Восстание камчадалов в 1731-1732 гг.

11. Из «доношения» сената Анне Иоанновне от 9 мая 1733 г.

... 1 Писарев 2 представлял, что в якуцкие де остроги и зимовья посылаются ежегодные ясашные сборщики в каждой острог и зимовье и волость (которых есть 19) камисар, пищик, толмач, целовальник да казаков от 5 до 30-ти человек, а такое де многолюдство воеводы посылают для своих пожитков, ибо от всякого человека берут немалыя взятки, а с казаков не токмо воеводы, но и головы казачьи берут же по 2, по 3 и по 10 рубл[ей]. А те де сборщики так ясашных людей разорили и перевели, что уже мало и остается и оставших ныне разоряют, не взяв ясаку, берут себе великие взятки, а имянно: в Жиганском зимовье берут сборщики с одного ясашного человека, которой платит ясаку одну красную лисицу ценою в рубль, камисары по 2, но 3, по 5-ти и до 10-ти лисиц и больши; пищики по лисице, толмачи по лисице, целовальники по 5-ти горностаев; с них же себе в жалованье без указу с невода по 200 максунов рыбы по жиганской цене на 2 рубля да нелем, таменей, стерлядей сколько кто в заморозы промыслит и на сабак корм 3. А ясаку с тех, которые неводами ловят рыбу линными лисицами не берут, а берут вместо лисицы или рубли денег, по 4 пуда рыбьева жиру и по 4 пуда порции, по 4 связки юколы по жиганской цене на 3 р., а кладут в ясак вместо того свои лисицы ценою в рубль. Того ж Жиганского зимовья с ясашных людей, которые живут [50] у моря и промышляют песцы, берут взятку ж по их званию беляку с одного ж ясашника зимнее закащики по 5-ти песцов, выбойщики по 5-ти песцов, камисары с самых бедных по 10-ти, а с иных по 20-ти и до 50-ти песцов и к тому лисицами, белками, волками, медведными черными и белыми, разсамаками, горностаями, костью слоновою, сколько кто чево промыслит, все без остатку; пищики по 3 и по 5-ти песцов, толмачи по тому ж, целовальники в полы в артель, казаки тож, и за ясак за лисицу или за рубль по 10-ти ж песцов по якуцкой цене на 5 р. На реке де Аленке по тому ж числу берут беляку 4 оленьими кожами, которыя в Якуцку продаютца по той же цене, как песцы. К тому ж берут в жалованье закащики по 10-ти языков оленьих, по 1-му пузырю жиру оленья, по 5-ти, а с иных и по 10-ти роддугов и так разоряют, что по отъезде сборщиков ничего у ясашных людей не остаетца.

А которые самые бедные и никакова пропитания не имеют, тех камисары за ясак отдают в зимнюю работу казакам, а за беляк в летнюю, а меньши рубля и с последнева камисар беляку не возьмет. И у многих побрали жен и детей, и так уже набрали много, что в Якуцку мало таких казаков есть, у кого б ясашных людей в холопех не было, к тому ж многое число продают разного чина людем, которые развозят по иным городам. Да и в других острогах и зимовьях тож чинят, только де он сам в тех острогах и зимовьях не бывал, и о тех взятках уже ныне и делом показано Жиганского зимовья на камисара Ивана Шамаева, на которого и якуты бьют челом, что он с 12-ти человек взял беляку деньгами, собольими лисицами, лошадьми и скотиною по цене на 409 р. 50 коп., а ясашных людей будет с 3000 человек, и со всех оных беляк брал и с самых бедных по 1 руб; о чем ныне в Якуцку присланной из Ыркуцка порутчик Шкадер следует. И ежели те их сборщиков лихоимственные взятки пересечены не будут, то все ясашные люди со временем переведутца, как и в других сибирских городех перевелися. А то де их лихоимство пересечь можно лехким образом, что когда детей боярских и казаков в Якуцку положить в подушной оклад и сбирать ясак солдатами гарнизонными или из тех же казаков бедных человек 300 и учинить к ним офицеров, хотя по примеру лант-милиц и теми сбирать ясак, то жалованье казацкое и подушные деньги останутца в казне, а ясаку можно безо всякой тягости собрать вдвое, а ясашные люди будут размножатца, а которых казаков повелено поселить в Охоцку 300 человек и теми мочно ясак сбирать с Охотскаго, Удского 5, Камчатских, Анадырскаго, Зашиверского острогов и с Колымских зимовьев без нужды. А иным де образом тех взятков от сборщиков ясашных зело трудно пересечь, и так приобыкли, что никаких страхов не боятся и имеют потачку от воевод за посулы, и ни в котором городе так много воеводы не наживают, как в Якуцку, что в два года тысяч по 15-ти и больше наживают. А у нынешняго воеводы Жадовского высланных на Каранду пожитков денег и протчего описано тысяч на 7-м, кроме того что с человеком своим послал несколько сороков соболей и кроме того, что ныне при себе имеет.

Сенат, 1 департ., XVIII в., д. № 576, лл. 541-542; печатается по копии.


Комментарии

1. В опущенной части дана сводка мероприятий правительства по устройству Камчатки. Эти сведения приведены в соответствующем месте и по подлинным документам.

2. Скорняков-Писарев, сосланный за участие в заговоре в Жиганск, в 1731 г. был назначен командиром в Охотск. В 1739 г. за многочисленные преступления он был вновь разжалован.

3. В оригинале «крот».

4. См. примечание № 16.

5. В оригинале «Утского».