Восстание камчадалов в 1741 году.

Правительственные меры для предупреждения восстаний камчадалов.

30. «Доношение» капитана Чирикова капитану Шпанбергу от 8 июня 1743 г.

Благородный господин флота капитан. Каков ея императорского величества указ из правительствующего Сената на имя бывшаго господина капитана-командора Беринга писанной генваря 27 дня сего 743 году под номером 346, которым по доношению вашего благородия, при котором сообщены экстракт из следственного дела о злом намерении камчацких острогов жителей от тоенов, явившемся чрез доношение казачья сына Алексея Мутовина, и что при том требовали, чтоб для спокойнаго тамошняго места установления и учреждения прислать нарочного обер-офицера с командою, велено для безопасности и установления тамошняго места и находящихся в камчацких острогах служилых и протчих людей от их показанных непотребных поступок, а камчадалов от непостоянства, отправить сибирскому губернатору по сношению с ыркуцким вице-губернатором в немедленном времяни обер-офицера доброго и к тому достойнаго с пристойною командою но разсмотрению.

А для недопущения до таких же их замерзелых впредь поступок и пресечения, в тамошних острогах живущих казаков и других служилых людей перемешав, перевесть из острога в острог по общему разсмотрению вашему, или кто тамо команду имеет, и того обер-офицера, дабы де они к злым замыслам согласия иметь не могли, и о протчем сего июня 7 дня мною получен.

С того ея императорского величества указу сообщаю вашему благородию точную копию при сем; а понеже оным ея императорского величества указом велено по разсмотрению вашему, или кто там команду имеет, и того обер-офицера (которой туда определен будет), казаков и протчих служилых людей перемешав, перевесть из острога в острог, дабы де они к злым замыслам согласия иметь не могли, но понеже хотя и не безызвестно, что от тамошних казаков и от протчих служилых людей камчадалом бывают обиды, точию чтоб они, казаки, и протчие служилые люди, согласны были с камчадалами к бунту и к разорению тамошних камчацких острогов, того в нашу там бытность никогда не видно было, но все тамошния остроги и ясашныя камчадалы под державою ея императорского величества содержатца ими.

Того ради, по нашему мнению, от перемешки и переводу казаков служилых и протчих руских людей тамошних жителей из острога в острог удержания камчадалом от злого намерения, тако ж и им, казакам и протчим руским людем, от непотребных их поступок, удержания ж не может воспоследствовать, но токмо им, казакам, служилым и протчим руским людем, от того переводу крайнее будет разорение, для того что многие живут в острогах, кто где поселился издавна, домами, и всякой на своем месте по тамошнему обыкновению рыбными и протчими к пропитанию своему домовными заводами уже обзаводились; и ежли их переводить с места на место — а острог от острога, как уже известно, разстоянием отстоят далеко, и пути трудный, — то им, кроме того что домы свои оставят, но и в переездах их со всеми домашними своими и с протчим немалое отягощение и убыток будет.

Тако ж и домы у иных по тамошнему месту нарочиты, а у протчих не таковы, и принуждено будет им хорошие свои домы менять на худые тем, кои на их места переведутца. К тому ж не произошло б от перевода из острога в острог руских людей, к ним казакам и служилым людем привалок, какие привалки в здешних отдаленных сторонах для собственных неправедных прибытков, от безсовесных людей, чаю, и бывают, и ежли бы, по несчастию их, какой лакомой человек возимел власть переводить на [85] Камчатке руских людей из острога в острог, то б подлинно ко всем мог добратца и, обрав их, привести в убожество и в конечное разорение, не учиня никакой пользы. А из них казаков и служилых те, которые худова состояния, хотя их перевесть и в другия остроги, токмо без доброго их содержания, камчадалом такие ж обиды чинить могут, как и в прежних своих острогах. А ежли из них, казаков, и из протчих служилых паче чаяния явитца кто в злом согласии с камчадалами против подданных ея императорского величества руских людей, то таковыя подлежать будут не токмо переводу из острога в острог, но и тяжчайшаго наказания больше камчадалов или и смертной казни.

А понеже оную переводку казаков и протчих служилых людей, как выше упомянуто, велено учинить по разсмотрению вашему или кто там команду имеет, тако ж и обер-офицера, того ради мы обще с господином флота капитаном Лаптевым шхипором Белого, прапорщиком Чоглоковым запотребно разсудили, мнение свое объявить вашему благородию, чтоб тое переводку тамошних жителей руских людей из острога в острог за вышепоказанными резонами отставить, а ко отвращению их от непотребных поступок, тако ж и ко удержанию от злых замыслов камчадалов, употребить иные удобнейшия к тому способы, из которых бы невинным не происходило напрасного отягощения, а во первых наикрепчайшее учинить запрещение, чтоб казаки и служилые и протчия тамошния жители руские люди из острогов своих к камчадалом в острожки без дела ея императорского величества и без самых крайних нужд за своими бездельными корыстьми (как они издавна повадились) отнюдь не отлучались, но жили б в острогах своих все вместе и всегда б имели от камчадалов крайную предосторожность, о чем от меня еще в 742-м году маия 15 числа к вашему благородию в сообщение уже писано было. А о получении вышеобъявленного указу и о послании с него к вам копии, тако ж и о сем предложенном вашему благородию мнении нашем в правительствующий Сенат от нас донесено будет.

Что же мы о вышеписанном предложили вашему благородию, не отписався прежде в правительствующий Сенат, и то для того, что ежели о том ныне в правительствующий Сенат отписыватца и требовать резолюции, то оная присылкою сюда за великою дальностию весьма продолжитца, а до того вышеобъявленной ея императорского величества указ останетца без действа, а оным указом положено на ваше разсуждение и для того о том ныне к вашему благородию и предложено.

Флота капитан Алексей Чириков.

Якуцк в 8 день июня 1743 году.

Экспедиция Беринга, д. № 53, лл. 914-915.