Деятельность Российско-Американской Компании накануне продажи Аляски США. А. Ю. Петров (2)

Весной 1863 г. особый Комитет об устройстве русских американских колоний представил в Министерство финансов обширный доклад, посвященный Русской Америке. В докладе отмечалось, что основные успехи РАК относятся к первому периоду ее деятельности, то есть до 1821 года. Хотя комитет выступил за ограничение монопольных прав компании (сокращение срока действия привилегии двенадцатью годами, управление краем военным губернатором и т. д.), в целом он высказался за сохранение компании34. Работа комитета проходила в то время, когда курс акций на Санкт-Петербургской бирже подвергался определенным колебаниям. В начале 1863 г. курс акций компании возрос до 198 рублей. Повлияла информация о рекордной закупке чая, а также то, что РАК, несмотря на критику в свой адрес, продолжала расплачиваться со своими кредиторами35. Кроме того, акционер компании П. А. Тихменев опубликовал вторую часть своего труда о деятельности компании, в котором последняя была представлена весьма благожелательно36. Тихменев закончил свой труд в 1863 г. и не мог отразить негативные изменения в чайной торговле. Вскоре оказалось, что компания столкнулась со значительными трудностями при реализации чая, и курс акций РАК опять опустился37 . К концу 1863 г. акции РАК покупали по цене 155 рублей.

В октябре 1864 г. с появлением известий о затягивании принятия нового устава и о том, что баланс компании за 1863 г. будет опубликован лишь в 1865 г., акции РАК впервые опустились ниже своего номинала — до 145 рублей38. В конце 1864 г. общее собрание акционеров приняло непростое решение: воздержаться от выплаты дивидендов на неопределенный срок. Эти известия повлияли на биржевые торги, и курс акций РАК опустился до 135 рублей.

Ситуацию с падением курса акций на бирже усугубляли публикации «Морского сборника», в которых комментировался труд Тихменева о Российско-американской компании. Так, Д. Афанасьев обвинил Тихменева в том, что тот использовал документы пионеров русской колонизации Аляски и основателей компании — Г. И. Шелихова и Н. П. Резанова. Он полагал, что Тихменев намеренно не использовал «Записку» В. М. Головнина и дал искаженную картину ранней истории Русской Америки. У Афанасьева не было ни малейшего сомнения в том, что у Головнина «был светлый ум, непреклонная честность, беспристрастность…». Этот автор признавался, что был «очарован запиской Головнина». Он не обратил или не захотел обратить внимания на неточности и ошибки в его публикации. Поэтому вслед за ним Афанасьев пришел к выводу, что «компания не доставляет никаких выгод своим акционерам, не приносит пользу государству…» и предложил лишить компанию монопольных привилегий, «всяких особых льгот пользования и оградить ее от возможности даже мыслить об этом». Он полагал, что «Япония, Китай, Калифорния, Амурский край, все наше поморье Восточного океана по обе его стороны открыты для ее (Российско-американской компании. — А. П.) торговых операций. Тут не надо исключительных льгот, нужна только разумная, энергичная деятельность»39.

Вскоре в «Морском сборнике» появилась публикация Г. И. Невельского «Еще раз по поводу книги г. Тихменева»40. Автор подробно объясняет обстоятельства Амурской экспедиции. Собственно Тихменев критиковался лишь в обширной сноске в конце статьи: Невельской был не согласен с расчетами Тихменева, что РАК понесла убытков от потери барка «Шелехов» и брига «Охотск» в 137926 руб. 13 коп. и полагал, что в действительности сумма была в два раза меньше. Впрочем, как и Тихменев, Невельской признавал всю важность этой экспедиции, позволившей считать приамурский и приусурийский край частью Российской империи.

Руководство РАК, и в частности А. К. Этолин, высказались против предложений комитета об ограничении монополии компании. В результате обмена мнениями и дискуссий на разных уровнях Министерство финансов внесло в Государственный совет предложение о пересмотре устава РАК и устройстве русских колоний в Америке. Это предложение рассматривалось в департаменте государственной экономии 17 февраля и 22 апреля 1865 года41. Александр II утвердил мнение Государственного совета от 14 июня 1865 года. Этот документ был подписан и великим князем Константином Николаевичем. Казалось, РАК удалось отстоять свои привилегии еще на 20 лет.

В начале 1865 г. курс акций компании стабилизировался на уровне 135 руб. за акцию. При этом в течение февраля торги с акциями РАК не проводились. С июня 1865 г. курс акций начал постепенно снижаться. На биржу повлияло то, что, хотя император и определил «главные основания для нового устава», сам устав так и не был утвержден. В сентябре 1865 г. состоялось очередное собрание акционеров. Было решено переизбрать членов ГП РАК. В отставку ушли А. К. Этолин, В. Ф. Клюпфель и В. С. Завойко. На их место выбрали Е. Е. Врангеля (который через несколько месяцев стал председателем правления вместо В. Г. Политковского), генерал-майора Э. И. Тилло42 и первой гильдии купца из Санкт-Петербурга Н. И. Любавина43. Закончив с процедурой выбора новых членов Главного правления, общее собрание приняло решение просить правительство о ежегодном выделении 200 тыс. руб. на содержание колоний. В журнале общего собрания акционеров подчеркивалось, что компания выполняет, по сути, правительственные функции по содержанию колоний без всякой поддержки со стороны властей. Дальнейшее благополучие компании ставилось в зависимость от помощи правительства. Биржа отреагировала на результаты общего собрания дальнейшим снижением котировки акций РАК. Газета «Биржевые ведомости» писала: «Акции Российско-американской компании еще понизились на 10 руб. и продавцы отдают охотно по 80 руб. или на 47% ниже нарицательной цены, но покупателей не видно»44.

Во время общего собрания акционеров в сентябре 1865 г. на руках у них уже был отпечатанный отчет ГП РАК за 1863 год. Этот итоговый финансовый документ готовили рекордное количество времени — больше года. Документ был одобрен цензурой лишь 15 марта 1865 г. и вскоре опубликован в той же типографии Э. Треймана, что и предыдущие отчеты компании. На суд публике были представлены документы, которые следовало издать более 14 месяцев назад, то есть в начале 1864 года!

В 1863 г. компания установила абсолютный рекорд за всю историю своего существования, приобретя 10842 «места» чая. При этом это были действительно качественные и дорогие сорта чая. Одна партия чая была доставлена на принадлежавшем РАК корабле «Камчатка» в Кронштадт, а вторая — на зафрахтованных судах отправлена вокруг света, но «по позднему времени года могла быть доставлена только в Гамбург»45. При этом, как неоднократно подчеркивали директора компании, привозимый из Шанхая чай пользовался известностью и с успехом конкурировал на отечественном рынке с лучшими сортами чая, которые доставлялись англичанами.

Казалось бы, с таким показателем доходы компании должны были бы существенно возрасти. Но вопреки ожиданиям директоров компании, первая партия чая оставалась в течение всего 1863 г. непроданной. ГП РАК никак не хотело сбывать чай по низким ценам, надеясь, что ситуация на рынке станет более благоприятной. В результате было принято решение отложить представление отчета на некоторое время, которое затянулось на долгие месяцы. В итоге первая партия была реализована в Петербурге с большими для компании потерями.

Со второй партией произошла не менее драматичная история: 512 ящиков чая оказались поврежденными во время их транспортировки, но так как груз был застрахован, РАК удалось получить за них страховую выплату по выгодной цене. Сложнее обстояли дела с оставшимся грузом. Цена, которую предлагали РАК в Гамбурге, совершенно не устроила компанию, и было принято решение направить оставшуюся партию в Петербург, но, когда чай был доставлен, оказалось, что его можно было продать с еще меньшей выгодой. В результате, воспользовавшись сведениями, полученными с Нижегородской ярмарки о «возвышении цен на чай вообще», он был туда направлен, «однако ж несмотря на все усилия, чаи эти остались непроданными до конца 1864 года». В результате доходы РАК от чайной торговли составили 21149 руб. 02 коп., что на 401994 руб. 01 коп. меньше, чем в 1862 году. Иными словами, доходы от чайной торговли уменьшились за год в 20 раз.

ГП РАК в своем отчете объясняло «упадок чайной торговли… усилившимся привозом чаев, хотя и низких сортов, из заграничных рынков, и в особенности вторжение контрабанды через западную границу»46. В специальной секретной записке о чайной торговле объяснялся механизм поступления на рынок контрабандного чая. Например, через Финляндию поступал более дешевый чай, который англичане приобретали в Кантоне, но затем упаковывали его в оберточную бумагу, на которой значился кяхтинский чай. В обход кяхтинской таможни контрабандисты переправляли через границу целые караваны чая. В частности, «нанкинский или семипалатинский чай» шел «также из Китая, а притом сухим путем, но не через Кяхту, а из западного Китая… на сибирскую и оренбургскую линии, почему и составляет относительно Китая контрабанду»47 .

В ноябре 1863 г. ГП РАК направило главному правителю Русской Америки И. В. Фуругельму обстоятельную бумагу, где ему предписывалось больше не направлять пушнину из колоний в Кяхту48. Этим предписанием Главное правление поставило точку в длительной истории торговли Российско-американской компании с китайцами в Кяхте.

Однако нельзя всю вину возлагать на эти факторы. Значительная доля ответственности лежала на ГП РАК, которое со второй половины 50-х годов XIX в. допустило стратегические просчеты при планировании торговых операций. Сделав вывод, что благосостояние компании зависит от торговли чаем, Главное правление направило все свои ресурсы на покупку качественных, пользовавшихся спросом сортов китайского чая. При этом не был проведен анализ рынка, не учтены возможные риски и влияние политических событий на дела компании. Диверсификация источников прибыли даже не рассматривалась, настолько ГП РАК было уверено в процветании чайной торговли и, соответственно, своего благополучия. Когда же цены на чай резко упали, и российский рынок был наводнен контрабандным, более дешевым чаем, директора компании были вынуждены «приостановиться на некоторое время с заказом чаев из Китая, впредь до поправления хода чайной торговли». Эта мера была не предупреждающей, а вынужденной реакцией на изменение рыночной конъюнктуры. Совсем не учитывалось, что затруднения с чайной торговлей были временными, и полный отказ от покупки чая в Кяхте едва ли был грамотным шагом. Ведь с возвращением цен на прежний уровень компании пришлось бы вновь завоевывать себе место на рынке, что было бы не так просто. Кроме этого, РАК была вынуждена потратить значительные суммы денег на ремонт судов в колониях. Чтобы уравнять доходы и расходы, пришлось незначительно сократить затраты на содержание контор в Русской Америке, урезать сумму, на которую выдавались пенсии, пособия и награды.

В целом, положение дел в колониях было стабильно устойчивым, хотя и произошло некоторое уменьшение активов. ГП РАК требовалось в это критическое время резкое увеличение поставок пушнины на внутреннем рынке, что покрыло бы издержки компании в чайной торговле. Ведь именно богатые грузы пушнины в начале XIX в., посылаемые Барановым, спасли компанию от финансовых проблем. Этого не произошло в 1861 — 1863 гг., более того, в вывозе пушнины все большее значение приобретали меха сухопутных, а не морских животных, особенно калана, чьи шкуры пользовались устойчивым спросом на китайском и российском рынках.

Компания, будучи в достаточно сложном положении, все же сумела продолжить свою деятельность. В 1864 — 1867 гг. она старалась реализовать скопившиеся у нее на складах партии китайского чая. Трудности в чайной торговле переживала не только одна РАК. В целом импорт чая существенно сократился за 1863 — 1865 годы. Анализ сведений о торговле в газете «Биржевые ведомости», показывает, что через балтийские порты в 1863 г. в Санкт-Петербург было привезено чая на сумму в 3,2 млн. руб., а в 1865 г., лишь на 1,4 млн. рублей. При этом «через европейскую границу» легальный ввоз чая сократился еще более радикально: с 10,1 млн. руб. в 1863 г. до 1,3 млн. руб. в 1865 году49.

Несмотря на отсутствие высоких прибылей, РАК все же удалось в 1866 г. получить 706 188 руб. дохода, правда, 200 тыс. руб. составляли дотации от государства. ГП РАК сумело провести в жизнь решение общего собрания акционеров от 22 сентября 1865 г. о ежегодной субсидии в 200 тыс. руб. от казны. Исходя из суммы годовых доходов, а также показателей баланса, ГП РАК решило выдать акционерам дивиденды по 1 руб. 45 коп на 150-рублевую акцию. Пожалуй, это был первый дивиденд, выплаченный акционерам с 1862 года50.

Кроме того, директорам РАК удалось убедить Министерство финансов исчислять 20-летний срок привилегий не с 1 января 1862 г., а со дня их фактического утверждения. После того как представление министра финансов М. Х. Рейтерна дважды заслушивалось в департаменте государственной экономии, оно было вынесено на общее собрание Государственного совета и одобрено им. 2 апреля 1866 г. «мнение» Государственного совета, было официально утверждено императором51.

Все утвержденные Александром II учредительные документы компании (29 мая 1861 г., 14 июня 1865 г., 2 апреля 1866 г.) были предварительными. Хотя привилегии компании были сохранены и ей позволили действовать еще двадцать лет, устав ее все еще не был окончательно утвержден и находился в стадии доработки. Тот факт, что император посчитал возможным продлить деятельность РАК, сыграл положительную роль. Однако для котировки акций на бирже более существенным было то, что Министерство финансов признало справедливой просьбу ГП РАК о ежегодном выделении компании 200 тыс. руб. и о снятии с нее долга в 725 тыс. рублей. Эти известия повлияли на биржу. Уже в марте «Биржевые ведомости» писали, что курс акций Российско-американской компании находился в пределах от 127 до 135 руб.52. При этом спрос на акции опережал предложение, но покупатели опасались давать за акции компании больше 135 рублей.

В этих условиях было решено срочно созвать собрание акционеров. «Главное правление Российско-американской компании на основании §44 устава оной, имеет честь пригласить гг. акционеров пожаловать в экстренное общее собрание, назначенное на 20 апреля 1866 г. в 7 часов по полудни в дом компании у Синего моста», — такое объявление появилось в «Биржевых ведомостях»53 . На общем собрании директора получили неутешительные сведения, что компания терпит значительные убытки от чайной торговли, что было доведено до сведения акционеров. Было признано, что, несмотря на правительственную субсидию для поправки дел компании, требуется гораздо большая сумма денег. Звучала осторожная критика правительства, которое своими действиями «подрывает кредит компании». Ухудшение положения дел в РАК ставилось в зависимость от обстановки в Европе и от трудностей компании при проведении своих торговых операций. «Биржевые ведомости» писали: «Вексельные курсы сильно понизились вследствие политических обстоятельств, на которые биржа начинает смотреть с большим опасением». Вскоре эта же газета дала еще более пессимистичный прогноз: «Положение дел в Европе становится все более тревожным; оно перешло в тот фазис сомнения и ожидания, который если нельзя еще назвать положительно войною, но уже и не есть мир, и представляет почти тот же мрачный колорит, как и война»54. Итоги общего собрания акционеров отразились на биржевом курсе акций, который стал снижаться и с небольшими колебаниями достиг отметки в 105 руб. Именно по такой цене совершались торги на бирже осенью и в конце 1866 года.

В начале 1867 г. ГП РАК известило Министерство финансов, что убытки компании от чайной торговли составили за 1863 — 1864 гг. 797 тыс. руб., то есть очень значительную сумму. Достаточно сказать, что она была сопоставима с годовым доходом компании в конце 50-х годов XIX века. В этой ситуации РАК была вынуждена обратиться за помощью к правительству и к иностранным кредиторам за дополнительными займами. В январе — феврале 1867 г. РАК получила 327621 руб. кредитных денег. Причем обязательство по кредиту, который был выдан компании в Лондоне (10681 фунтов стерлингов), несло государство. РАК получила также 200 тыс. руб. субсидий, которые должны были покрывать издержки по управлению Русской Америкой. С начала 1867 г. курс акций РАК опускался все ниже. 27 февраля 1867 г. акции компании пытались продать по цене в 90 руб., но в итоге сделки завершились по цене 75 руб. за акцию. Это была минимальная цена за 150-рублевые акции РАК за всю историю торгов с акциями компании на бирже. Правда, это были скорее спекулятивные операции, не совсем верно отражающие реальное положение дел, и уже 3 марта курс акций компании вырос на 10 рублей55.

Падение акций на Санкт-Петербургской бирже ниже номинала, хотя и было отрицательным фактом в представлении акционеров и мнении тогдашнего общества, но не являлось катастрофой, что можно проиллюстрировать на примере других акционерных компаний в Российской империи в то время. Для более точного анализа данных были взяты две акционерные компании, занимавшие наиболее динамично развивающиеся сегменты российского рынка — страхование и перевозку грузов: страховая компания «Надежда» и «Русское общество пароходов и торговли в г. Одесса»56. Акции этих обществ были представлены на бирже со времени их возникновения: «Надежда» — в 1848 г., и «Русское общество пароходов и торговли» — в 1856 году. Эти компании были образованы с интервалом в 8 лет. Котировки акций компании «Надежда» с небольшими колебаниями находились в диапазоне от 85 до 116,5 руб., при этом в течение нескольких лет подряд курс акций этой компании находился ниже номинала. Доходность на акции «Надежда» с середины 50-х и вплоть до начала 60-х годов XIX в. составляла от 2,5 до 17,5% со знаком минус, затем положение выровнялось, и курс акций этой компании пошел вверх. Курс акций «Русского общества пароходов и торговли» был выше номинала в течение двух лет с момента образования этого общества. Затем в течение семи лет наблюдалась отрицательная динамика, и доходность на акции этой акционерной компании была также отрицательной. Но в начале 1860-х годов финансовое состояние этой компании улучшилось, что положительно сказалось на курсе ее акций.

17 марта 1867 г. ГП РАК представило министру финансов очередную бумагу, в которой доказывалась необходимость дополнительного выделения компании 1 млн. руб. При этом компания обязывалась погасить этот долг в течение 10 лет из тех средств, которые государство предоставляло РАК для покрытия ее издержек по колониальному управлению и обеспечению. Любопытно, что директора компании вошли с этой бумагой в Министерство финансов за день до подписания договора об уступке русских тихоокеанских колоний Соединенным Штатам Америки. 22 марта 1867 г. появились известия о том, что правительство намерено рассмотреть вопрос о крупном займе компании. Кроме того, ГП РАК приняло решение увеличить промысел морских животных. Переписка ГП РАК с колониальной администрацией показывает, что РАК планировала получить значительные партии пушнины. Этот факт подтверждается и другими исследователями. Действительно, только корабль «Цесаревич» вывез из колоний пушнины более чем на 2 млн. рублей57. Сделки с акциями РАК на бирже уже совершались на 25 руб. выше, чем три недели назад58. Это были последние торги на бирже до появления известий о продаже русских тихоокеанских колоний США.

История решения о продаже Аляски США подробно изложена в работах Н. Н. Болховитинова59. Вместе с тем надо подчеркнуть, что уступку США Русской Америки удалось провести в тайне от членов ГП РАК, узнавших об этом из телеграфных сообщений, которые сначала достигли Европы и активно там обсуждались, а затем попали на страницы газет. 24 марта 1867 г. «Биржевые ведомости» опубликовали заметку, в которой говорилось: «Уступка русско-американских владений Соединенным Штатам, если она подтвердится, составит событие мирового значения… это… во всяком случае новое Эльдорадо по своему богатству мехами и положению на северо-западном берегу материка, по которому пройдет телеграфная линия и таким образом увеличит его значение…». Уже 25 марта торги на бирже открылись с ажиотажа по поводу акций РАК. За них предлагали по 165 руб., «но продавцов не находилось»60.

7 апреля 1867 г. министр финансов сделал представление царю о посылке комиссара для передачи русских колоний США, и только на следующий день официально известил об этом ГП РАК. 21 апреля 1867 г. состоялось общее собрание акционеров компании, которое приняло решение переизбрать Главное правление, в задачу которого входило ликвидировать дела РАК. В новый состав ГП РАК вошли Е. Е. Врангель, Н. И. Любавин, М. Д. Тебеньков, и Н. И. Анциферов61. Хотя решение правительства о продаже Аляски было принято в тайне от ГП РАК, вряд ли оно было для директоров компании полной неожиданностью, они располагали своими документально не подтвержденными сведениями, основанными на косвенной информации62. В первую очередь компанию насторожило поведение Головина в Копенгагене, когда этот офицер, подчинявшийся Константину Николаевичу, обратил внимание потенциальных кредиторов РАК на возможность прекращения существования компании. Кроме того, процедура окончательного принятия устава компании очень затянулась и правительство неохотно шло на обсуждение с Главным правлением этого вопроса.

Итак, Аляска была продана, а компания должна была прекратить свою деятельность. Между тем, курс акций РАК на бирже продолжил свой рост. В мае 1867 г. котировки акций поднялись до 180 рублей. — Газета «Биржевые ведомости» в каждом своем выпуске извещала читателей об очередном росте курса акций компании на бирже. Эти новости оттеснили на второй план известия по другим акционерным компаниям. Те, кто регулярно следили за выпусками «Биржевых ведомостей», обратили внимание на то, что 8 мая 1867 г. газета опубликовала полный баланс акционерной компании «Московско-Рязанской железной дороги». Читателям газеты давалось понять, что эта компания имеет солидные активы, хорошо развивается и у нее большие планы. Что это были за планы, стало известно позже и уже не столь большому кругу лиц, но именно этой компании предстояло сыграть свою роль в эпилоге деятельности РАК. Вторая же половина 1867 г. была отмечена продолжающимся ростом курса акций РАК на Санкт-Петербургской бирже. 9 сентября 1867 г. акции РАК стремились купить по цене 275 рублей.

Расчет с акционерами компании растянулся на длительное время. В это время ГП РАК обменивалась с различными министерствами и ведомствами бумагами, суть которых сводилась к тому, как компенсировать убытки компании, последовавшие от продажи Аляски США. Наиболее характерной в этом отношении была «Записка Главного правления компании по делу о вознаграждении убытков от распродажи ее колониального имущества», опубликованная 5 мая 1868 г. в Санкт-Петербурге в типографии А. А. Краевского. В этом документе ярко и емко излагалось мнение ГП РАК. Из известных на сегодняшний день документов по истории Русской Америки и РАК это была последняя подробная аналитическая записка, написанная директорами компании. «Записка» была подготовлена членами Главного правления, которые одновременно принадлежали к верхушке российского общества. Они осмелились высказывать очень смелые суждения о политике правительства в отношении РАК. Основная мысль этого документа была обозначена на первой же странице. «Российские владения на северо-западном берегу Америки, уступленные ныне, по трактату 18-го (30-го) марта 1867 г., правительству Соединенных Штатов, открыты, завоеваны, приведены в подданство и устроены, без всякого содействия со стороны правительства (курсив оригинала. — А. П.), единственно предприимчивостью и капиталами частных лиц (курсив оригинала. — А. П.)… Компания, управлявшая всем обширным тамошним краем до 1866 года, без всякого денежного пособия от казны (курсив оригинала. — А. П.)… не имела… ни малейшего правительственного покровительства». В «Записке» цитируются положительные места из отзыва Костливцева, который отмечал: «Нет страны, где бы не знали Российско-американской компании; нет ни в Европе, ни в Америке значительных торговых домов, которые бы не пожелали иметь дел с компаниею и не отзывались о ней с особенным уважением; векселя компании как в Европе, так и в Америке, можно менять и дисконтировать во всякое время беспрепятственно»63.

В заслугу РАК, кроме успешной финансово-хозяйственной деятельности ставилось следующее: «а) участие в открытии реки Амура и занятие острова Сахалин, засвидетельствованные самим творцом этого приобретения, графом Н. Н. Муравьевым-Амурским, в представлении его в Сибирский Комитет от 11-го апреля 1859 года за N 386; б) содействие в 1853 году экспедиции по заключению последнего трактата с Японией, за что, по засвидельствованию графа Путятина, компания удостоилась получить высочайшую его императорского величества благодарность, и, наконец, в) умение сохранить во время последней восточной войны нейтральность и неприкосновенность вверенных управлению ее колоний, тогда как неприятель всеми способами во всех странах и на всех границах и пунктах старался вредить России»64.