Восстание коряков в 1745-1749 гг. и участие в нем камчадалов.

ПОПЫТКА СОВМЕСТНОГО ВОССТАНИЯ КОРЯКОВ, КАМЧАДАЛОВ И ЧУКЧЕЙ И УЧАСТИЕ КАМЧАДАЛОВ В ВОССТАНИИ КОРЯКОВ.

36. «Скаска ясачного иноземца» Орликова от 13 апреля 1746 г.

1746 года апреля 13 дня Ламахаручевского острога новокрещеной ясашной иноземец Петр Орликов, при присудствии заседающих господ высокопреподобнейшего отца архимандрита Иоасафа Хотунцевского и ревизий мужеска полу душ благородного господина капитана Завьялова, Якуцкого полку капрала Алексея Лебедева и прикащика Осипа Росторгуева, сею скаскою объявил.

Апреля де 3 дня сего 1746 года отправлен он был по ордеру от приказной избы чрез Столбы до Озерной реки для наведывания тайным образом таковой вести, не убили ли посланных для ясашного сбора служилых Степана Шапкина с товарищи, до которой реки он и доежал. А того ж апреля 7 дня приехал он на Озерную реку к тоену Отомначике, в оном остроге первую нощь ночевал и о побитии ясашных сборщиков у тоена спрашивал, [97] токмо оной тоен с родником своим Керугой, а по крещении Семеном Минюхиным сказали: ясашныя де сборщики за сбором ясашным ушли на остров и затем де их долго нет, что знатно лед разбило и нельзя им обратно попасть. А того ж апреля 8 дня услышал он, Орликов, от тоена Хотомначики и с родника ево Керуги, что оныя сборщики конечно имеются на острове. Того ради оной Орликов объявляющего ему о том иноземца Керугу для вероятного к команде объявления звал в Нижней острог, которой напротив того говорил: «пойдем де мы в юрту». И будучи он, Орликов, с ним Керугой в юрте, между протчим оной Керуга ему объявил, что де сборщиков поголовно всех на Юмгиной реке у Умьевушки четверо олюторов, Карагинской тоен и Алексей с братом Лазуковым убили, и при том говорил в бытность де ево, Керуги, у Умьевушки олюторы и Алексей с братом Лазуковым говорили: ежели де увидишь Орликова, скажи ему, чтобы он с нами ж был в одном согласии, а чюкчи де, коряки и юкагири на погромление здешняго Нижняго Камчатского острога к нам в споможение притти хотят, и нас де людей много, руским людям не поддадимся и приедем де все с женами и с детьми в здешней Нижней Камчатской острог и, которые де там имеются хорошие дворы, в тех де будет жить Лазуков с командою и будет де ожидать с моря судов. При чем оной Керуга ему, Орликову, приказывал: вы де с Ламахаручем знаете, когда с моря суда приходят, смотрите, чтоб де они, прибыв к берегу, назад на море не ушли, а возьмем де мы их обманом. А на лето де две байдары олюторов с женами и с детьми, а имянно тоен с братом, которого имени он, Орликов, сказать не знает, уже совсем на поселение в Нижней острог приттить намерены, а на Авачу де будет Умьевушкин зять Канач с табуном и будет де ожидать судов, который из Охоцка прибудут.

А другия де пойдут, совокупясь с тигильскими, на погром в Большерецк и в Верхней остроги. И при том оной Керуга ему, Орликову, сказывал, что де в Большерецке людей немного, и хотя де этих наших руские люди и прибьют, то де на лето будут чюкчи, которых де руские люди убить никак не возмогут, а юкагиры де и чюкчи колымскую дорогу уже заперли, коряки же де с чюкчами замирение возымели, объявляя: доколе де нам между собою иметь брань и от руских терпеть, мы де их, чтоб они на нашей земле не были, всех до единого искореним 1. А оленныя де коряки изобрав близ здешняго острога моховое оленное кормовише, будут на оном, переселяся оттуду, жительство иметь, а наши де камчадалы будут жить в самом остроге и иметь командира Алексея Лазукова камчюга. А хотели де они быть в острог по насту на костянных полозьях в нынешнем же апреле месяце и взять острог с северной страны с задняго бастиона на утреней зоре, уповая, что де руские люди во оное время весьма разоспятся. И на вышепредложенныя речи Керуги, Семена Минюхина ясашной иноземец Петр Орликов, опасаясь, чтоб не принять ему от того Керуги с прочими смерти, сказал ему: я де с вами в заговоре быть готов, только де пришлите ко мне четырех человек, которые де бы мне, когда наши родники подымутся в поход и будут на Столбы, весть поддержали. И на то оной Керуга ему, Орликову, сказал: я де твои речи, чтоб он к тебе тех людей прислал, Умьевушке скажу, а к прочим де тоенам, а имянно Поучева острога к Камаку, по крещении Стефану Кузнецову, с Уки реки от Начики, по крещении Ивана Колегова для призывания онаго Камака во общее согласие послан де будет того ж острога иноземец Карымча Черной, а по крещении Алексей Тихонов сын Антипин. И при всех вышеписанных Керуги с ним, Орликовым, разговорах представляет он свидетелей Столбовской реки есаула Ломача, по крещении Потапа Колегова, и Тениву, по крещении Петра Холщевникова, да вышеписанного ж Хотомначики зятя Кожача, по крещении Ивана Невотчикова, которых он с собою сюда в Нижней Камчатской острог и привез для доказательства, и в сей де своей скаске сказал он, Орликов, самую истину без всякой лжи и утайки и в том он во всем [98] вышеписанном утверждается. У сей скаски иноземческие речи переводили здешняго Нижняго Камчатского острога служилыя Егор Иконников, Савин Пономарев да Охоцкой команды служилой же Василей Мохнаткин.

Петра Орликова иноземческие речи переводил служилой Василей Мохнаткин и вместо оного Орликова руку приложил. У сей скаски вышеписанного новокрещеного камчадала Петра Орликова иноземческие речи переводил служилой Егор Иконников и руку приложил. У сей скаски вышеписанного новокрещена камчадала Петра Орликова иноземческие речи переводил служилой Савин Пономарев и руку приложил.

Сенат, 1 депорт., д. № 1552, гл. 80-81.

Комментарии
1. Братья Лазуковы не подтверждают сообщения Орликова о предполагаемом участии чукчей в восстании коряков. И Алексей Лазуков и Иван Лазуков говорят о том, что «о замирении коряк с чюкчами и ни о каких происходимых между ими речах» они не слыхали.

Однако о том, что переговоры чукчей с коряками, правда, несколько позже, имели место, говорят показания казака Кузнецкого, попавшего в 1754 г. в плен к чукчам. В 1755 г., рассказывает он, «приезжал из коряк один человек, а как ево зовут, не знает... с таким объявлением, что коряки желают с ними, чюкчами, между собою жить вместе и на росийских в поход ходить обще, на что те чюкчи объявили, что они с коряками мирится не желают, а желают мирится с росийскими людьми» (см. документ № 70). Для нас здесь интересен факт переговоров, что же касается ответа чукчей, то он представляется с высшей степени сомнительным, ибо не прекращавшаяся борьба чукчей с русскими говорит об обратном. Показательным является и то «положение, что именно в тот период, когда восстали коряки и камчадалы, чукчи наиболее активно борются с русскими.