Отписка Нерчинскаго воеводы Ивана Власова окольничему и воеводе Федору Головину...

1686г. июля 26 . — Отписка Нерчинскаго воеводы Ивана Власова окольничему и воеводе Федору Головину о происшествиях в Даурии с июня 1685 по 26 июля 1686 года и о возобновлении Албазина, разореннаго Китайцами.

Господину Федору Алексеевичю Иван Власов челом бет. В прошлом, господине, во 193 году, июня в 12 день, пришли под Албазинской острог неприятелские Китайские люди водою на бусах и горою на конех, во многом собранье, с пушками и со всяким городовым приступным огненным боем, и Албазинской острог взяли, а воеводу Алексея Толбузина по договору отпустили; и он Алексей пришел ко мне, господине, в Нерчинск июля в 10 день. И Албазинские служилые и промышленные люди и пашенные крестьяне, которые с ним Алексеем пришли, били челом великим государем, а мне, господине, говорили непрестанно, чтоб их из Нерчинска отпустить, для их разоренья, в хлебное место (За сим тоже, что в Отписке Нерчинскаго воеводы Ивана Власова к Енисейскому воеводе князю Константину Щербатову о положении дел после взятия Китайцами Албазина и о принятых им мерах к постройке новаго города или острога на реке Амуре до слов: а по каким де образцом земляной город велел он Алексей делать, и таков образец послал он к великим [259] государем к Москве. ). А по ведомости, господине, Нерчинских и Албазинских людей, которые Нерчинские служилые люди были в Албазине и Албазинские служилые люди приезжают в Нерчинск, в нынешнем де во 194 году в июне месяце Албазинской город достроен, толко башни не покрыты. Да июля в 25 день писал ко мне в Нерчинск из Албазина Алексей же Толбузин, а в отписке его написано: в нынешнем де во 194 году, июля в 7 день, пришли под новой Албазинск неприятелские Китайские люди на бусах с огненным городовым приступным боем и горою конми многими дорогами, и на низу Амура реки на отъезжих караулех побили и переимали Албазинских служилых людей двадцать дву человек; и он де Алексей в Албазинску от неприятелских Китайских людей с Албазинскими служилыми людми и всяких чинов в осаде; а с отпискою прислал служилого человека Афонку Лебедева, а с ним прислал Албазинского пашенного крестьянина Федкина сына Федосеева Оксенку, которой взят был в полон в Китаи в нынешнем во 194 году.

А передо мной, господине, Албазинской служилой человек Афонка Борисов сказал: Албазин де город достроен весь, толка де башни не покрыты, и для всякого де времяни колодезь в нем выкопан; а десятинные де пашни и у служилых и у промышленых и у всяких присевщиков и у пашенных крестьян их пахоты посеено всякого хлеба болше пяти сот десятин; а в Албазинском де городе запасного хлеба у всяких чинов людей на осадное время тем людем, которые ныне в Албазине в осаде, будет на год, а водою де нескудно. А пашенного крестьянина Федкин сын Оксенка по допросу передо мною сказал: в нынешнем де во 194 году, в великой пост, приехав в Албазинской уезд Китайские легкие люди, и его де Аксенку в лесу с Покровской заимки взяли в полон и привели де его на Наун и на Науне де его Оксенку допрашивали про Албазин и что в нем людей и пушек и всякого ружья и пороху и свинцу, и прежние ль де люди, что в Албазине были, или вново Присланы? И он де Оксенка в допросе сказал им; как де приходили под Албазин в прошлом во 193 году Китайские Люди и взяв острог, а воеводу Алексея Толбузина и всяких чинов людей отпустили в государские городы, и он де Алексей всяких чинов с людми дошел до Нерчинска, а из Нерчинска де, господине, я его Алексея через Камень в Удинск не пропустил, и проведав, послал де его Алексея из Нерчинска с теми ж людми на Албазинское разореное место, а в прибавку де послал новых служилых людей, которые де присланы из городов, тысячю пять сот человек, а велел де строить город и жить в том новом городе; и город де построен земляной. А про пушки де сказал он Оксенка толко пять пушек, 40 пуд пороху, а в прибавку де к тому прислано будет из Нерчинска вскоре восмь пушек да пуд со сто пороху. И держали де его в Китаех за караулом недель с восмь; и как де из Китай богдокан под Албазин послал своих. людей, которые де ныне пришли, а его де Оксенку те люди взяли с собою и привезли де на бусах в Албазинской уезд, и не дошед де до Албазина за пять верст, дав ему Оксенку писмо, отпустили в Албазин, а велели де в Албазине говорить, чтоб де воевода и служилые люди учинили по прежнему, как в прошлом во 193 году. А пришло де Китайских людей под Албазин на сте на пятидесят бусех, а на бусе де шло на болших по 40 человек, а на середних по тридцати и по двадцати человек, в том де числе не малое число Никанских неволных людей в работе без ружья; а ружья де пушек с сорок; а ручной де бой у Китайских людей [260] лучной, а пищалей де малое число; а лошадей де с ними шло тысячи с три, а гнали де тех лошадей люди с бус, переменяючись. А слышел де он Оксенка от Китайских людей: толко де Албазин по прежнему возмут, и те де Китайские люди пойдут и под Нерчинские остроги; а толко де Албазина не возмут, и они де прочь не пойдут, а хотят де быть в Албазинском уезде около городу, и для сему де на полях насееного хлеба привезли с собою серпы. А по отпуску, господине, из Нерчинска, в Албазине июля по 26 день служилых и промышленных людей и пашенных крестьян 826 человек, 8 пушек медных, 3 пищали затинных, пушка верховая, к ней 30 гранатов пудовых, 140 гранатов ручных, 5 ядер духовых, 112 пуд 36 Фунтов с полуфунтом пороху ручного и пушечного, 60 пуд 6 Фунтов с полуфунтом свинцу; а что, господине, наличного пороху и свинцу за росходом в осаду в Албазинском осталось, о том мне в Нерчинск Алексей по вышеписанное число не писывал. Да июля ж в 15 день прислана ко мне в Дауры великих государей грамота из Сибирского Приказу, за приписью дьяка Тимофея Протопопова, с Московскими стрелцы с Сидорком Чюлошниковым, с Мишком Лучинниковым, а в той великих государей грамоте написано: ныне в Даурах с Китайскими воинскими людми что у меня чинитца, о том мне велено писать к великим государем к Москве с теми ж Московскими стрелцы. А в розговорех оне Сидорко и Мишка передо мною сказали: по указу великих государей вёлено де быть в Даурской земле с полком со многими ратными людми воеводою тебе, господине; а приход де твой в Енисейск будет в августе месяце. А в Нерчинску, господине , во всех Даурских острогах служилых и промышленных и всяких чинов людей 394 человека, и те все живут по роз ным острогам, 7 пушек, 66 пуд одна четь пороху ручного и пушечного, 77 пуд 36 фунтов с полуфунтом свинцу. И на выручку, господине, Албазина послать мне из Нерчинска, за малолюдством, некого, и о присылке в Даурскую землю легких ратных людей для обороны Даурской земли укажи, господине, учинить по указу великих государей. А с сею отпискою послал я к тебе, господине, наспех Нерчинских острогов конных казаков десятника Карпушку Юдина, июля 26 числа.

Черновой отпуск. Акт принадлежит Археографической Комиссии.

Воспроизводится по:
Дополнения к актам историческим, 1867г, т. 10, СПб. стр. 258-260.

Tags: