Восстание камчадалов в 1731-1732 гг.

25. «Промемория» штурмана Генса управителю «ясачной избы» Борисову от 11 февраля 1732 г.

От посланной партии от штурмана Якова Генса в ясачную избу управителю Михайлу Борисову промемория.

Сего февраля 6 дня в промемории от вас к нам в партию написано. Сего де февраля означенного числа в присланном де ея императорского величества указе от камисара Ивана Эверстова к тебе писано. Генваря де 15 дня получена де отписка от походных прикашиков Андрея Штинникова с товарищем, а в оной отписке их написано. Пришли де они большерецкого присутствия на озеро и поймали де от изменников иноземца и чрез оного уведомились, изменник де Вахлыч с товарыши построил острог [77] стамовой и землею в полдерева осыпан, а обретаетца де в том остроге изменников сот с пять бобровских и курильских, а оружья у них имеетца пять пищалей, и что де на оных изменников в малолюдстве итти не подлежит. И против де вышеозначенного указу и против присланного ея императорского величества с указу копии повелено тебе требовать на оных изменников от посланной партии у меня добрых служилых людей со оружьем, тако ж и пушкаря с пушками и ядрами, а именно к камчадальским служилым в добавок 40 человек и отпустить их чрез Бобровое море на Авачу. Такожде послать де тебе в Верхней Камчадальской острог из казны десять фузей, одну пушку. А ежели де в казне не имеетца, то де требовать тебе от посланной партии. Того де ради просишь нас, чтоб против присланного ея императорского величества указу и копии служилых людей против вышеписанного, тако ж пушек и пороху, свинцу, ядер и мортир и умеющих людей прислать для отсылки в показанное место. Токожде за неимением в казне для отсылки в Верхней Камчадальской острог десять фузей, одну или две пушки и провожатых за оную муницею служилых людей, сколько пристойно.

И против означенного твоего требования отправляютца от нас из партии служилые Лаврентей Поляков с товарыши в 40 человеках на показанное место в поход на означенных изменников, и сего февраля 11 дня в посланную партию и в доношении их написано. Наряжены они в поход в показанной тракт для умирения изменников тамошных и других их соопшников нынешним зимним временем, а кормовых де припасов у себя не имеют и купить де им негде и питаютца де они с великою нуждою.

И того де ради просят нас от посланной партии, чтоб повелено было им выдать из казны провианту для означенного походу по два пуда на человека муки ржаной да рыбного корму по две вязки юколы, чем бы им без нужды в пути пропитатца и не принять голодной смерти, по 4 собаки на человека с санками и с собачьим кормом и с принадлежащим заводом, 40 человек каюр с кормами ж, людей добрых с собаками, с санками. А по справке в партии провианту малое число, в дачу им не достанет, а рыбных кормовых припасов не имеетца и для отсылки в Верхней Камчадальской острог в партии фузей лишних не имеетца, а которые и есть и ломаны, и для починки и кузни пуль требована от вас на уголья ветхое судно, а когда будет на уголья отправлено, тогда фузеи к тебе в отдачу будут в готовности, а пушку с ядрами принять, а из пушки, из мортиры стрелять таких умеющих в партии людей не обретаетца, а порох требовать тебе от подмастерья Ивана Спешнева, понеже по взятии острогу имелся у него в семи боченках оставшей господина капитана Беринга, а свинцу не имеетца, о чем показано выше сего. А послать в Верхней Камчадальской острог за муницею, сколько пристойно, из здешних жителей и февраля 5 дня против присланной твоей промемории будем иметь при ясачной от партии караул опше.

И по получении сей промемории тебе управителю, Михайлу Борисову, по требованию посылающихся служилых, собрав с кого надлежит, в поход прислать в партию кормовых рыбных припасов восемьдесят вязок юколы да по 4 собаки на человека с санками и с собачьим кормом и к тому принадлежащим заводом 40 каюр, людей добрых с приналежащим против вышеписанного, кончая сего февраля к 20 числу, чтоб за не присла[нием] вышеписанного в поход останов[ки] не было.

Таково белое промеморие за рукою штурмана Якова Генса подано в ясачную избу 1732 году февраля 11 дня. Такову промеморию Михайло Борисов принял и росписался.

Экспедиция Беринга, д. № 3, лл. 73-74; печатается по отпуску.