Динамика высшей управленческой элиты Российско-американской компании. А. В. Гринёв (2)

...Первыми директорами РАК были члены клана Шелиховых – М.М.Булдаков (зять Г.И.Шелихова) и Иван Петрович Шелихов (двоюродный брат Г.И.Шелихова), а также представители иркутского купечества – Н.П.Мыльников и С.А.Старцов (Старцев). Двое последних, однако, оказались вскоре отстраненными от руководства компанией благодаря значительным усилиям и интригам М.М.Булдакова и Н.П.Резанова, стремящихся сосредоточить все нити управления в руках наследников Г.И.Шелихова и ликвидировать какое-либо влияние сибирских купцов.44 Это им полностью удалось после перевода Главного правления из Иркутска в столицу. Единственным представителем сибирских предпринимателей, последовавшим туда вслед за правлением, был грек Евстратий Иванович Деларов, числившийся, правда, московским купцом 2-й гильдии. Это был настоящий ветеран пушного промысла на Алеутских островах, имевший к тому же крупный пакет акций РАК. Находясь у истоков создания компании, он был избран одним из ее директоров вскоре после перемещения Главного правления в Петербург ( 1801 г.) и сохранял этот пост вплоть до своей смерти в 1806 г.45

Несомненно, что Деларов был простой марионеткой клана Шелихова, тем более что в свое время он сотрудничал с самим Г.И.Шелиховым, возглавляя одну из его компаний в Америке.46 Какие-то самостоятельные шаги Деларова просто исключались после того, как сам царь назначил зятя Г.И.Шелихова – Н.П.Резанова – корреспондентом и покровителем РАК почти сразу после создания компании (2 декабря1799 г.). Близость ко двору и личное благоволение императора делали позицию Резанова практически неуязвимой. Будучи «оком государевым» в делах РАК, он одновременно был ее фактическим главой и ревизором, для чего отправился с инспекционной поездкой в Русскую Америку в 1803– 1807 гг.47 После его трагической смерти в Красноярске при возвращении в Санкт-Петербург в 1807 г. управление компанией полностью перешло к его близкому другу и родственнику, также зятю Г.И.Шелихова – крупному купцу М.М.Булдакову, избранному «первенствующим» (главным) директором РАК еще в1799 г. К 1807 г. он имел наибольшее количество акций РАК – 370, что, очевидно, в немалой степени позволяло ему более 25 лет сохранять за собой пост председателя в совете директоров компании.48

В Главное правление РАК, помимо Булдакова и И.П.Шелихова, вошел еще один представитель «клана Шелихова» – бывший секретарь Н.А.Шелиховой – Иван Осипович Зеленский (Зеленской), который более 20 лет руководил канцелярией компании. Таким образом, в 1802– 1807 гг. сложилась фактическая монополия «клана Шелихова» в управлении РАК. Однако позиции «шелиховцев» заметно слабеют в поистине роковом для них 1807 г:, когда из состава высшей управленческой элиты РАК выбывают Н.П.Резанов, И.П.Шелихов и Е.И.Деларов. Местные петербургские предприниматели начинают претендовать на свою долю «властного пирога». Так, в 1807 г. место умершего Деларова в Главном правлении РАК занимает крупный петербургский купец Венедикт Венедиктович Крамер. Позднее, в 1811 г., директором компании был избран другой петербургский предприниматель – Андрей Иванович Северин (по данным П.А.Тихменева, в 1814 г. директором стал Сидор Андреевич Шелихов, но эту информацию не подтверждают другие источники49).

Этот состав Главного правления (М.М.Булдаков, В.В.Крамер, А.И.Северин, И.О.Зеленский) продолжал оставаться неизменным вплоть до 1824 г., когда РАК в целом и ее управленческое звено попали в полосу тяжелого кризиса. Он был вызван в первую очередь тем, что после настоятельных просьб директоров компании и связанных с ними царских сановников (граф Д.А.Гурьев, адмирал Н.С.Мордвинов и др.) император Александр I в сентябре 1821 г. подписал указ о запрете иностранным мореплавателям и купцам подходить ближе 100 итальянских миль к берегам Русской Америки. Этот указ, призванный ликвидировать конкуренцию со стороны американских и английских морских торговцев, привел не только к дипломатическому скандалу и рождению пресловутой «доктрины Монро», но и больно ударил по самой РАК, так как русские колонии в Америке во многом зависели от поставок товаров и продовольствия с американских кораблей.50 В результате компании был нанесен серьезный финансовый ущерб, и она находилась на грани банкротства.

Ситуация усугубилась скандалом, в который были втянуты директора РАК, и в первую очередь В.В.Крамер. Заведуя счетной частью с 1807 г., он только к 1813 г. представил финансовый отчет правлению компании. При этом он предложил акционерам списать в убыток ни много ни мало 683 700 руб. с баланса компании. Не исключено, что часть этой суммы пошла ему в карман. Затем он вместе со своим братом – американским предпринимателем Себастьяном Крамером – купил в США для РАК корабль «Елена» и взял за комиссию по 6% с рубля. Следующей его аферой было приобретение ветхого корабля «Елизавета». Это судно принадлежало одному несостоятельному должнику Крамера. Полусгнившую посудину оборотистый директор РАК купил для компании за 30 тыс. руб., сумму долга положил в карман, а компания вынуждена была потратить еще 70 тыс. на ремонт старого корабля. Но и после этого уже отремонтированная «Елизавета» едва не затонула у берегов Южной Африки во время кругосветного плавания в русские колонии. Ее груз пришлось с убытком распродать, а часть команды и пассажиров отправить назад в Петербург.51

Злоупотребления Крамера привели к тому, что он в 1824 г. с позором выбыл с поста директора РАК. Один из акционеров компании писал по этому поводу: «… Директоры, получая большое жалованье, выпрашивая неограниченные и нисколько своим заслугам не соответствующие награды… не почитали стыдом брать за комиссию… Следовательно, все виды и попечение их обращено было не к пользе Компании, а к обогащению себя. Крамер с должности директора отклонен, а товарищ ему во всех беспорядках Северин остается директором доныне».52 Последний «товарищ» сохранил свой пост до середины 1840-х гг.

Скандал 1824 г. сильно подпортил имидж РАК в глазах государственной власти. Сев не без стараний руководства компании в дипломатическую «лужу» после сентябрьского указа 1821 г., царское правительство не желало более идти на поводу у жуликоватых директоров РАК. Узнав в марте 1825 г. из доклада министра финансов, курирующего компанию в правительстве, что Главное правление отдало предписание заложить «крепосцы» на спорной с Великобританией территории, император Александр I пришел в ярость. Министру финансов было отдано «высочайшее повеление» немедленно заставить РАК отменить строительство укрепленных факторий, а директорам сделать строжайший выговор за превышение полномочий, «с тем чтобы они беспрекословно повиновались распоряжениям и видам правительства, не выходя из границ купеческого сословия».53

С большим трудом благодаря стараниям влиятельных акционеров РАК скандал 1824 г. был погашен. Место выбывшего Крамера занял крупный московский купец Иван Васильевич Прокофьев, руководивший до того московской конторой РАК и имевший почетное звание коммерции советника. Немедленно после своего избрания на пост директора он развернул энергичную деятельность по выводу компании из тяжелейшего финансового кризиса, в который она попала благодаря просчетам и махинациям его предшественников.54 Его заслуги перед компанией оказались столь значительны, что после смерти М.М.Булдакова в 1827 г. Прокофьев был избран первенствующим директором РАК, хотя еще за десятилетие до этого владел всего 10 акциями, т.е. имел право только на «голос» в общем собрании акционеров, но не на занятие кресла директора компании.55 Его ближайшими помощниками стали уцелевший после скандала 1824 г. А.И.Северин и избранный в том же году в состав директоров компании купец 1-й гильдии петербургский градоначальник ( 1824– 1833 гг.), а впоследствии статский советник и кавалер Николай Иванович Кусов. Позднее, в марте 1835 г., директорат РАК пополнился за счет бывшего помощника главных правителей Русской Америки – Кирилла Тимофеевича Хлебникова. К сожалению, этот наиболее компетентный в делах российских колоний директор внезапно скончался в Петербурге 14 апреля 1838 г. в доме барона Ф.П.Врангеля.56

Прокофьев был последним представителем купеческого сословия, занимавшего пост «первенствующего директора» компании вплоть до середины 1840-х гг. Начиная с этого рубежа контроль над Главным правлением РАК перешел в руки морских и сухопутных офицеров. Этой тенденции в немалой степени способствовал новый Устав РАК, принятый в 1844 г. Если в основополагающих нормативных документах компании, принятых в 1799 и 1821 гг., она трактовалась в целом все же как частное коммерческое объединение, главной целью которого являлся пушной промысел и торговля, то в Уставе РАК 1844 г. достаточно откровенно сказано, что компания призвана не только заниматься бизнесом, но и выполнять функции административного управления Русской Америкой. Следовательно, и контролировать ее должны уполномоченные государственного аппарата империи, представленные в данном случае обюрократившимся военным сословием. Именно в Уставе 1844 г. впервые юридически закреплялась сложившаяся практика назначения на пост главного правителя Русской Америки, равно как и формирование директората компании. Устав не только увеличил число директоров Главного правления с четырех до пяти, но и значительно усилил роль правительственного контроля за деятельностью компании. Так, в § 143 Устава юридически оформлялась традиция утверждения главных правителей российских колоний в их должности самим императором, причем кандидаты на этот пост должны быть исключительно штаб-офицерами морской службы. А в § 144 специально указывался срок занятия ими своего поста в колониях – 5 лет.57 Что же касалось директоров Главного правления РАК, то они во главе с председателем были инкорпорированы в бюрократическую иерархию империи, так как при занятии своей должности автоматически приравнивались к VI классу Табели о рангах, хотя до того могли иметь более высокие или низкие чины.

По мнению С.Б.Окуня, после утверждения Устава 1844 г. «дальнейшее участие купцов в руководстве компанией было совершенно невозможным».58 С этим нельзя согласиться по двум причинам. Во-первых, в § 70 Устава компании ясно говорилось, что в состав Главного правления могут избираться дворяне, чиновники, почетные граждане и купцы 1-й и 2-й гильдий. Во-вторых, выходцы из купеческого сословия продолжали оставаться в составе Главного правления еще спустя десятилетие после принятия нового основополагающего акта компании, хотя, конечно, их вес и влияние быстро сходили на нет. На наш взгляд, утверждение Устава 1844 г. лишь положило формальное начало, послужило своего рода импульсом процессу быстрой милитаризации и бюрократизации Главного правления РАК. Так, на общем собрании акционеров, состоявшемся 19 декабря 1844 г., председателем Главного правления был избран контр-адмирал Ф.П.Врангель, а в состав директоров вошел помимо И.В.Прокофьева, А.И.Северина и Н.И.Кусова полковник Владимир Гаврилович Политковский – внук Г.И.Шелихова (его дочь Александра вышла замуж за представителя знатной польской фамилии Политковских – Гавриила Герасимовича Политковского59).

Далее тенденция шла по нарастающей. Уже в 1845 г., после смерти директора Прокофьева, на его место был избран генерал-лейтенант Владислав Филиппович Клюпфель, а в 1846 г., после увольнения А.И.Северина с должности директора, его замещает капитан 1-го ранга А.К.Этолин, только что оставивший пост главного правителя Русской Америки. В 1850 г. В.Г.Политковский, уже в чине генерал-майора, становится председателем Главного правления РАК. Он сохранял за собой этот пост до 20 апреля 1866 г., когда общее собрание акционеров РАК удовлетворило его просьбу об отставке в связи с тяжелой болезнью.60 Потомок основателя Русской Америки не смог пережить ее продажу и скончался 25 ноября 1867 г. – почти через месяц после спуска русского флага на Аляске.61 В 1856 г., после смерти последнего представителя купеческого сословия Н.И.Кусова, в состав Главного правления вошел бывший главный правитель Русской Америки контр-адмирал М.Д.Тебеньков.62 Таким образом, в течение десятилетия власть в Российско-Американской компании окончательно перешла в руки военной элиты не только в колониях, но и в метрополии.

Далее изменения в ее составе не носили качественного характера вплоть до середины 1860-х гг. Так, 18 декабря 1858 г. в связи с болезнью члена Главного правления действительного статского советника и адмирала Ф.П.Врангеля общее собрание акционеров РАК избрало на его место контр-адмирала Василия Степановича Завойко. Он дважды побывал на кораблях РАК в Русской Америке (в 1835 и 1838 гг.), затем в 1840-х заведовал Охотской и Аянской факториями компании, а в 1854 г. руководил обороной Петропавловска-Камчатского от англо-французского десанта.63 Некоторые авторы упоминают в числе директоров РАК также видного полярного исследователя адмирала Г.А.Сарычева,64 а в Главное правление компании включают не менее известного мореплавателя Ф.П.Литке65 и других военных моряков. На самом деле Г.А.Сарычев, В.М.Головнин, Н.С.Мордвинов и другие являлись членами специального совета по политическим вопросам при Главном правлении, а не директорами компании. Тем более не был «видным деятелем» ГП РАК Ф.П.Литке, как ошибочно писал ранее автор этих строк, хотя Литке на протяжении многих лет активно сотрудничал с руководством компании (особенно с Ф.П.Врангелем).

Когда в начале 1860-х гг. решался вопрос о предоставлении РАК очередных привилегий на 20‑летний срок, вся управленческая элита компании состояла сплошь из генералов и адмиралов. Помимо уже упомянутого председателя совета директоров генерал-лейтенанта В.Г.Политковского в состав Главного правления входили: генерал-лейтенант В.Ф.Клюпфель, вице-адмирал М.Д.Тебеньков, контр-адмиралы В.С.Завойко и А.К.Этолин.66 Российскими колониями в это время руководил капитан 1-го ранга Иван Васильевич (Йохан Хампус) Фуругельм,67 которого в 1863 г. сменил его бывший помощник капитан 2-го ранга князь Дмитрий Петрович Максутов. Даже этот простой перечень красноречиво свидетельствует о составе управленческой элиты РАК. Ни одного представителя купеческого сословия! А ведь первоначально компания учреждалась как сугубо коммерческая организация.

Процесс огосударствления РАК, достигший своего пика к началу 1860-х гг., был закреплен в рекомендациях Государственного совета империи, принятых на заседании 19 июня 1865 г., по проекту нового Устава компании. Согласно директивным предложениям правительства, его контроль над российскими колониями в Америке еще более усиливался, поскольку во главе их должен был находиться совершенно независимый от РАК и назначаемый царем главный правитель (фактически генерал-губернатор), получавший содержание от казны. Сама же компания, равно как и ее колонии, переводилась из-под опеки Министерства финансов в «заведование» Морскому министерству. Эти положения были окончательно закреплены на заседании Государственного совета 14 марта 1866 г.68 Таким образом, к концу существования российских колоний в Новом Свете руководство ими окончательно переходило в руки государства, а сама РАК фактически подчинялась интересам Министерства Военно-морского флота.

В это же время в составе руководства РАК наметились определенные изменения, отражавшие, видимо, новые капиталистические веяния в развитии пореформенной России. Так, в сентябре 1865 г. вместо выбывших из состава Главного правления контр-адмирала А.К.Этолина и вице-адмирала В.С.Завойко общее собрание акционеров компании избрало гражданских лиц: тайного советника барона Егора Егоровича фон Врангеля и потомственного почетного гражданина Николая Ивановича Любавина.69 Но «военный фактор» в руководящем составе РАК был еще достаточно силен, и спустя месяц (в октябре 1865 г.) вместо генерала от кавалерии В.Ф.Клюпфеля общее собрание утверждает директором РАК генерал-майора Эдуарда Ивановича Тилло.70

И все же новая тенденция пробивает себе дорогу. Последним председателем совета директоров РАК в период существования Русской Америки вместо генерал-лейтенанта В.Г.Политковского единогласно избирается 25 апреля 1866 г. тайный советник Е.Е.Врангель.71 В научной литературе его обычно путают со знаменитым родственником – бароном Ф.П.Врангелем.72 Именно Е.Е.Врангелю выпала вскоре тяжелая задача: заниматься ликвидацией дел компании в Русской Америке, которую царские власти продали США 18 (30) марта 1867 г. (договор был подписан в Вашингтоне). Официальное извещение об этом руководство РАК получило спустя три недели – 8 апреля, а собравшееся 21 апреля (3 мая) общее собрание акционеров сформировало новое правление, которое должно было решать вопросы передачи колоний и реализации имущества компании. Председателем его был переизбран Е.Е.Врангель. Кроме него в состав Главного правления вошли вице-адмирал М.Д.Тебеньков, генерал-майор Э.И.Тилло, Н.И.Любавин и коллежский асессор Н.Н.Анциферов.73 Этому Главному правлению пришлось своими силами выходить из того труднейшего положения, в котором оказалась компания и ее акционеры после продажи Аляски Соединенным Штатам.74 Сложившееся в тот момент в высшем руководстве РАК численное преобладание гражданской бюрократии над военной уже никак не могло помочь делам компании.

Итак, за неполных 70 лет управления Русской Америкой со стороны Российско-Американской компании состав ее руководящей элиты претерпел весьма существенные изменения. Если первоначально руководство РАК в колониях и в метрополии состояло исключительно из купцов, пусть и тесно связанных с государственными структурами (а в России иначе и быть не могло), то уже спустя 20 лет после основания РАК власть в колониях перешла в руки морских офицеров. Еще почти через 15 лет только из них начинают рекрутироваться их заместители. Проходит еще немногим более 10 лет, и купцы окончательно теряют контроль над Главным правлением, а спустя десятилетие и вовсе исчезают из состава директоров РАК. Такая эволюция была фактически отражением трансформации самой компании, проделавшей за этот период путь от купеческой организации под эгидой Министерства финансов к государственному Департаменту по управлению заморскими территориями в виде своеобразного ответвления Морского министерства.


(окончание следует)