Россия, Калифорния и Сандвичевы острова. (Исторический очерк). Н. Вишняков (6)

VI.

Ранее уже упоминалось о торговых сношениях Российско-Американской компании с Сандвичевыми островами. Теперь остановимся подробнее на указанных отношениях, едва не повлекших за собою утверждение русского владычества на этих островах.
Первые подробные, лично собранные сведения о Сандвичевых островах доставил в Новоархангельск Гагемейстер, посетивший их в 1809 г. на корабле «Нева». Гагемейстер был поражен природными богатствами этих островов и писал, что «любой из них мог бы доставлять все необходимое для русских колоний и портов на Восточном океане: сахарный тростник для выделки рому и сахару, сорочинское пшено, туземное хлебное растение — таро, ничем не уступающее обыкновенной муке». Королем Сандвичевых островов, объединившим почти всех их, был в то время Томеомеа I (по более распространенной у канаков транскрипции Katehateha30). Прибытие русского судна сперва испугало короля, которого американцы уверяли в намерении русских основать факторию в его владениях, но затем он отнесся очень доверчиво и любезно к Гагемейстеру и продал ему большое количество соли и сандального дерева, несмотря на то, что избегал заводить торговлю с иностранцами.

В 1812 г. Сандвичевы острова вновь посетило приобретенное у американцев Барановым судно, на котором находился уполномоченный главного правителя Слободчиков. Король Томеомеа принял его очень благосклонно и послал Баранову в знак своего особенного уважения почетный шишак и плащ из разноцветных птичьих перьев. Слободчикову удалось приобрести для русских колоний запасы провизии в обмен на меха.

В 1814 г., имея в виду поддержать дальнейшие дружественные связи с Сандвичевыми островами, Баранов вновь снарядил туда экспедицию на компанейском судне «Беринг» под начальством шкипера Беннета, с поручением закупки съестных припасов. Судно это у острова Кауаи (Каоиаи) — называвшегося русскими Атуай — от бури разбилось и большая часть груза была выброшена на берег. Король остр. Кауаи Томари (по туземному иному произношению Kaumualii) не был склонен возвращать русским выброшенный морем груз, хотя и дал русскому экипажу скудное количество съестных продуктов, благодаря представлениям приютившего у себя русских американского шкипера Шмидта.

Для выручки захваченного имущества Баранов отправил в 1815 г. на Сандвичевы острова в качестве своего уполномоченного доктора Шеффера, который на американском судне «Изабелла» благополучно достиг остр. Оаху — резиденции кор. Томеомеа. Для удачного выполнение своей миссии Шеффер имел в виду воспользоваться враждебными отношениями Томеомеа и Томари, из которых последний был единственным политическим соперником короля Томеомеа. Томеомеа принял Шеффера сперва очень благосклонно, но слухи, распускаемые изгнанными из Новоархангельска американцами, будто Шеффер подослан русскими с целью разведать о том, как бы легче овладеть островами, изменили расположение короля. Обстоятельство это заставило доктора Шеффера, с согласия, впрочем, короля Томеомеа, удалиться на остр. Кауаи к королю Томари. Удачное лечение Томари от водяной болезни и любимой его супруги от лихорадки приобрело доктору расположение и неограниченное доверие короля острова Кауаи. Томари не только согласился возвратить Баранову захваченный им русский груз с судна «Беринг», но заключил с Шеффером договор, в котором ставил себя в полную зависимость от Российско-Американской компании. Договор этот заключал в себе следующие пункты: 1) корабль «Беринг» и захваченный на нем груз должны быть возвращены русским за исключением некоторых, нужных для короля вещей, за которые он обязывался заплатить сандальным деревом. 2) Король обязуется доставлять ежегодно в русские колонии полный корабль сушеного таро. 3) Все сандальное дерево на островах отдается в распоряжение д-ра Шеффера, и торговля этим предметом производится только с компанией. 4) Русские имеют право учреждать фактории во всех местах владений Томари. Д-р Шеффер с своей стороны обещал доставить Томари для завладение островами, находившимися во владении Томеомеа, 500 человек и несколько судов с приличным вооружением. За это король обязывался уплатить компании сандальным деревом. Сверх того Шеффер принимал на себя командование войсками короля Томари, и компании должна быть уступлена во владение половина острова Оаху, после того как он весь будет отнят у короля Томеомеа. Наконец, по особому соглашению, король Томари со всем подвластным ему народом отдавался покровительству русского императора.

Еще до получение известий от Шеффера, Баранов послал к нему, для подкрепления требований, два судна «Открытие» и «Ильмень», на которых находилось до полусотни алеутов, предназначенных для заселение ими фактории, если Шефферу удастся получить разрешение на их постройку. Дальше этого планы Баранова не простирались. Получив донесение о договоре Шеффера с Томари, Баранов испугался последствий и нареканий за самовольно предпринятую экспедицию. Он немедленно написал Шефферу, что без разрешение главного правление не может одобрить заключенные им условия, тем более, что Сандвичевы острова, но слухам, состоят под покровительством Англии, убеждая Шеффера возвратить в Новоархангельск бриг «Ильмень».

Между тем Шеффер получил от короля Томари долину Банален на сев. стороне острова Кауаи и еще рядом два или три участка превосходной земли (у бухты Гонолулу) и построил небольшой редут, вооруженный пушками; на форте развевался русский флаг; кроме того Шеффер принялся вооружать форт в Куаимеа (Quaimea),—резиденции короля Томари. Чтобы еще более склонить последнего на свою сторону, Шеффер купил американскую шхуну «Lydia» и подарил ее королю.

К сожалению, предприимчивость Шеффера не была поддержана и в Петербурге, хотя можно смело сказать, что небольшая дипломатическая переписка могла оградить русские притязания от соперничества иностранцев, и не нужно было сколько-нибудь значительной вооруженной силы, чтобы помочь компании приобрести важнейший опорный пункт в Тихом океане. По докладе Александру I просьбы короля Томари о покровительстве, государь признал неудобным ее исполнение, почему компании было поручено отклонить по возможности дружелюбным образом желание короля, возвратит, ему постановленный на сей предмет с Шеффером акт, и ограничиться поддержанием с островом мирных и торговых сношений. Что же касается до земель, уступленных королем Томари компании, то было разрешено ей пользоваться ими, если это признается выгодным.

Впоследствии возвращение королю акта о покровительстве было отменено. Государь пожаловал королю Томари золотую медаль на ленте ордена Св. Анны с надписью: «Владетелю Сандвичевых островов Томари, в знак дружбы его к Россиянам», и сверх того кортик в дорогой оправе и кармазинный плащ с золотыми кистями и позументом.

Король Томеомеа не оставался равнодушным к действиям д-ра Шеффера. Точно также не бездействовали американские купцы, производившие правильную торговлю с Сандвичевыми островами, весьма опасавшиеся соперничества и захвата островов русскими. В 1816 г. им удалось приобрести у кор. Томари участки земли и построить на них свои фактории и затем, достигнув влияние на короля, уничтожить фактории Шеффера. В виду двух врагов — американцев, успевших овладеть волею короля Томари, и короля Томеомеа, пославшего против русских наряд своих войск, европейски вооруженных, под начальством своего первого министра Каланиману—Шеффер и бывшие с ним русские, потеряв все свое имущество, должны были спасаться бегством на русском судне «Кадьяке». Шеффера туземцы чуть-чуть не утопили но совету американцев, он лишь чудом спасся от смерти. Удаление Шеффера с Сандвичевых островов происходило в средине 1817 г. После его отъезда на островах оставалась еще горсть русских на остр. Оаху во главе с промышленником Таракановым, и ей удалось возвратиться в Новоархангельск лишь в следующем (1818) году.

Необходимо отметить то отсутствие взаимной выручки и поддержки, ту несогласованность отдельных действий различных русских деятелей в данное время, которое навряд ли возможно было у какой-либо другой национальности. Этим явлением розни и отсутствие координированных действий вполне объясняется неудача, постигшая так блестяще начатую попытку русских утвердиться на Сандвичевых островах. Как на факт, подтверждающий вполне эту мысль, можно указать на посещение кап. Коцебу в 1816 (в самом конце года) этих островов. Когда корабль «Рюрик» прибыл в Гонолулу, то Коцебу не только заявил королю Томеомеа о том, что образ действий Шеффера не одобряется русским правительством, не только не принял никаких мер для оказание помощи Шефферу и другим соотечественникам хотя бы для поддержание престижа русского имени, но даже подарил Томеомеа две восьми фунтовых мортиры с большим числом снарядов, пороха и т. д. 31 32), точно приглашая туземцев разрушить русские поселение и сбить русский флаг… Благодаря этому кап. Коцебу, правда, приобрел почти даром у Томеомеа съестных припасов для «Рюрика» и был очень радушно принят самим королем, но не избежал столкновение с островитянами, которые подобно ему не умели отличать одних русских от других…

В 1818 г. Шеффер вошел с запискою к министру внутренних дел (Б. П. Козодавлеву), в которой объяснял весьма подробно все выгоды от торговли с Сандвичевыми островами и от занятие одного из них для учреждение русской фактории и указывал на то число судов и людей, которое необходимо для успешного выполнения предприятия. Министр потребовал мнение компании. Совет компании вместе с главным правлением признавал справедливыми доводы Шеффера о выгодах, которые могут предстоять колониям, Камчатке и Охотску от снабжения их произведениями Сандвичевых островов, в особенности, если иметь в владении один из них, но что для приведение в исполнение предприятия, в той мере, как это будет признано удобным, компания будет ожидать распоряжений правительства.

По докладе об этом государю, им было повелено: объявить компании нижеследующее: «повелев компании при самых благоприятных обстоятельствах, то есть при полном расположении Томари к русским и добровольной просьбе его о покровительстве России, отклонить это предложение и ограничиться только дружественными и торговыми сношениями с Сандвичевыми островами. Его величество основывал свою волю на твердом убеждении о неудобствах ближайших отношений к означенному владельцу, оправдавшихся впоследствии на самом деле, следовательно, тем более находит в настоящее время, что мысль о водворении русских на одном из Сандвичевых островов имеет весьма мало основания, но при том, одобряя намерение компании восстановить дружественные связи с сандвическими владетелями и желая ей успеха, его величество надеется, что при благоразумных распоряжениях и осмотрительном выборе исполнителей поручений компании, она приобретает те же самые выгоды, что и при водворении на островах—и что всем начальникам кругосветных казенных судов будет предписано объявлять везде в тех отдаленных местах, что компания пользуется покровительством его величества. Что же касается до подарков, назначенных от высочайшего имени владельцу Сандвичевых островов Томари, то компании предоставляется употребить их по своему усмотрению».

Таким образом мечты Баранова и предприятие д-ра Шеффера33 окончательно не удались. По замечанию Дюфло де Мофра, «вероятно опасности и издержки, сопряженные с утверждением на Сандвичевых островах, были в глазах русского правительства и Российско- Американской компании преувеличены, и недостаточно выставлены выгоды, которые проистекли бы впоследствии от подобного занятия».

Дальнейшие сношения русских с Сандвичевыми островами ограничивались лишь случайными торговыми экспедициями, подобными тем, о которых упоминалось выше, с целями приобретение там тех или иных продовольственных запасов и в особенности соли, да стоянками в гавайских портах наших военных судов во время кругосветных плаваний для освежение запасов.

Благоприятный момент для приобретение первоклассной морской станции на Тихом океане, столь важной при предстоявшем появлении во флоте паровых судов и способной играть громадную роль в нынешних мировых событиях на Дальнем Востоке,— был навсегда упущен.

Отказавшись от всяких политических планов, довольствуясь без хлопот получением барышей, Российско-Американская компание не решалась более повторить попытки приобретение влияние на Сандвичевых островах.

В заключение остановимся на эпизоде, относящемся к попыткам вольной русской колонизации на островах Великого океана34.

В 1809 г. несколько из служащих компании в Новоархангельске, недовольные строгим режимом управление колониями Баранова, составили против него заговор. Главными руководителями заговора были промышленники Наплавков (из сосланных в Сибирь на поселение приказных) и Попов (из крестьян). Наплавков ранее был в Камчатке и там ознакомился понаслышке с подробностями возмущения Беневского35 — из ссыльно поляков—конфедератов, — убившего окружного начальника капитана Нилова, разграбившего казенные деньги и имущество и на судне ушедшего благополучно в Кантон. Намерением заговорщиков было убить Баранова, жившего у него в доме штурмана Васильева, американца Кларка, а также сыновей Баранова, захватить деньги, оружие, крепость, съестные запасы, взять с собой на судно женщин и под общим начальством Попова, получившего у них звание хорунжего, при содействии штурманов Пиехова, Ворошилова и Линкена на новом судне «Открытие» уйти в открытое море.

На захваченном корабле было предположено следовать к остр. Пасхи, или к Разбойничьим и Марианским, или же вообще к каким-либо малонаселенным островам в горной части Тихого океана, и поселиться там, основав вольную русскую колонию. По пути предполагалось заехать на Сандвичевы острова, куда раньше их не могла придти весть о событии, там продать не без выгоды различные компанейские товары и приобрести себе запасов продовольствие па первое время. План этот не удался, заговор в самом начале был открыт Барановым. Один из заговорщиков, поляк Лещинский, боясь неуспеха, выдал Баранову остальных товарищей, и они все были арестованы при составлении письменного акта, который они готовились подписать. Шестеро главных инициаторов предприятия были Барановым отправлены в оковах в Охотск для предания суду. Дальнейшая участь их неизвестна.

Так окончилась без успеха, убитая в самом зародыше, попытка образование «казацкой» вольной колонии на одном из островов Тихого океана.