Восстание камчадалов в 1731-1732 гг.

9. «Репорт» солдата Змиева штурману Генсу от 15 апреля 1731 г.

В посланную партию в Большерецкой острог господину штурману Якову Яковлевичу Генсу из Курильския землицы от партии солдат Александр Змиев челом бью, репортую вашему почтенству нижеписанное.

Сего 731 году апреля 12 дня, как прибыли к нам курильские ясачные иноземцы с байдарами, и я прослышал от лутчего князца курильского Ломчи жалобу на служимого человека Лариона Волынкина, которой был послан от ясашного сборщика Матвея Новограбленного, для приуготовления кормов и байдар, что де он, Волынкин, чинил им многие обиды, о чем де по прибытии на свое жилище буду предъявлять письменно. И я велел толмачу своему Алексею Еремееву сказать означенному князцу и всем ясачным иноземцам, ежели кому были какие обиды, не токмо от Волынкина, но хотя б и от сборщика или от других от кого, то б приносили жалобу на письме, которое обидимое им возвращено будет. И он, толмач Еремеев, [48] по приказу моему те слова иноземцам говорил, а означенного Волынкина он, Матвей Новограбленной, отпустил домой тайно, знатно, что не без мирвольства.

Апреля 13 дня прибыли мы байдарами, не дошед Озерной реки, например, версты за две за противным сильным ветром, стали на берег, и означенной сборщик Новограбленной, схватав копье, учал бить толмача моего, помянутого Еремеева копьем и обранил у него правую руку, токмо не душевредно, в ладонь, и говорил: по какому де ты, ростая мать, указу спрашиваешь ясачных иноземцов про мои обиды, якобы он про его императорского величества указ не известен и чинит такую противность, понеже в указе блаженныя и вечно достойной памяти его императорского величества написано: велено посланной партии в отдаленных от Якуцка краех о обидах и разорениях ясачным иноземцом следовать, а по последствии, ежели кому от прикащиков, подьячих, толмачей и служилых людей были какие обиды, то обидимым обидимое возвращать, а кто обидил, тем чинить наказание. А означенной Новограбленной знатно, что, ведая над собою некакие неисправы пред иноземцами, кажет вид, яко бы он над собою большинства и суда не имеет, биет толмача нашего, чтоб иноземцы, то видя, что он никого не боится, не смели бы на него доносить.

Однако ж я в ясачных иноземцах никакого междуусобства не чиню, чтобы не было посмешества или от таких его, Новограбленного, непорядков, между иноземцами не учинилась какая шатость.

Да он же, Новограбленной, похвалялся, что я де вам байдары не дам, а к нам байдару привел означенной князец Ломча, которая байдара в прошлом 730 году отдана в партию по письменному требованию письменно ж, и оную байдару я взял и ему, Новограбленному, не отдам, а ежели впредь он, Новограбленной, будет чинить к нам какие противности, то ему я ни в чем не буду уступать. Да он же, Новограбленной, говорил мореходу Ивану Бутину: я де тебя и толмача вашего на острова не возьму, а им от партии по данной мне инструкции велено быть при мне, и для того я их не оставлю, чтоб ея императорского величества ясак не утратился.

А означенной князец Ломча и с родниками прибыл и весьма к нам благосклонен. Тако ж хочет с нами итти на острова и обещается приложить старание с нами обще о призыву на островах неясачных иноземцов под ея императорского величества высокосамодержавную руку в ясачной платеж, за что я его обнадеживаю ея императорского величества милостивым словом и награждением, за что и поистине его надлежит награждать.

А сей репорт послан до вашего почтенства с ясачным иноземцом Ондрюшкою, и велено ему явитца в Большерецку в посланную партию и сей репорт подать тебе, господину штурману Якову Яковлевичу, и от вас к нам повелительной принять ордер и возвратитца в скорости ко вступлению на море на Курильские острова.

И о вышеписанном, что соблаговолишь.

Солдат Александр Змиев руку приложил.

Апреля 15 дня 1731 году.

Экспедиция Беринга, д. № 5. лл. 644-645