Деятельность Российско-Американской Компании накануне продажи Аляски США. А. Ю. Петров (3)

ГП РАК полагало, что деятельность компании была продолжена на двадцать лет с 2 апреля 1866 г., но «прекратила свое существование со дня передачи колоний американцам 12 (24) октября 1867 года», причем американскому комиссару передавалась «значительная часть ее строений и движимости, без ведома и согласия компании». Члены Главного правления РАК с горечью писали: «Компания предоставленная трактатом (договор 18 (30) марта 1867 г. о продаже Аляски. — А. П.) на произвол всевозможных случайностей, поставлена в самое беззащитное и беспомощное положение, последствием коего оказываются ныне огромные и совершенно непредвиденные убытки»65. Далее члены ГП РАК подробно описывали понесенные компанией убытки и просили правительство возместить их компании. Общая сумма убытков по мнению директоров компании составляла 1585401 рубль. Кроме того, компания просила «сложения долгов казне и духовному ведомству» в размере 577833 руб. 73 копеек. Между тем правительство согласилось выделить лишь 728000 руб., предназначенных на вывоз русских поданных из Америки. Члены Главного правления апеллировали к Полному собранию законов Российской империи, в котором говорилось о праве частной собственности и возможности распоряжаться ей по собственному усмотрению, а также возможностью требовать вознаграждения в случае причиненных убытков66. ГП РАК считало, что от сделки с США правительство выиграло почти 15 млн. серебряных рублей, сложившихся из суммы, за которую была, продана Аляска (более 11 млн. руб.) и субсидий, которые правительство должно было выплатить компании (более 3,8 млн. руб.). В заключение этого документа директора РАК замечали: «Едва ли возможно предположить, чтоб в случае причинения одним лицом другому убытков, ответственность за эти убытки возлагалась на то самое лицо, которому они причинены». Основное заключение «Записки» ГП РАК следующее: «Российско-американская компания вполне оценила и оправдала высочайше дарованное ей §1-м устава покровительством»67.

К противоположному выводу пришел особый комитет, рассматривавший состояние Российско-американской компании. В этот комитет входили представители министерств иностранных дел, морского, юстиции, внутренних дел, государственного имущества и финансов. Председателем этого комитета был директор департамента торговли и мануфактур, А. И. Бутовский. В этой обширной бумаге, подготовленной департаментом торговли и мануфактур и отпечатанной затем в типографии, было заявлено: «владения наши в Америке представляют совершенный застой и неподвижность как в отношении колонизации, так и в отношении промышленности, торговли и гражданственности, и… вообще компания далеко не оправдала тех надежд, которые возлагало на нее правительство».

Эта бумага была составлена по материалам заседаний комитета, образованного при Министерстве финансов для «приведения во исполнение трактата» о продаже Аляски, и, образовании комиссии из «членов как министерства финансов и Морского, так и Министерства иностранных дел, ведомства Святейшего Синода и II отделения собственной его императорского величества канцелярии» и в ней комментировались требования ГП РАК о возмещении ущерба, причиненного ей в результате продажи Аляски68. Как и в «Записке» ГП РАК, в бумаге департамента мануфактур и торговли признавалось, что «главные основания для нового устава» были утверждены 2 апреля 1866 года. Этот факт продлевал деятельность РАК еще на двадцать лет. Следует отметить, что если члены ГП РАК полагали, что компания прекратила свое существование со дня передачи колоний американцам, то есть 12 (24) октября, то в департаменте торговли и мануфактур считали, что все «владельческие права» РАК прекращены со дня ратификации Александром II договора, а именно 3 мая 1867 года69.

Было заявлено: «Факт лишения компании с уступкою колоний, ее привилегий… сам по себе не дает ей право на вознаграждение…». Комиссия в своих расчетах руководствовалась интересами государства, а не компании: «Предоставляя компании все, что может оказаться для нее выгодным при распродаже имущества, несправедливо было бы возлагать на правительство какое-либо участие в могущих оказаться убытках»70.

Комитет счел справедливым требование РАК о возмещении 728600 руб. в виде вознаграждения служащим компании «за нарушение заключенных с ними контрактов» и их доставку из колоний в Россию. Более того, указывалось, что цифры, предложенные компанией, достаточно скромные, и в случае пересчета вполне могло оказаться, что РАК следовало бы заплатить гораздо большую сумму, поэтому комитет рекомендовал выплатить компании требуемые ей деньги. Кроме того, признавалось справедливым «сложить с компании лежащие ныне на ней долги: казне… и разным учреждениям по духовному ведомству… всего же на 560675 руб. 83 коп.»71.

11 апреля 1871 г. состоялось последнее общее собрание РАК. Оно постановило закрыть Главное правление, а окончание всех расчетов по делам РАК поручить члену ГП купцу Н. И. Любавину. Члены ГП РАК — морские офицеры и чиновники — отстранялись от этого дела. Все оставшиеся денежные суммы были переданы этому купцу, который и должен был заканчивать все дела компании в своей конторе на Невском проспекте. Это же общее собрание утвердило отчет РАК, представленный Главным правлением за подписями его членов: Тилло, Любавина, Анцыферова, Тебенькова, а также бухгалтера П. Хонина. 4 мая 1871 г. был утвержден указ Правительствующего сената «О прекращении действия Российско-американской компании»72. Анализ всей финансовой документации компании в ликвидационный период показал, что деньги от продажи русских колоний не получили отражения в ликвидационных балансах компании. Нет известий о получении РАК даже небольшой части от суммы в 7,2 млн. рублей.

В последнее время появилось немало статей, которые ставят своей целью предложить «новые трактовки» по теме, связанной с продажей Аляски. Существует мнение, что золота за Аляску, российское правительство так и не получило, якобы «семь миллионов золотых долларов до России так и не дошли. Везший их английский барк «Оркни» потонул в Балтийском море. По слухам, перед этим от него отошла тяжело нагруженная шлюпка»73. В тех или иных вариациях эта фраза повторяется во многих периодических изданиях. Иногда вносятся «уточнения», где именно затонул корабль, или добавляется, что золото попыталась захватить » группа заговорщиков.., но потерпела неудачу. А судно по каким-то причинам затонуло вместе с драгоценным грузом…»74. Можно и далее продолжить перечень версий и догадок о том, что случилось с 7,2 млн. долл. США.

Эти рассуждения побудили меня специально проработать архивные фонды многих отечественных и зарубежных архивов в поиске необходимой информации. В результате был обнаружен документ, в котором содержалась информация о том, как были использованы деньги, полученные от США за Русскую Америку. Он был обнаружен мною в Российском государственном историческом архиве, в фонде 565 (Департамент Государственного казначейства), среди бумаг о вознаграждении тех, кто принимал участие в подписании договора о продаже Аляски и участвовал в церемонии фактической передачи русских колоний представителям правительства США. Документ был составлен одним из служащих этого департамента не ранее второй половины 1868 года. Вот его полное содержание: «За уступленные Северо-Американским Штатам Российские владения в Северной Америке, поступило от означенных Штатов 11362481 р[уб.] 94 [коп.] Из числа 11362481 руб. 94 коп. израсходовано за границею на покупку принадлежностей для железных дорог: Курско-Киевской, Рязанско-Козловской, Московско-Рязанской и др. 10972238 р[уб.] 4 к.[оп.] Остальные же 390243 руб. 90 к[оп.] поступили наличными деньгами»75.

Этот краткий документ нуждается в некоторых комментариях. Итак, очевидно, что деньги за русские колонии все же в Россию поступили. Однако пошли они на цели весьма далекие от деятельности компании. Они были направлены не на возмещение издержек РАК и не на поддержание уже начатых проектов по освоению Амура и Дальнего Востока. Следует признать и то, что деньги были израсходованы на благое общественное дело: они «не утонули» и не «были похищены разбойниками».

Известно, что правительство США фактически перевело в Россию только 7035 тыс. долларов. Остальные 165 тыс. были использованы русским чрезвычайным посланником и полномочным министром в Вашингтоне, Э. А. Стеклем по собственному усмотрению76. Если перевести 7035 тыс. долларов по курсу 1,61 — 1,62, то выйдет именно та сумма, которую получила Россия от продажи, или точно такая сумма, которая указана в документе. Впрочем, некоторые вопросы по расчетам с США оставались нерешенными. В частности, в связи с тем, что деньги поступили с задержкой, России причиталось еще 115200 долларов. Но чтобы не осложнять русско-американские отношения, этот вопрос был отложен.

Выше было отмечено, что 8 мая 1867 г. газета «Биржевые ведомости» опубликовала полный баланс акционерной компании Московско-Рязанской железной дороги, на финансирование которой пошли частично деньги от продажи Аляски. С 1867 г. по 1868 г. курс акций этой компании вырос почти в два раза.

Думается, что назначение денег, полученных от продажи русских колоний, в немалой степени зависело от великого князя Константина Николаевича, который изучал вопросы железнодорожного строительства. Газета «Журнал для акционеров» писала: «Великий князь Константин Николаевич принял в Париже членов совета главного общества Российских железных дорог. Он, как видно, живо интересуется делами обширного предприятия»77. Кроме того, исследователи отмечали, что «либеральные убеждения сочетались у Константина Николаевича с властолюбием и неумением терпеть возражения… страстная борьба с казнокрадством и взяточничеством не мешала ему самому участвовать в железнодорожных махинациях…»78.

Что касается акционеров компании, то можно прийти к общему выводу: начиная со своего основания в 1799 г., к тридцатым годам XIX в. монопольная организация — РАК превратилась в структуру, где главную роль играли уже «небольшие» акционеры, что позволяло им более активно участвовать в делах компании. Однако в заключительный период существования компании появились держатели ценных бумаг, имевшие очень крупные пакеты акций, значительно превышавшие капиталы «больших» акционеров начала XIX века.

Начиная с 1823 г. и вплоть до ликвидации РАК количество акций оставалось неизменным — 7484. Стабильное число акций объяснялось тем, что РАК выпускала акции на имя каждого и заинтересованные лица могли их купить после того, когда кто-то из акционеров РАК решался их продать. Это соответствовало правилам РАК за 1821 г., исходя из которых акционеры, пользуясь свободой в распоряжении своими акциями, были обязаны уведомить об их продаже или покупке Главное правление.

Отмеченное в §2 «правил» 1799 г. положение, что РАК не вновь учреждается, но составляется из двух прежде существовавших пред этим частных компаний И. Л. Голикова с Н. А. Шелиховой и «Мыльникова с товарищами», к 1823 г. трансформировалось в то, в чем указанные лица уже не обладали прежним могуществом79. Влияние клана Шелиховых постепенно уменьшилось. Наследников-акционеров по мужской линии практически не осталось. В отличие от Шелиховых, наследники И. Л. Голикова также лишились многих акций, сохранив при этом свое участие в делах РАК. Немало иркутских купцов — основателей единой монопольной компании — вообще выбыло из состава акционеров.

РАК постепенно трансформировалась из предприятия, где многие крупные акционеры были так или иначе связаны с пушным промыслом и торговлей мехами, в организацию, где люди были заняты другими делами. Из семейно-корпоративной компания превратилась в более открытое объединение, что особенно характерно для заключительного периода ее деятельности. Крупнейшими акционерами были богатые предприниматели, для которых дивиденды на принадлежавшие им ценные бумаги РАК не являлись основным источником благосостояния. Тем не менее, их участие было весьма симптоматично и в известной мере говорило о финансово-хозяйственной деятельности РАК.

РАК управляла территорией, которая считалась колониями Российской империи и решала, в общем, государственные задачи по управлению краем. Между тем, государство оказывало минимальную финансовую поддержку компании. Несмотря на настойчивые просьбы директоров РАК, так и не был решен вопрос с паспортами промышленников, которые были обязаны возвращаться домой после многолетней службы в колониях. Отмена крепостного права и либеральные реформы не затронули в значительной степени Русскую Америку, которая могла бы привлечь туда новые силы, промышленников купцов и т. д., как для развития пушного промысла, так и новых промышленных и обрабатывающих отраслей.

РАК, несмотря на крайне тяжелое состояние, продолжала свою деятельность. При помощи правительства она смогла преодолеть последствия кризиса 1865 — 1867 гг. в течение нескольких лет. Для этого были все основания: хороший промысел морских животных в середине 1860-х годов XIX в., и особенно в 1867 г., природные богатства Аляски, позволявшие кроме пушнины получать выгоды от другой деятельности, которая только начинала развиваться: добыча золота и других полезных ископаемых, и, прежде всего, угля, рыбный промысел и т. д.