамерению наставляет.

19
На 19

Отправленной от камчатского архимандрита Иоасафа Хотунцевскаго во Анадырск иеромонах и при нем студент, дьячок и пономарь убиты ль и кем, и которая при нем отправлена была церковная утварь где ныне имеется, и господина маэора Павлуцкаго с командой оленной табун, на чем он с партиею ездил, изменниками отогнан ли и кем.

Оной иеромонах и при нем студент, дьячок и пономарь оленными коряками на долу между Акланским и Анадырским на их кочевище, когда он их при [111] ехал крестить, убиты, а о церковной утваре, где она ныне имеется, не слыхал. У господина маэора Павлуцкаго оленной табун, на чем он с партиею ездил, оленными коряками отогнан.

20
На 20

Харчина острога тоен Стефан Чаплин в остроге у Умьевушки был ли и в измену с вами итти хотел ли, и вы его к тому призывали ль.

Оной тоен Харчин в остроге у Умьевушки не был, и я ево не видал, токмо слышал о нем в бытность в остроге у Умьевушки, от Умьевушкина родника Кулеча, будто бы оной Харчин, когда был у Умьевушки осенью в остроге, говорил: мне де в остроге от казаков житья нет и буде де бы здешней хотя един острог изменил, я бы де к той измене в помощь притти готов был.

21
На 21

И в сем своем допросе ты, Иван Лазуков, сказал самую ль сущую правду без всякой лжи и утайки под опасением смертной казни.

В сем моем допросе и в вышеписанных пунктах я, Иван Лазуков, сказал самую сущую правду без всякой лжи и утайки под опасением смертной казни 1.

Сенат, 1 департ. д. № 1552, лл. 96-100.

Комментарии

1. Листы документа скреплены: «К сему допросу вместо Нижняго Камчатскаго острога служилого Ивана Лазукова ево прошением Нижняго ж Камчатскаго острога служилой Савин Пономарев руку приложил».