Восстание камчадалов в 1731-1732 гг.

20. Из «ведения» штурмана Генса капитану Павлуцкому от 11 ноября 1731 г.

Господину капитану Дмитрию Ивановичу Павлуцкому, ведение.

Сего 731 году по присланному ордеру за рукою вашего благородия мне, штурману Якову Генсу, велено итти со служилыми людьми в показанной тракт на «Гав[рии]ла боте, и возымел я путь на море из Большерецкого острогу июня 23 дня и в Нижне-Камчадальской острог прибыл на усть Камчатку реку июля 9 дня и промышляли кормовые, рыбные припасы, чем бы нам пропитатца на море до показанного тракту и за починкой шверцов и приуготовились итти на море июля с 20 числа. Того ж числа Камчадальского острогу закащик Иван Кырков ведением мне объявил. Сего де вышеозначенного числа пришед де из острогу на коргу, служилые люди Обросим Сорокоумов, Павел Попов, Сергей Красавцов объявили де ему Кыркову скаскою: Нижней де Камчадальской острог пришед иноземцы разорили и зажигали и служилых людей побили, а Нижнего де Камчадальского острогу обывателей и служилых людей малое число, и о умирении оных требовали от партии споможение.

Того ж июля 21 дня отправил я из партии в поход на оных изменников служилых 52 человека, и пожелал итти с ними командиром полевым подмастерья Иван Спешнев. И дал я ему, Спешневу, за рукою своею инструкцию, по которой ему велел означенных изменников сыскивать и приглашать ласковым приветом, а ежели они на ласковый привет не пойдут и будут ея императорскому величеству противны, и то поступать на них регулярною военною рукою, елико всещедрый бог помощи подаст. И по отбытии своем со служилыми людьми в поход, оной подмастерья с дороги июля 22 дня прислал ко мне требовательное письмо, в котором написал, что де он, Спешнев, через других известен, оные изменники засели в остроге в крепости, а дворы круг острогу в близости обожгли, а кормы де казачьи прибирают себе в острог, и то де знатно хотят де сидеть в крепости, и требовал 2 пушки больших, ядер, пороху и свинцу, что надлежит, две мартеры с ядрами чинеными, в споможение служилых людей — сколько возможно. И по оному его, Спешнева, требованию отправил солдата Александра Змиева в 25 человеках с означенными припасы и дал ему инструкцию, что быть ему Змиеву в походе с ним, Спешневым, опше у примирении немирных иноземцев. И прибыв на коргу из походу он, подмастерья Иван Спешнев, подал мне за рукою своею известие, 3-х человек притом изменников, от которых почала быть измена, с допросы, и как по данной своей инструкции поступил и коликое число на приступе под острогом побито служилых людей, и то показано имянно, и с оного известия послана до вашего благородия при сем ведении копия. И унамерен был я итти в показанной тракт, и августа 4 дня Нижнего Камчадальского острогу обыватели закащик сын боярской Иван Кырков со служилыми людьми за руками своими подали в партию мне доношение... 1 [58]

И по вышеписанному тому де требованию от посланной партии с подмастерьем Иваном Спешневым ходили де против оных изменников и призывали де их под ея императорского величества высокосамодержавную руку ласкою и приветом и разговором, дабы жили оные изменники с рускими людьми мирно и ясак бы платили в казну сполна по окладом попрежнему и острог бы сдали, и они на разговор не сдались, токмо из оружья из острогу по них де палили, а стояли де они под острогом и разговаривали их двои сутки и разговорить их не могли. И они изменники неотложно из острогу по них из оружья палили, из луков стреляли и побили де служилых людей 4 человек, иных многих де из них ранили, и они де опше с посланною партиею поступали, прося у бога милости, и палили из оружья по острогу. А они де, изменники, из острогу тож де по них из оружья палили, из луков стреляли. И божиею помощию они де на бою из оных изменников побили, а иные из острогу бежали, а из оных де на побеге и на имке побили, а поймали де они изменников 3 человек, а другие их братья изменники, сидя в остроге, острог и ясашную избу зажгли порохом и сами де сожглись.

А известно 2 де им через оных же изменников, что де и других приписных рек и острожков присутствия Камчатки реки ясачные иноземцы изменяют, и в том де они имеют великое опасение, дабы де им от оных изменников в конец не разоритца, и казна б ея величества не утерялась. А Верхней де Камчадальской и Большерецкой остроги и служилые люди в сохранении ль имеютца, про то де им знать не можно. И того де ради от посланной партии просят, ежели де возможно, на морском судне боте Анадырской путь отставить для де всеконечной их нужды и умирения изменников и для взятья с них аманатов и для строения острогу споможения им, дабы ясашная казна впредь не утерялась, и камчадальские остроги не запустели. А ежели де Анадырской путь на боте «Гавриле» отставить не можно, дабы де повелено было от посланной партии оставить для обережи шестьдесят человек людей добрых и оружейных к нам в споможение и выдать им пороху, взятого с бою у изменников, да свинцу, что надлежит, а без посланной партии их де служилых за малолюдством от изменников пробыть не можно, и о всем де учинить посланной партии, как указы ея императорского величества повелевают. И того ради слушав я сего доношения, что Камчадальской Нижной острог означенные изменники в конец разорили, острог и дворы все выжгли 3 и служилых людей многих прибили, и того ради не хотя оное место пусто покинуть, и возымел пристань на усть Камчатки реки и поставил судно в пристойном месте под крепким караулом, где и преж сего зимовало, опасаясь вышеписанного, чтоб указом ея величества впредь на мне не спросилось и близ онного судна на острову от партии служа часовню построил, ясашную избу и двор ея величества, анбар казенной. И послыша многие ясашные иноземцы, что партия возымела пристань, и приходили многие иноземцы ясашные в думе и не в думе с изменники с покорной головою, которыя и давали в платеже ясаку, аманатов и тако ж и другие. И собрано с них аманатов 13 4 человек, и содержатца в ясашной за караулом.

Да августа 17 дня от пристани морскаго судна, отправил я в поход солдата Александра Змиева невскольки человеках для зыскания изменников и проведывания Верхнего Камчадальского и Большерецкого острогов в добром ли состоянии. И августа 25 оной Змиев ко мне репортовал. Прибыл де он на Ключи, где имелса быть острог, и постречал изменника Фетьку Харчина 5 со многими изменники в немалом собрании, которой де, видя к себе конечную обсаду, пришел де к ним на ласковой призыв и [59] показал де, что он в собрании своем поплыл к морю с боем на служилых людей. Да он же де, Фетька Харчин, вывел от изменников брата своего родного Степана да Тавача Тенивина. А оной Степан показал, что де служилых людей Дмитрия Бологова, Григорья Попова побили, а сборная де казна, что де сбирал Дмитрей Бологов да Григорей Попов, и оная де имеетца у него, Степана Харчина, на Еловке реке на жилище их. И для того он де, Фетька, с братом своим взят был на Еловку реку до жилища их, и обыскали у них суму за печатью да лисье одеяло, и оное мы спровадили де до таборов своих до разоренного острогу и паки де пошли вверх по Еловке для зыскания изменников и на жилище де изменника тоена Тигиля, которой де упрямством своим не пошел на ласковой вызов и засел в 5 человеках в барабалке 6 и стрелял по казакам из винтовки, из луков до последнего их, да и жен и детей своих прикололи оне сами. А Степан Харчин бран де был для взыскания изменников, и оной де Степан из под караулу бежал, а брат де его Фетька Харчин в допросе де показал, что де сборная ясашная казна была привезена Дмитрием Бологовым с Уки реки, и оную казну взял де брат его, Степан Харчин, а что де было сборной ясашной казны, тому де явствует сборную ясашную книги. А по справке де оных книгах имелось де в сборе 39 лис крас[ных], да пять соболей, и тое де казну брат его, Степан, дарил брата Фетьку десять лис крас[ных], из них де шил он, Фетька, одеяло, 2 соб[оля] и тех соболей шил де он малахай. А он же де, Степан, дарил дядю своего родного Голгоча 5 лис крас[ных], да два соболя, да ещо дарил Налача 5 лис крас[ных], да тоену ключевскому Даднею 2 лис крас[ных] да соболя, да Урилу 2 лис крас[ных], да Илту 2 лис крас[ных]. Из означенных соболей Голгоч и Дадня сшили де себе малахаи. А достольную де казну куды употребил, про то де он, Фетька, не известен. Да у него ж, Степана, в пожитках его 14 лис красных и оные лисицы и одеяло да соболь, да кожами, да ящик с указом и с книгами положено в суме за его, Змиева, печатью. Да сыскана де против острогу брошенная от изменников большая чугунная пушка, и оная де послана с Олексеем Поливановым, а означенная казна послана де служилым Иваном Карамзиным за его де печатью. А оной Федька Харчин послан де в смыку и в колотке. Да Тенивина острогу с тоена Тавача взяты двойные аманаты, брат его родной да сын Клим, да три ... 7 с такими посланы де к нам, а означенной тоен Тавач оставлен на своем жилище для собрания родников своих и для ясашного промыслу. А служилых де людей в провожатых за казною ея величества и за аманатами и за изменником при Иване Карамзине 18 человек, и осталось де у него 16 человек и с оными де вступил в показанной тракт Верхнему Камчадальскому острогу.

И означенная казна и аманаты в приеме у нас в партии и изменник Харчин под крепким караулом в крепе в ясашной, и о измене его допрашивая, а в допросе своем, что показал, о том значит при сем ведении с допросных его речей копия. А другие изменники, морской Чегита, новокрещен Микитка Роди[хи]н, Онтон Агеча Каменного острогу, Лвуч Товол острога, и Путел еловской, Уески да новокрещен Дмитрей, и содержатца под караулом в ясашной избе, и побито от них изменников служилых людей Камчадальского острогу жителей в остроге и по разным местам, о том значит при сем ведении реестр. Да в поданном ко мне известии от подмастерья Ивана Спешнева написано: изменников Ханею и Урина с товарыщи содержать под наикрепким караулом и кормить, чтоб он не затратился, и положить де поклонные в козну ея величества две лисицы буренькие за печатью его в казенной анбар, а таких от него, Спешнева, лисиц ко мне в приносе не бывало и я у него не бирывал. А показанные изменники содержатца под охранением в ясашной. [60]

Да сего ж июля 31 дня от закащика Ивана Кыркова с подлинного доезду прислана ко мне копия, которым доездом объявил ему, Кыркову, служилой человек Гаврила Чюдинов. Был де он, Чюдинов, посылан от него, Кыркова, в нескольки человеках в походе на изменников с подмастерьем Иваном Спешневым опше, а когда де разбили изменников они острог, и вынес из острогу ключевской тоен Ханея и Урин 2 лисицы чернобурые да лисицу буренькую и взял под караул свой подмастерья Иван Спешнев, а где де ныне оные изменники и лисицы и под каким караулом содержатца, того де ему, Чюдинову, и знать не можно. А по справке в партии означенных лисиц от него, Спешнева, в приносе в казну ея величества не было.

Извествуем вашему благородию. Живем мы, где возымели пристань, кормовых рыбных припасов у себя не имеем, для того у жителей кормовые припасы все изменники пограбила, а от партии служилые имелись быть в ходах, а другие на карауле и на вышепоказанной работе у строенья, и против прежняго и рыбы из моря не идет. И с нынешней поры почти голодуют, а впредь как бог поможет чем пропитатца, а что каких припасов у меня на «Гавриле» боте имеетца, и за ускореньем посылки о приходе и расходе провианту и другого принадлежащего репортовать не ускорил и обо всем буду вашему благородию репортовать. А за расходом в остатке имеетца на боте свинцу один пуд, а больше того не имеетца, а пороху будет с удовольством. А ныне на Камчатке жителей имеетца 28 человек и с того числа токмо 15 человек в службу годных, и того ради доношу вашему благородию, когда возымеетца путь в показанной тракт, коликое число надлежит, в остатке на Камчатке реке служилых людей от партии.

И того ради послал я сие ведение с мореходом Прокопьем Нагибиным и велел ему, Прокопью, явитца в Онадырском остроге и подать сие ведение посланной партии тебе, господину капитану Дмитрею Ивановичу Павлуцкому, и о вышеписанном ваша благородия что соблаговолишь учинить. 1731 году ноября дня... 8

Да сего ноября 7 дня отправленной от нас в поход солдат Александр Змиев прибыл из походу из показанного тракту и доездом мне объявил.

Сего де 731 году августа 17 дня получил де он инструкцию за рукою нашею, и по которой де инструкции повелено де ему со служилыми людьми итти с боту «Гаврила» вверх по Камчатке реке, по Хапиче и по Еловке рекам и до Верхнего Камчадальского острогу. И во оном де пути таких иноземцов изменников сыскивать и проведывать со всяким прилежанием, и ежели де где улучат, то де повелено ему приглашать ласкою и приветом, а ежели на ласковой призыв не пойдут, то де повелено поступать на них военною рукою. Да ему ж де повелено было по прибытии в Верхней Камчадальской острог, ежели в сохранении, данной де ему ея императорского величества указ от посланной партии во всенародное известие объявить, а Верхнего Камчадальского острогу ясашных иноземцов спросить письменно за их знаменами о обидах и разорениях, а ежели де на кого покажут, а они явятца в лицах, то повелено их взять в партию под крепким караулом. Да присутствующих камчадальских острогов и рекам ясачных иноземцов для содержания в посланной партии служилых людей и аманатов повелено де ему собрать кормовых припасов по разсмотрению препорцыи кормов не в тягость. В Большерецкой острог для проповеди известия послать, а из Верхнего ответствие ждать в Верхнем 9. И против де вышеписанной инструкции и вышеозначенного числа с Шантальского озера и с Аратуги, на Ключах де и на Еловке которые де изменники переиманы и при письменных де известиях с Шантальского озера Урилова острогу Хобин да [61] Тавача да Хана с служилым Федором де Сосулиным, с Аратуги речки Никитка Родихин, Онтошка да Тонола с служилым Федотом Спиридоновым, главном изменник Фетька Харчин, да Еловской реки Тенивина острогу взятые с Тавача аманаты Иван да Клим со служилым Иваном Карамзиным с товарыщи посланы де к нам. Да с ними же де отысканная ея императорского величества ясачная казна в суме за его де, Змиева, печатью да пушка, отысканная в воде привозу капитана господина Бе[ри]нга, и другое, о чем де явствует в отписке.

Да сентября де 25 дня получа де он известие от шантальского тоена Июры, что Верхней Камчадальской острог в сохранении, и тогда де отпустил артилерные припасы со служилым Алексеем Икорниковым с товарищи, а именно одна пушка большая, другая малая, 35 ядер большей пушки, 60 ядер малой пушки, две бочки с порохом за его де Змиева печатью и кожа красная, 18 фунтов свинцу, 8 топоров и другое де, о чем явствует в оном письме с ним, Икорниковым. А из вышепоказанного числа пушечного де пороху издержано, когда стояли на Ключах против изменников, шесть выстрелов картечами фузейного, из приему де его дано солдату Климу Полежаеву 12 патронов да Ивану Калашникову 4 патрона.

Да сентября де 27 дня прибыл де он в Машурин острог присутствия Верхнего Камчадальского острогу, и тут де лутчей тоен Начика Машурин и с родниками живут благосклонно, токмо во многих де обидах и раззорениях Верхнего Камчадальского острогу на закашиков и служилых людей за своею рукою скаскою объявил, а имянно на Василья Новограбленного, на Андрея Рюмина, на Никиту Дурынина, которая де скаска при сем доезде.

И октября де 3 дня прибыл де он, Змиев, в Верхней Камчадальской острог и данной де ему ея императорского величества указ в ясашной избе объявил, октября де 3 дня послал де он Камчадальского Верхнего острогу в ясашную избу закащику Василью Пашкову промеморию о требовании кормовых припасов, тако ж о присылке против показания Начика Машурина служилых Новограбленого с товарыщи, которую промеморию он принял, а в черной росписался.

Да октября де 4 дня означенной де Пашков письменно промемориею от кормового сбору и касающихся по делам служилых де людей не отдал и во всем отказал, знатно де, что ведая и за собою некакие неисправы, и в том учинил ея императорского величества указу противность, а ясашных де иноземцов приводит не в малое сумнение, в такой де силе хотя им чинитца несносные обиды, а суда де и обороны и сыскать не могут, которая де промемория и с вышепомянутыми изменническими допросами у него объявляетца в доезде.

Да октября де 7 дня в означенную в ясашную избу послал де он вторишную промеморию о присылке касающихся по делам Новограбленого с товарыщи, которую промеморию принял, а в черной не росписались, о чем пришед солдат Клим Полежаев скаскою де предъявил, будто де в черной не росписался за несходствием с белою. И в та де поры служилой человек Гаврила Юрлов говорил де подъячему Василью Новограбленых, не подлежит де ему у дел быть подьячим, многие де за ним плутовства, а закащику де говорил, чтобы де за такого плута не стоял, а я де в посланную партию покажу письменно. И за то де его, Юрлова, закащик Пашков сковал в железа и посадил де в казенку. Знатно, что и он приличен тому ж плутовству, что его, Юрлова, в партию показать письменно не допустил, а может быть, что он, Юрлов, знает на них и некоторые важности. И для де того он оставил в Верхнем Камчадальском остроге служимых людей Ефима Пермякова, Степана Карандашева, Макара Новосельцова и дал де им ордер, чтоб де они его, Юрлова, хранили и безвременно мучить без указу не давали, а может де быть, что он, Пашков, с подъячим Новограбленым, признав некакие притчины, его, Юрлова, и смертна замучет. Да им же де, Пермякову с товарыщи, [62] велел де весть перенять о Большерецком остроге и явитца в посланную партию в неукоснительном времяни.

И октября 8 дня, видя де он, что закащик Пашков против де требования его ничего не отправляет и всегда пьянствует и [в] путь де поздает, потребовал для пропитания де в путь служилым людем и каюрам десять вязок юколы да для бережи от изменников 3 фунта пороху, 2 фунта свинцу, понеже де он порох и свинец отослал весь к морю, против кото[ро]го требования принял де он пороху 3 фунта, свинцу 2 фунта и юколы 8 вязок и оного ж де числа из Верхнего Камчадальского острогу де он отбыл батами. И октября де 11 дня, проплыв де Шипину реку, захватила де их великая шуга, и плыли во льду с великою де нуждею, скрос лед пробивались. А октября де 14 дня приплыли де к разореному Нижнему Камчадальскому острогу, и едва де они добились до берегу и, взяв де оружье, пошли лесом на Ключи к иноземческому изменническому острогу и, не дошед до их острогу, в лесу поймали ключевского изменника Хобина, которой на Ключах на сопке опше с Фетькой Харчиным и противо нас на бой выходил, в чем он, Хобин, в допросе своем винилса.

Да сего де октября 21 дня по известию де через ясашного иноземца Шолоча, что де на Кареуне речке изменники, оставя свои прежние жилище, ушли де в вершины, и он де со служилыми людьми на означенную речку пошел того ж де числа, и прибыв на место старого камчадальского острогу, поймали де изменника Налача, и отослал де его при письме на таборы под караул служилому человеку Федору Тиболову. И оной изменник Налач, согласясь де он с вышеписанным изменником Хобиным, в небытность де его из под караулу от него де, Тиболова, бежал и унесли казенной топор.

И октября де 24 дня, прибыл де он в вершину Кареуны речки и тут де поймал Лехтарева брата Баргача во шти человеках и взял с них аманата Лехтарева, сына Харутача, а означенного им Баргача с товарыщи оставил на своем жилище для ясашного промыслу.

Да сего де ноября 1 дня получили де они известие от ясашного иноземца Леку, что де пришли изменники с верх Камчатки Голгочевы товарыщи многолюдно; и он де со служилыми людьми, возымел надежду на бога, того ж числа вступил де он за оными изменниками в погоню, и ноября де 3 дня и божиею помощью постигли де они изменников на Чоргане под каменем Шевеличем ключевского ясаула Урила в двадцати человеках и оных изменников перехватали и, за вины их наказав, оставил де при письме Тенивина острогу тоену новокрещену Нефеду Тенивину, с которого взяты два аманата и отосланы де со служилым Иваном Карамзиным, и велел де ему, Нефеду, означенных изменников принуждать к ясачному соболиному и лисишному промыслу. И того же числа в ночи приплыли де тут изменники ж Фетьки Харчина брат Стефан Харчин да с ним Лехтарев племянник Чромаш, да новокрещеной Фетька Жировиков и оных де они изменников перехватали ж и вышеозначенной де Урил да Стефан Харчин да Орликов кресник Никитка при сем де его доезде, а Чремаша и новокрешен Фетька да Хару[та]ч отпущены де с наказанием на свои жилища для ясачного промыслу.

А в приеме де у него, Змиева, было провиянту муки ржаной пять сум, да круп яшных пуд, которой де у него провиянт с вышеозначенного августа с 17 числа в бытность де его в походе октября по 31 число употребил де он в роздачу служилым людем на пропитание, а которые де у него и были изменники в пойманье и они де наказаны и отданы де ясачным иноземцом на поруки к ясачному промыслу, а коликое их число и кто де имяны и у кого на поруках, и значит де при сем доезде реестр. Того де ради просил, дабы повелено было указом ея императорского величества оной де его доезд в посланной партии, изменнические допросы и означенную промеморию, скаску Начика Машурина и аманата Харутача [63] принять и с вышеозначенных допросов и промеморий дать де ему копию, а в аманате Харутаче расписатся. Да пр[и] [с]ем же де доезде объявил он, Змиев, отдал изменников на поруки с наказанием ясашным иноземцом для промыслу ясаку: Комколу — Чагача, Ликоча, Тегича, Налача, Тенива, Хобина: Баргачу — Лехтареву брату — Огика, Валача, Шолу, Конохалога, Улеку, Тадея; Начику — Намаглу, и Кашу, Тавача, Кашаю; Тавачу Тенивину — Наласканача, Начика Чавакеева, брата его Урила, Налахача; Шочку — Налача и Локаткана, Шамак, Хару[та]ча; Каналу — Камак, Шамахана, Хобина, Харуча, Никитку Орликова, Чромаша, Лектарева племянника, Фетьку Жировикова. Изменники Стефан Харчин да ключевской тоен Урил объявлены при доезде.

И вышеозначенного числа в посланной партии у него, Змиева, доезд, изменнические допросы и промемория и скаска Начики Машурина, аманата Хару[та]ча я принял, тако ж изменника Харчина с товарыщем велел содержать в ясашной избе под караулом, которые допросы и промемория посланы при сем ведении.

А из имеющихся служилых людей в партии, об которых репортовал к вашему благородию, из оного числа побито на приступе Камчадальского Нижнего острогу 3 человека: Сава Чигин, Борис Нифантьев, Никита Шавырин. Да сего ж 1731 году в разных числе[х] волею божиею померли гранадер Стефан Силиванов, матроз Петр Таранкин, служилые Дмитрей Осколков, Михайло Чернеговской, Иван Маслецов, а с другими служилыми живем на Камчатке у пристани морского судна и содержим партиею Камчадальского Нижнего острогу присутствия ясачных иноземцов, которых партией походами умирили и взяли с них аманатов, и из за оных аманатов хотим сбирать ясак в казну ея величества и об оном из посланной партии просим указу: будущим из Якуцка за ясачным сбором коми[сa]рам ясашной сбор сдать ли. А я без повелительного указу из посланной партии отдать ясачной сбор не смею, а буду сбирать партией. И о вышеписанном что соблаговолишь учинить, а о приходе и расходе репорты посланы при сем же ведении.

1731 году ноября 11 дня. Таковые белые дела в яшчике за печатью Прокопей Нагибин принял, его велением Федор Тибалов расписался.

Экспедиция Беринга, д. № 3, лл. 156-165 печатается по отпуску.

Экспедиция Беринга, д. № 3, л. 5

Комментарии

1. Повторение «ведения», поданного 4 августа от закащика Ив. Кыркова об измене камчадалов в Нижне-Камчатском остроге, полностью приведенного в указе солдату Змиеву (см. документ № 16).

2. В оригинале: «а весно».

3. В оригинале «вывыжгли».

4. В оригинале вначале написано «31», а затем зачеркнуто и написано «13».

5. В оригинале здесь и ниже «Каржина».

6. В данном случае под словом «бараболки» имеются в виду - казачьи жилища. Но в бывших северо-американских колониях жилища калош назывались бараборами, которые делались без печи, с большим отверстием вверху, передний фасад их обшивался тесом, остальные стороны делались из кольев, обтянутых древесной корой.

7. В оригинале слово не разобрано.

8. Число не проставлено. Далее идет список убитых «служилых» и «промышленных» людей во время восстания камчадалов, в количестве 40 человек.

9. Так в оригинале.