Восстание камчадалов в 1741 году.

Восстание в 1741 г. и походы прапорщика Левашова и «командира» Борисова против восставших камчадалов.

28. «Доношение» Сибирского приказа в Сенат от 8 февраля 1742 г.

Декабря 24 дня 1741 году в репорте в Сибирской приказ от охотцкого командира Антона Дивиэра написано. Во Охоцкую де канцелярию от капитана-командора Беринга в промемории, писаной при Авачинской губе маия от 28 дня того ж 741 году, объявлено, что поданныя ея императорского величества ясашныя камчадалы, живущия на реках, впадающих в Пенжинское море, Утколоки да Подкагирной забунтовали и двенадцать человек убили до смерти, и в других де острогах изменяют же, тако ж и на Тигиле руские люди сидят в осаде, а утколоцкия де бунтовщики жен своих и детей и холопей отослали от себя к морю на устье Утколоки реки на имеющееся там крепкое место по край моря Отпрядыш камень и по тем де известиям обще он, капитан-командор, с капитаном же Чириковым и с протчими экспедичными обер-офицерами определили и послали для взятья тех бунтовщиков и убийц в Утколоцкой острог экспедичной команды прапорщика Левашева с командою да для вспоможения отправлены с ним парти[и] командир Петр Борисов со служилыми людьми вооруженными 1, из которых оной прапорщик Левашев апреля 5 дня того ж году на Авачю прибыл и о всем своем в том походе следствии объявил репортом, по которому показано, что с такими изменниками и бунтовщиками поступал и военною рукою и привез на Авачю к команде экспедичной двадцать пять человек.

А того ж апреля 13 числа присланы с Тиг[и]ли от командира Петра Борисова два человека камчадалы бунтовщики ж и убицы и оными [82] де камчадалами при экспедиции он, капитан-командор, с капитаном Чириковым и протчими офицерами следовали, а некоторых и разыскивали, а по следствию де из оных освобожено осмнадцать человек да два человека, на [А]ваче сидя под караулом, сами утопились, а достальные де семь человек с Авачи разосланы в Нижней Камчацкой и в Большерецкой остроги в приказные избы и велено их содержать под крепким караулом до указу.

А хотя де по тому ж делу и показаны оговорныя в убевстве ж матроза с товарыши и в хождении в Харюзово для убивства ж, тако ж и прежней бунтовщик и убица показан, токмо де их оговорных сыскивать и еще следовать и то следствие порядочно во окончании привесть им, за нужными экспедичными делами и отправлениями к вояжу, неможно было, также де и помянутых колодников семь человек до того содержать тамо под караулом неким, и для совершенных показанных резонов их оттуда розослали и то следствие оставили. А которыя де показаны оговорныя, тех велено сыскивать накрепко вышепомянутому Петру Борисову и, поймав, разослать их по острогам же и отдать в приказные избы и содержать под крепким же караулом до указу ж. И помянутое подлинное следственное розыскное дело для окончания по нем следствия ж и надлежащего разсмотрения и решения и при том деле с дву их определеней при той промемории сообщены точныя копии, а в правительствующий де Сенат о вышеписанном же для известия от него капитана-командора Беринга послано доношение. А вышеписанной командир Петр Борисов в канцелярию Охоцкого порта репортовал же, по которому явно, что и он был принужден с изменниками поступать и военною рукою. И с вышепомянутого следственного розыскного присланного от капитана-командора Беринга подлинного дела и с их определений с копии точныя копии при оном репорте присланы в Сибирской приказ, и что по тому чинить, требовано указу. А таковы ж де посланы и в Ыркуцкую провинциальную канцелярию и требовано ж указу, ежели повелено будет вышеписанное изменническое дело совершенно изследовать и во окончание привесть по силе указов, то б для оного послан был ко исполнению того от Ыркуцкой провинциальной канцелярии или откуда заблагоразсуждено будет, а из Охоцка к тому делу достойного послать некого, ибо и на Камчатку командиром ко определению, на кого в том положитца можно, не находится.

И генваря 22 дня сего 742 году по определению Сибирского приказу в Ыркуцкую провинциальную канцелярию послан указ с крепким подтверждением: велено на Камчатку командиром, так же и по присланному от капитана-командора Беринга к охоцкому командиру Дивиэру изменническому делу, с которого от него, Дивиэра, в Ыркуцкую канцелярию послана копия для подлинного изследования, по указом определить оной Ыркуцкой канцелярии по разсмотрению вице-губернатора Ланга достойных в немедленном времяни и об оном изследовать в самой скорости, а кто на Камчатку командиром и для означенного следствия определены будет, и что по следствию явитца, в Сибирской приказ репортовать немедленно, а о имении от бунтовщиков предосторожности, чтоб подданных ея императорского величества ни до каких обид и раззорения не допущать, так же и верноподданным камчадалом никому никаких ко озлоблению обид и налог не чинить, оной Ыркуцкой канцелярии ко охоцкому командиру Дивиэру и к кому надлежит подтверждать непрестанными и крепкими указами.

Того ради правительствующему Сенату Сибирской приказ о вышеписанном сим доносит.

Николай Салтыков. Илья Полабин. Михайла Сушкин. Александр Коротаев.

Февраля 8 дня 1742 году.

Сенат, 1 департ. д. № 66, лл. 70-72.


Комментарии

1. Первая экспедиция Беринга не разрешила поставленных перед нею задач, и в 1732 г. последовал указ о снаряжении второй экспедиции. Не останавливаясь опять-таки на задачах и работе этой экспедиции, следует лишь подчеркнуть то активное участие, которое принимала эта «научная» экспедиция во главе с Берингом в подавлении восстаний туземцев.