ВОССТАНИЕ КАЗАКОВ В 1711г. И СВЕДЕНИЯ О СОБРАННОМ НА КАМЧАТКЕ ЯСАКЕ С 1707 ПО 1717 гг.

5. «Отписка» прикащика камчатских острогов Колесова якутскому воеводе Траурнихту от 25 июня 1713 г.

Великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержца, стольнику и воеводе Дорофею Афонасьевичю да дьяку Ивану Сергеевичю камчадальских острогов прикащик Василей Колесов с товарищем челом бьют. В нынешнем 1713 году, июня по 25 число, собрали мы в камчадальских острогах и на Большей реке с ясачных иноземцов и с новоприписных в казну великого государя ясаку окладных и за лисицы сиводущатые и за красные 60 сороков 14 [43] соболей 1 в том числе убьенного от иноземцов Данила Анцыферова 2 и вершеных Большей реки прежних убойцов. казаков 14 соболей, 380 лисиц красных, в том числе 4 лисицы сиводущатых. Да в том же числе 4 лисицы красных, которые взяты вышеписанного убьенного Данила Анцыферова и у вершеных казаков, да 95 бобров морских, в том числе и кошлоки. А с остальных ясачных иноземцов великого государя ясак мы добираем с великою нуждею, а многие ясачные иноземцы в Камчадальских острогах в нынешнем 713 году примерли, а иные розбрелись в отъемные места и по речкам, а иные от разбойника Констентина Кыргызова 3 с товарищи от налог его и от обид тако ж разбежались и жилищ своих отстали.

А с тою сборною вышеписанною великого государя ясачною казною в нынешнем 713 году из камчадальских острогов мы идти в Якуцкой, за малолюдством, не посмели, потому что Ивана Козыревского в пятидесять в пяти человеках из камчадальских острогов для проведыванья Апонского государства и морских островов за переливы мы отпустили 4; да и для того, чтоб идучи дорогою в пути, от немирных иноземцов путь вельми тесен и прискорбен и выход тяжел, чтоб они, иноземцы, скопом своим, дорогою, видячи наше малолюдство, казны бы великого государя не отбили и нас бы со служилыми людьми не прибили. А с тою его, великого государя, с ясачною со сборною казною хотим мы итти из камчадальских острогов в Якуцкой город в предьбудущем 714 году, летним временем, Олюторским морем, на новопостроенных судах, которым путем шел из камчадальских острогов прежней прикащик Василей Савастьянов. И об том пути, что хотим мы впредь будущей год итти из камчадальских острогов со сборною ясачною великого государя казною в Якуцкой город Олюторским морем, в нынешнем 713 году выше писанного числа писали мы из камчадальских острогов в Анадырской острог к прикащику к сыну боярскому Ефиму Петрову, чтоб он, Ефим, из Анадырского прислал бы на Олюторскую реку анадырских жителей, служилых и промышленных людей, и ясачных юкагирей, к выходу нашему с ясачною великого государя казною, чтоб нам с теми анадырскими служилыми и с промышленными людьми и с юкагирми та б камчадальская ясачная сборная великого государя казна оберечь и себя опасти, и чтоб они, иноземцы, за неприсылкою прикащика Ефима Петрова в помочь нам людей, ту б его, великого государя, казну ратным боем не отбили и нас бы и служилых людей не прибили. А в прошлом 712 году на Большей реке построен новой земляной острог, а на ту Большую реку в нынешнем 713 году апреля в 20 день отпустил я от себя прикащиком служилого человека Петра Неворотова. Да в нынешнем же 713 году, июня в 20 день Нижнего Камчадальского острогу нартеной откупщик служилой человек Иван Прибылой подал мне за своею рукою челобитную, и ту челобитную послал я с сею отпискою в Якуцк. А с сею отпискою послал я в Якуцкой город и с иными делами из камчадальских острогов нарочных посылщиков и велел тем посылщиком, промышленному Петру Тугуеву да новокрещеному Степану Беляеву явитца в приказной полате тебе стольнику и воеводе Дорофею Афонасьевичю да дьяку Ивану Сергеевичю.

Памятники сибирск. истории XVIII в., кн. I, стр. 512-511.


Комментарии

1. Ясачная казна не вывозилась с Камчатки с 1707 по 1712 г. в виду частых нападений коряков на ясачные караваны. Камчатский ясак в среднем в первые два десятилетия XVIII в. равнялся 60 сорокам соболей, не считая лисиц и других мехов. Уменьшение ясака падает на годы, ознаменовавшиеся восстаниями туземцем. Удельный вес камчатского соболиного ясака в этот период рельефно виден из сравнения его с соболиным ясачным сбором в Якутии, где в это время уже сбиралось не более 70 — 75 сороков соболей (см. Сборник статей «Якутия»).

2. Руководитель восстания казаков в 1711 г. Даниил Анцыферов был сожжен камчадалами на р. Аваче в феврале 1712 г., во время приезда для сбора ясака.

3. Кыргызов — «заказчик» Верхнекамчадальского острога. Пытаясь захватить власть над всей Камчаткой и самостоятельно собирать ясак, Кыргызов совершил нападение на Нижнекамчатский острог. Несмотря на то что Кыргызов поделил среди нижнекамчадальского гарнизона имущество, отнятое у «заказчика» этого острога Ярыгина, ему все же не удалось привлечь на свою сторону казаков. Впоследствии Кыргызов был казнен.

4. Козыревский Иван — один из руководителей восстания казаков 1711 г., отправился в августе этого же года на Курильские острова. Но славам Козыревского, он посетил первые два острова. Однако посещение им второго острова вызывает сомнение. Один из участников этой экспедиции впоследствии на допросе показывал, что «де он, Грегорей, с убойцами своими со служилыми людми написал к великому государю в челобитной своей и в чертеже, что были на другом морском острову, и то де они, Григорей с товарищи, написали в челобитной и в чертеже своем ложно» («Памятники сибирской история», т. II, стр. 536). В 1713 г. Козыревский вновь был отправлен «для проведывания... морских островов и Апонского государства», но дальше второго Курильского острова Козыревский не проник.