Восстание коряков в 1745-1749 гг. и участие в нем камчадалов.

Начало восстания коряков в 1745 г., методы борьбы и принимаемые меры для их усмирения.

32. Допрос служилого Потапова от 21 июня 1751 г.

Понеже с прошлого 1746 году с начатия бунту и измене живущими вкруг Пензинского моря оленными и пешими коряками в каком состоянии Акланской острог находится и кем и от чего оной и каким случаем раззорен, о том и поныне в канцелярии Охоцкого порта достоверно и подлинного известия, хотя Охоцкая канцелярия от присланных из Ямского острогу изменников коряк и домогалась, токмо оного за пресечением изменниками пути в подлинно получено не было. А сего 1751 году июня 21 дня в канцелярии Охоцкого порта прибывшей сего июня 11 числа из Якуцка на почте с указами ея императорского величества команды Охоцкого порта служилой, которой был в Акланском остроге Иван Потапов допрашивая, а в допросе показал.
Прошлого де 1745 году в ноябре месяце в бытность ево, Потапова, в Акланском остроге, в небытность сержанта Ивана Енисейского, которой тогда был в Охоцке, прибыли из Анадырского острогу в Акланск партии сержант Алексей Мокрошубов да служилый Иван ... бикин 1 для встречи едущаго из Охоцка в Анадырск иеромонаха Флавиана 2 со свитою да дв ... 3 Анадырского платежа оленных коряк в Анадырской острог с оленными табунами, князца Косинского с родниками, гранадер Иван Мамруков, служилые Козьма Ерганьин, Афанасей Решетков, Лев Баигачев, Василей Онофриев, да за ясашным сбором Анадырского платежа из коряк Антипа Кармалин, Алексей Юрганин, Иван Проидошин, Афанасей Кожевин, всего одиннадцать человек, и быв во оном Акланском остроге дни с четыре, того ж ноября 19 числа поехали означенные Мокрошубов с товарищи к имеющимся по реке Аклане у моря пешим корякам, которые жили разстоянием от Акланского острогу например верстах в шестидесяти в двух юртах всего мужеска полу человек семь. А он де, Потапов, да служилой Степан Беляев того ж ноября 20 числа поехали за оными ж Мокрошубовым с товарищи для взятья упромышленной ими в лете рыбных кормов, то де недоехав до вышеупоминаемых пеших коряк от юрты их в виду разстоянием менее десятины, увидели убитого на самой дороге из вышеупоминаемых команды гранадера Мамрукова, служилого Льва Баигачева, которой лежит наг в одних штанах, а оных Мокрошубова с товарищи побили, приехав к вышеозначенным пешим корякам, вышеупоминаемой Косинской с родниками и прибывшие из протчих близь того места из ыноземческих острожков, из Жачинского и из Каменного, из Жирового, из Косухи некого живущие в тех острожках пешие коряки, то де он, Потапов, и товарыш ево Беляев, поворотя собак своих от юрты, и поехали обратно по дороге, а изменники де коряки, вышед [88] из юрты, стали их звать к себе, токмо оне к ним не пошли, то де отъехав от юрты например верст с пять за худобою собак своих он, Потапов, от товарища и остался и, отшед с дороги, стал под утес, то де миновав с час изменники коряки на оленях погнали вслед их, и не видав ево за темностию ношною и за тогдашнею пургою и паки обратно миновав с час же, поехали в юрты, а он, Потапов, пролежал под утесом. И разговаривали между собой по коряцки, что де нам их несустичь, понеже де осенью у руских собаки жирны. И пропусти де тех изменников, он, Потапов, и поехал в Акланской острог и, шед всю ночь, приехал уж днем под вечер.

И тако де означенная измена и убивство учинилось в начале в Акланском остроге от возмущения оленного коряцкого князца Косинского, а их де было в остроге и с ним, Потаповым, 12 человек, а имянно: служилые Козьма Коротких, Степан Беляев, Иван Колесов, Иван Ослоповской, Иван Черной, Трифон Крымской, Прокопей Шемаев, Никифор Солдатов, Алексей Тарбыкин, Иван Арзамас, Андрей Старков, и тако де они, Потапов с товарищи, и засели в том Акланском остроге в осад[е], и вышеупоминаемые де изменники коряки Косинской с товарищи на оленях в третей день, то есть ноября 26 дня, приехали всего человек со сто и более, и того де дни до прибытия тех изменников к острогу вышел от них для осмотру поставленных на крупашки пленок служилой Петр Карпов, то де оные изменники, напав на него незапно, не допустя до острогу сажень за сто, застрелили из луков и подступили под острог, от которых де отбились стрелянием из острогу из огненного ружья, токмо из изменников никого не побили, понеже стоят в отдаль. И простояв оные изменники одне сутки, паки от острогу отступили прочь и в третей де день паки подступили под острог и отошед чрез дни четыре и три, паки подступили к их острогу всего раз пять, токмо никакого им зла не учинили.

И между де тем времянем в декабре месяце приехал к ним в Акланск из Анадырского острогу за сбором с живущих около Акланского острогу Анадырского ведомства с коряк ясака якуцкой служилой Михаило Сорокоумов всего в трех человеках, а того де дни, которого он, Сорокоумов, к ним приехал, изменники, стояв под острогом, ввечеру отступили. И приехав, оной Сорокоумов засел с ними в остроге в осад[у], и сидели в осаде ноября с 26 числа 745 по 746 год до марта месяца, а пропитание имели самое нужное: ели сети сученые из китовых жил, и ремни нерпичьи, и подошвы от торбосов и едва де все с гладу не примерли.

А вышеозначенного де марта месяца 746 году, услышав о той измене и убивстве, в Анадырском остроге бывший маэор Павлуцкой прислал к ним в Акланск на выручку за прапорщика Петра Трошина с командою всего во сте пятидесяти человеках, а изменники де до прибытия к ним означенного Трошина отступили от них недели за три. И прибыв оной Трошин в Акланск, ночевав одну ночь, и поехал со всею командою на устье реки Аклана, где побили вышеупоминаемых Мокрошубова с товарищи, токмо де изменников никого в том месте не нашли, а убежали на реку Ягачю и, собрав убиенных показанного Мокрошубова с товарыщи тела, привезли в Акланской острог и похоронили в том остроге. А оной де за прапорщика Трошина с командою пошед ко оным изменникам на реку Ягачю и, не учиня к ним никакого приступу, токмо взяв от тех изменников одного аманата, которые изменники якобы сказали ему, что оне будут ясак платить в третей год, а тогда де у них от убивства руских людей руки кровавы, и якобы затем и ясаку им платить нельзя. И приехал он, Трошин, от них обратно в Акланск и, оставя в Акланском остроге для обережи острогу партии капрала Ефима Пермякова с командою в двадцати пяти человеках, и уехал обратно в Анадырск.

И жили они, Потапов с товарыщи, в Акланском остроге до июня месяца, а того де месяца июня 746 году приехав из Анадырска, сотник [89] Алексей Котковской и увез с собою в Анадырск означенного Пермякова в трех человеках, а у них оставил при команде солдата Ивана Сокуева, которой Сокуев в том Акланском остроге определен был закащиком и жил июля до 8 числа и пошел с командою из Акланского острогу по реке Аклану вниз и в разстоянии от их острогу версты с четыре промышлять рыбу, а в остроге де рыбных промыслов не бывает, токмо промышляют в самую осень. И взяли с собою и взятого от изменников с Ягачи вышеупоминаемого аманата, да другова аманата Акланского острогу, для того де что их в остроге пропитать было тогда нечим, а для обережи острогу оставил ево, Потапова, да служилых Козьму Короткова, Бориса, а чьих прозванием сказать не упомнит, Никифора Солд[ат]ова, Алексея Тарабыкина, и вышеозначенной де взятой от изменников ягачинских аманат от помянутого Сокуева убежал, то де оной Сокуев, оставя у промыслу четырех человек: Прокопья Шемаева, Андрея Старкова, Афанасья Змиева, да Гилева, а как зовут именем сказать не упомнит, с достальною командою пошел в лодках искать оного аманата вниз по реке Аклану к морю и, отошед де например верст с сорок, постречал на реке Аклане идущих к Акланскому острогу в байдарах ветхих, то есть лодки малые, походом изменников многое число, которые изменники означенного Сокуева с командою, не допустя до берегу, и покололи на воде копьями, токмо де с того побоитца убежали Акланского острогу служилые Степан Беляев, Иван Черной, Трифон Крымской, да партовщики Федор Соболев, Иван Матвеев, Иван Оконешников, Антон Петров, да еще три человека, а как их зовут, сказать не упомнит, и из оных де служилых пришед в Акланской острог Трифон Крымской о том убивстве ему, Потапову с товарыщи, росказал.

То де они и за неимением у них никакого пропитания, и что им в том остроге шести человекам спастись никак невозможно, пороховую казну в двух малых флягах, например весом в обоих один пуд, закопали в остроге в одном углу от жилья далее, да одну пушку малую и оружье закопали в онбаре под мост, а денежной де казны в том Акланском остроге не было, а присланные жалованные дачи деньги все употреблены были еще в бытности сержанта Енисейского в дачю служилым, взяв [с] собою образ Николая чюдотворца на цке шестеришной да псалтырь следованную старую и, выступя из острогу, пошли тундрою в Анадырск и, отшед от Акланска ден десять, вышли на реку Черную и за обдержащим их гладом далее итти уже мочи не возымели и зимовали на той реке Черной, а пропитание имели промышлением связанною из пестрединной рубахи сетью рыбою кетою, да зимою промышляли крупашек. И из них вышеозначенной Короткой да Борис, а чьих прозванием не знает, с той реки Черной по выпаду первого снегу пошли в Анадырской острог, а он де, Потапов, да Крымской, Колесов и Солдатов на той реке Черной, как выше показано, и зимовал и в марте месяце 747 году с той реки Черной пошли они, Потапов с товарищи, в Анадырской острог и того ж де марта месяца вышли в Анадырск. То де из ушедших от них прежде Короткой вышел в Анадырск, а товарищ его Борис, не дошед до Анадырска, помер голодом, а ушедших де с побоища Сокуева в 746 году прибыли до них в Анадырск охоцкой команды Степан Беляев да партовщиков Гилев, Соболев, Зеленовской, …… 4, Зуев, а Прокопей Шамаев да Иван Черной утерялись без вести.

То де он, Потапов, прибыв в Анадырской острог, жил до октября месяца 747 году, а в октябре из Анадырска Поехали в Олюторской острог, которой еще тогда был не в измене, за сбором ясака сборщик Михайло Сорокоумов с командою, то де и он, Потапов, для осмотру Акланского острогу, в каком состоянии оной находится, попутно и поехал, и едучи обратно из Олюторска он, Потапов, да Степан Беляев с партовшиками Ефремом Котельниковым, [90] с Петром Куклиным, да с Егором, а чьих прозванием не упомнит, в Акланск и поехали, а как де прибыли в Акланск, то де оной острог уже весь раззорен и созжен, токмо оставлено одно зимовье, которое стояло в отдаль от острогу, а пороховая де казна, которую закопал он, Потапов, в землю, и пушку и оружие все выкопано и взято изменниками, а у кого оная пороховая казна и пушка и оружие имеютца, того он, Потапов, не знает, токмо де нашли одну фузею, покинута в отдаль от острогу, которую взяв, и отвезли в Анадырск. И отдал он, Потапов, закащику якуцкому служилому Екиму Новогородову да свою данную в Охоцке от бывшего командира господина Дивиэра фузею ж с ледункою без патронов и образ Николая чюдотворца и псалтырь, в чем имеет за рукою ево росписку, которую объявляет при сем допросе.

И осмотрев де тот Акланской острог, и уехали обратно в Анадырск, и прибыли уже в марте месяце в 748 году, и жил во оном Анадырском остроге до 749 году до марта месяца, и того ж де марта, дав ему, Потапову, да товарищам ево Ивану Ослоповскому, Козьме Андрееву из Анадырской партии полкового двора за рукою командующаго тогда над партиею прапорщика Ковалева пашпорт, отпущен в Якуцк и велено явитца в Якуцкой или в Охоцкой канцелярии, а прибыл де он, Потапов, в Якуцк в 750-м году в декабре месяце, а сего 751 году апреля 1 дня послан он из Якуцкой воеводской канцелярии в Охоцк на почте с указами ея императорского величества.

А товарищи ево Ослоповской прибыл в Якуцк прежде ево, Потапова, и услан минувшего 750 году из Якуцка в Ыркуцк за колодниками, а товарищ ево Козьма Андреев остался в Нижнем Колымском зимовье, затем что поднятца оттудова ему не на чем, понеже ехали из Анадырска до Якуцка на своем коште

А Акланской де острог построен был на острову между рекой Пензинской и Акланской в самой стрелке, ибо де Аклан река пала в Пензину реку, и место де болотное и понимает летом водою, и рыба де приходит к Акланскому острогу августа в первых чисел, и всегда бывает голод. А в устье де реки Пензины с моря морскими судам можно ль входить, того он, Потапов, не знает, понеже де на устье у моря не бывал, ибо состоит от Акланского острогу до самого устья более ста верст. А от Акланска до Анадырского острогу езду налехке на оленях санками десять ден, а летною де порою ходят от Акланска но реке Пензине в лотках больших вверх бечевой ден восемь до устья Черной реки, которая пала в Пензину, а с устья Черной пешком до Анадырска тундрою ден шесть.

Во всем вышеписанном показал он, Потапов, самую сущую правду, а ежели сказал ложно или что утаил, и за то б учинено ему было по силе ея императорского величества указов, чем будет достоин без упущения.

К подлинному допросу вместо служилого Ивана Потапова Степан Петров руку приложил 5.

Сенат. 1 департ. д. № 1552, лл. 312-318; печатается по копии.


Комментарии

1. Слово оборвано.

2. Иеромонах Флавиан был послан из Охотска зимним путем в Анадырск вокруг Пенжинской губы для крещения чукчей. На р. Егаче Флавиан и его спутники были убиты восставшими коряками.

3. Слово оборвано.

4. Слово оборвано.

5. Листы документа скреплены: «С копиею читал актуарий Афанасей Михайлов».